7007077.ru
Категории
» » Дырочка Пьяной Шарон Приняла В Себя Толстый Член Тима, К Сожалению Кончил Только Тим, Шарон Ничего

Найди партнёра для секса в своем городе!

Дырочка Пьяной Шарон Приняла В Себя Толстый Член Тима, К Сожалению Кончил Только Тим, Шарон Ничего

Дырочка Пьяной Шарон  Приняла В Себя Толстый Член Тима, К Сожалению Кончил Только Тим, Шарон  Ничего
Дырочка Пьяной Шарон  Приняла В Себя Толстый Член Тима, К Сожалению Кончил Только Тим, Шарон  Ничего
Советуем
От: Tosar
Категория: Члены
Добавлено: 16.09.2019
Просмотров: 8288
Поделиться:
Дырочка Пьяной Шарон  Приняла В Себя Толстый Член Тима, К Сожалению Кончил Только Тим, Шарон  Ничего

Порно Приколы Со Зрелыми

Дырочка Пьяной Шарон Приняла В Себя Толстый Член Тима, К Сожалению Кончил Только Тим, Шарон Ничего

Фото Русские Сиськи

Девица С Шикарными Формами Устроила Дикие Скачки На Члене

Блестяще Тыкая В Вагину Незнакомки Своим Членом, Кевин Изнасиловал Блондинку В Машине И Сделал Пару

Разумеется, вольнодумце в русле социалистическом, левом, демократическом и свободолюбивом, что, собственно, и характерно для нашей страны. Конечно, конечно же, я сегодня поговорю об Александре Ивановиче Герцене, о котором пора уже сказать нечто большее, чем расплывчатые дифирамбы затянувшегося вступления. Итак, Герцен — один из первых духовных вождей и теоретиков революционного мышления в России.

Заставший трех императоров, Победителя, Идиота и Освободителя, Александр Иванович прожил интересную жизнь хотя бы потому, что лицом к лицу встречался и знавал таких вершин свободной и справедливой мысли, как Фурье, Прудон, Белинского, Огарева и многих других. Разумеется, и сам занимал место ни чуть не слабее и не менее значительное среди подобной плеяды. Образовеннейший человек, гегельянец, но вместе с тем и народник. Один из первых отщепенцев в русских верхах правящем классе , который поверил в русский народ.

Подлинный народ России, а не в эфемерные идеи буржуазного общества. Хотя прошел разные стадии увлечений теми или иными идеями.

Но Александра Ивановича, на мой взгляд, превозносить чрезмерно и поклоняться ему не стоит. Какой бы он не был голос свободы, но кроме заявлений его наследие имело мало практических свершений. Повидав много революций, свою он так и не попытался организовать.

Но кроме отсутствия реальных действий, кроме издания журналов и участия в кружках, серьезных теоретических трудов Герцен не оставил своим последователям, взявшим эстафету русской революционной пассионарности. Однако, сколь бы мало действительных свершений в бытие материальном и научном не сделал Александр Иванович для революции и социалистического-демократического движения в России и мире, его художественное наследие, безусловно, оказавшее влияние на мир, его образ как вольнодумца, над котором и бог не властен, истово верующего в русский народ и идеи социализма, должны служить примером для подражания и изучения революционного опыта.

Надеюсь, что мы с вами не попадем под злой Рок, под который попал Герцен. Надеюсь, что мы-таки увидим звезду пленительного счастья, о которой так грезил и в кою так по-настоящему уверовал Александр Иванович Герцен. С позволения ценителей литературной классики 20 века, внесу и свои пять копеек. Которые, к сожалению, в моем субъективном валютном курсе, имеют отрицательный номинал.

Почти как на исповеди или допросе, что бывает порой совмещенными процессами, говорю: С личностью писателя и примерным содержанием его биографии и библиографии знаком не так уж плохо, но и не шибко хорошо. А именно в высказывании кроме воспевания похвал гению Набокова упоминалось, что если бы не все беды конечно же большевики в первую очередь!

Знаете, слава богу, что не стала. Но обо всем по порядку. Не так давно я также прочитал великолепное пособие, даже катехизис истинного последователя Чистоты Русской Речи.

И быть может отпечаток от мощных духовных и лингвистических посылов книги еще не сильно отразились на моем собственном творчестве, но на восприятии других литературных и не очень трудов точно сказались. Уже читая заглавную статью в сборнике двух романов Набокова под авторством Александра Долинина, я усомнился в дальнейшем чтении.

Во-первых, спасибо блин за спойлеры! Что издательская аннотация, что эта поганая статья — ну зачем, зачем вы раскрыли содержание романов под обложкой? Но я подумал, быть может, содержание не важно, зато форма, форма-то все окупит! Нет, все читаемо, порой даже красиво, но редко. Иностранные слова ради щеголяния, заумь также всякая, многочисленные сложные предложения. Поднимаются ли там относительно высокие, значимые темы, имеются ли там соответствующие глубинным смыслам герои? Эх, не сказал бы.

Прослеживаются неизбежные антисоветские мотивы, о которых я лишь упомяну. Бросаются в глаза потуги тем о творческой деятельности, которая неизбежно сочетается с долей причудливости, лености и снобизмом, тягой и ощущением себя элитарной фигурой. Картины не бедной жизни, каких-то душевных метаний Грубовато, но то, что все тягости бытия главных героев гиперболизированы и возведены в довольно глупый ранг вездесущих.

Творца, лишившегося родины из-за гадких красных фашистов Трудности масс, вопросы мирового масштаба, вечные проблемы бытия? Нет, в романе о таинственной сущности деятеля культуры, которого простому человеку не понять.

Некоторые отрывки в плане сюжета и повествования очень хороши. Но не на том уровне, который я хотел увидеть. Очень худо, что издатели спалили мне развязку и раскрытие постмодернистскую игру.

Наверное, вину стоит возложить и на переводчиков. И на сам факт того, что книжка переведена с английского, хоть и написана русскоязычным автором. В итоге, я скорее всего просто выбрал не правильную книгу для начала знакомства с Набоковым. Так что идею обретения любви к его книгам не оставляю, но откладываю на потом! Но забудьте про жалкие пародии да поделки псевдоинтеллектуальной плеяды киношной аки книжной клюквинистики.

Ведь сегодня нам вместе предстоит погрузиться в пучины текстуальных квантов, сцепленных в единый литературный кнут посткиберпанковского пошиба финским математическим умом. И постараемся узреть в этом заключительном труде трилогии от Ханну Райаниеми и в цикле в общем не только крайне футуристические пейзажи Солнечной системы, давным-давно колонизированной человеком не совсем стандартным способом, не только детективные хитросплетения в обрамлении реалий Технологической Сингулярности, и не только целый вагон интереснейших научных теорий и гипотез с фантастическими допущениями.

Тем самым покажу его исторические, классовые и философские подтексты. Или их ложные симулякры из моей же головы. Сразу скажу, что трилогия Ханну мне пришлась по вкусу.

Конечно, не для каждого будет легок подобный способ изложения. В колее повествования автор специально вносит множество неясных терминов из сконструированного им очертаний будущего. Да еще и начинает саму историю не то, чтобы с конца, но без должной предыстории мира, который явно отдает букетом из бесчисленных, уже чуть завядших роз. Не все из которых стали в итоге задействованными шестеренками нарратива, из-за чего чутка подвяли. Но это не минусы, повторюсь вновь!

Ибо почти все ответы и очень бросающиеся в глаза намеки для их прорастания в читательских головах Райаниеми оставил как в финальной книге саги, притом довольно много, так и в двух прошлых частях. Так что выбранная манера рассказывания хоть и может породить некоторую дискуссию о целесообразности, на самом деле не является преградой для понимания романов, не вызывает как такого угасания интереса к чтению, а наоборот, придает миру Жана ле Фламбера как таинственность, так и реалистичность.

А последние два следствия вряд ли у кого язык повернется обозвать признаками дурного вкуса у писателя и неумелости его, бесталанности. Но кончим с дифирамбами, ибо слагать их Ханну можно довольно долго.

Да и зачем заниматься такой скучной деятельностью. Выбираю второе и сразу же обращаю внимание на то, что писатель отлично знает не только собственно финский фольклор, но и не слаб в сведениях о русской культуре.

Последний факт также должен огорчать современную модель образования недо пост индустриального общества Эрэфийской империи, но черт с этим.

Зато вернемся к детальному дьяволу иного рода. Соборность, гоголи, федоровизм, Великая Всеобщая Цель, а с другой стороны культура и социальный строй зоку. Ничего не напоминает, ничего вам эти слова и их контекстуальные значения в романе не говорят? Лично мне видится следующее. И только не говорите, что видите в образах Соборности одни лишь отсылки на российскую культуру и довольно необычную, почти сектантскую интерпретацию православия.

Тоталитарная структура без особых свобод и демократических ценностей, которая стремится к некой великой цели по своей жесткой идеологии и готова сломить для это весь мир и волю каждого отдельного человека. А это всего-то сокращенное описание Соборности — постчеловеческой цивилизации, которая посредством превращения большинства людей в безвольных гоголей и поглощением всей материи в пределах нашей системы старается создать новую вселенную, где не будет смерти.

Чисто постсингулярный вариант марксизма-ленинизма, но слишком крутой и не вульгарный, чтобы называть его очередной западной клюквой. А двум главным Основателям Соборности, несмотря на все их темные и далеко не добряцкие поступки, откровенно сочувствуешь и понимаешь их фанатичное стремление уничтожить свободу и вещество ради высшей цели. Так что Соборность хоть и выступает периодически по ходу сюжета трилогии коллективным антагонистом Жана и Миели, но в основном обитает в роли антигероя, у которого не самое дурное желание — смерть смерти.

Пусть и методы, как и в реальности индустриального социализма, вызывают споры Хоть как таковой антагонизм с Соборностью находит место лишь в ретроспективных интерлюдий прошлых войн и четкая аналогия с Западом прошлого и сегодняшнего века не прослеживается на постоянной основе, точки соприкосновения выделить можно. Зоку это все-таки цивилизация индивидуалистов, пусть их желания и ограничены некоторыми коллективистскими лимитами.

Но и Соборность не страшная машина полной аннигиляции всего личностного — по крайней мере, не для своих лидеров. Они не преследуют неких великих целей ради пусть и иллюзорного, но блага всего человечества. Нет, это лишь сообщество праздных игроманов, для которых жизнь в прямом смысле слова игра и театр. Кстати, среди них присутствует дифференциация между шекспировской и ЧГКшной версиями такого понимания бытия.

Но не суть важно. Зоку живут в собственное удовольствие, особо не стараются влиять и сдерживать Соборность и вообще не пытаются бороться за нечто большее, чем они. Играют, но не живут, существуют, но не значат ровным счетом ничего. Так что некоторого рода размытая параллель в аспектах противопоставления Соборности, гедонизма и потребительства с Западным миром имеется. Но не только политическая плоскость внедряется в смысловые пласты этого великолепного примера ультрасовременного киберпанка.

Все произведения этого помысленной мною абстракции можно характеризовать как нарративы эпохи после Технологической Сингулярности.

То есть действия и персонажи будут жить в мире почти магии, смешавшихся естественности и искусственности, безграничных возможностей и бесчисленных вариаций. Но счастья это не принесет, ибо еще большая неопределенность, чем в нашей непостоянной реальности, приведет к гораздо большим печалям и горестям.

Ситуациям, когда героя от злодея отличить нельзя, а никаких граней между моральностью и аморальностью попросту нет. Вседозволенность и ничтожность всего, общество далекого постмодерна, в котором даже потребительские ценности обесценятся и испарятся. А экзистенции антигероев будут самым лучшим из возможных исходов конфликтов, описанных наподобие противостояния Соборности в этом мире.

Ведь, спойлер, по выдуманному мною канону постсингулярной драмы, читателю предстоит увидеть весьма неоднозначную концовку с весьма неоднозначным раскрытием героев. Это, наверное, один из недостатков заключения Ханну своего масштабного литературного эксперимента — довольно невнятный эпилог.

Точнее внятный, но слишком двоякий, слишком нестандартный. Победы какой-либо из сторон — ни зоку, ни Соборности, ни главных героев — в романе нет. Скорее есть сплошные поражения и некоторого рода полупобеду Соборности. Недомолвки и вопросы по поводу конечного разрешения кульминации каждого героя. Но так или иначе вышло очень и очень хорошо. Великолепный пример качественной и довольно научной фантастики из мира практически магии и псевдоприродности, где счастья также нет, как и в наших досингулярных днях.

Виктор Пелевин, конечно, писатель особенный. Думаю, у каждого читателя с должным опытом и своим кладбищем прочитанных и раскритикованных авторов есть целая плеяда примеров одного из самых печальных исходов в бытии литературы — исписывании.

Выхолащивании писательского гения либо капиталистическими волнами тенденций рынка с акульим оскалом, либо идеологическим клишированием, либо скоропостижной деменцией Да и другими вариантами, остановить которые не всегда под силу тонко чувствующему Автору с большой постмодернистской буквы. Тем более когда сам Автор постмодернист, и тут, как и в случае с поговоркой о любви и ненависти, один шаг с края лезвия самобытности, остроумия, ловкого словца и самостийного, грамотно синкретизированного стиля, в бездну само повтора, марширования по колесу сансары с гравировкой тысячеликого Джозефа Кэмпебелла 2 , нелепого использования инструментария жанра, из-за коих творческие потуги скатываются в самолюбования своей колкой ироничности и элитарной надменности в расстановке скрытых за семью в степени семь печатями отсылок В общем, о чем это я талдычу?

Пелевин, конечно, молодец, классный владелец посттоталитарного, как бы сказали на Западе, пера, но какой же он неровный автор! Как порой ослабляет хватку Казалось бы, для строительства литературной архитектоники в стилистике пелевинщины выбрано все с самым изысканным вкусом сарказма и постиронии.

Главный герой — российский олигарх, родом, естественно, из ых. Он жутко богат, но притом столь же одинок и несчастен. Присутствует тут и женский персонаж, практически полная противоположность роковой нео нуарной музе. Заплутавшая в извилистых путах да окольницах русского капиталистического начинания aka стартапа в размерах всей страны, а то и всего мира. Не совсем плохая, но и не очень хорошая по своей несколько отдающей душком душонке. И целый перечень отсылок к Стругацким, самому писателю, Навальному, ым, современным реалиям и т.

А также с изощренной смесью мезоамериканщины с кастанедщиной, мистицизированным феминизмом и щепотки лесбийских экивоков. И коктейль вышел такой себе. Больше пойло, чем приятный, изощренный и даже цепляющий какие-то скрытые фибры души микс-напиток. Что не так и где осекся светоч постлитературы Матушки-России? Ибо столько сюжетных ходов, которые могли быть должным образом доведены до абсурда, высмеяны и некоторым образом решены, а в итоге остались без должного внимания. К сожалению, это так для меня ; олигархическое недопросветление и метаморфозы уставшей от самой себя сорокалетки лишь порой забавны, а в остальном лишь читабельны.

Черт, да сколь даже вполовину изощренности Пелевина можно было б выставить нелепость буддистского аттракциона и феминистического оккультного просветления! Кстати сказать, связаны они тоже далеко не всегда должным образом. Например, я до сих пор не уловил, насколько в постпросветленческом экзистенциальном кризисе Федора виновата Танина петля смерти.

Столкновение этих двух мировоззрений, которое я ожидал, произошло также посредственно. Даже самый напрашивавшийся стеб между олигархическим и буддистским вышел не на уровне настоящего Пелевина.

Плюс лично я не увидел кульминации, наивысшей точки повествования, а если она и была, то разрешения сего конфликта, напряжения, вышло никакущим. И просившегося торжества любви — ну, лично для меня, повторяюсь, не произошло. Сумбур, короче говоря, который не превратился в нашу любимую фантасмагорическую сатиру положений, современности, бренности взглядов на бытия и самого бытия, а также нашей экзистенции.

Сухая поделка на прежнее достижение Кстати, и впрямь очень похожее. Серьезно, не замечаете тут множественной схожести? Все это не просто поднимается в более ранней книге Пелевина, но и отлично используется, обыгрывается, объясняется, разрешается и сочетается со всем остальным. И то больше запомнились такие потуги из второй части, представленной записями главного героя. Были забавные и интересные моменты, особенно о Будде как главном наркоторговце человечества.

А вот диалог олигархов в последнем или предпоследнем романном блоке о культуре России выглядит до крайности путанным, нелепым и бессмысленным. О качественных деконструкциях жанров и реальности я промолчу.

Зато есть отсылки на себя любимого, хех. К примеру, разговор Клэр с Таней о понимании Вселенной как симуляции, которая есть только в одном месте вагине. Сразу же понятно, что отсылают нас прямо к Чапаеву с Петькой о Вселенной в голове. Сказать под конец особо нечего.

Вроде бы оно и к лучшему. Так что оставим это для следующего раза и более удачной книги. Не знаю, будет ли она за авторством Пелевина А пока вернемся с вами в мир зверств неоимпериализма, смердения и пустозвонства склок новых левых и торжества техно-реакции, а также торжественного шествия массовой культуры и слишком слабого эха чересчур далеких революций.

Повторюсь, что хоть блиц действительно оказался и сильным, и интересным, но во второй тур не пробрались некоторые действительно стоящие вещи. Это качественные, красивые и самобытные работы, которые почему-то проглядели и Без обид авторам, которые и старались, и таки понравились читателям, но эти рассказики где-то не доделаны, не доведены до кульминации, где-то избитая тема не получила достаточного развития, а в некоторых случаях шутка-текст оказался ну слишком в лоб.

Это мой субъектив, конечно. Да, хорошее и тонкое произведение, но не фантастическое ведь! А конкурс-то фантастических новелл и зарисовок Но, собственно, к основному блюду! Калки с дней чтения Артура Кларка полюбил литературу о дельфинах, да и сам рассказ во всем хорош — так что держу за вас кулачки! Крохобор ухх, очень увлекательный и даже жуткий фантдоп в повествовании, от которого хотелось б больше развития персонажей, но цэ конкурсные лимиты!

Кот как и на предыдущие рассказы, на данный также отписывался и высказывал ему свои похвалы; отличная вещь, которая берет настоящей оторопью. Копировальщик лифт как машину времени и одновременно дубликатор масс вроде б еще никто не использовал! Все-таки жанр романа философского дает необычный творческий разгул. Правда, делание подобного произведения отягощено и небывалой ответственностью. Ведь необходимо создать такой романический сюжет, в котором сочетались бы и понятные для самого широкого круга читателей философские рассуждения то есть лишенные академической зауми с многочисленными категориальными симулякрами , и интересное для него же повествование с яркими героями.

Поначалу кажется, что писатель слишком просто и топорно подходит к делу сплетения философского трактата и художественной работы. Но как филигранно такой, казалось бы, подход в лоб выстроен! Как органично, естественно и отнюдь не неуклюже такой текст читается и ощущается! Да, под конец лично мое читательское любопытство сузилось до философических отрывков.

Но про житейские, мирские эпизоды я не забывал. А заостренность на мудролюбивых кусочках у меня связана лишь с моей обострившейся в последнее время тяге к философии, да и остальной всякой публицистике. И вовсе такое не означает, что у Пирсинга не удалось художественное в романе. О чем же, собственно, книга? И как реалистическая литература, и как философское измышление, она о жизни.

В самом широком смысле слова. О семье, бытие, здравомыслии, нормальности, искусстве, науке, познании, смыслах. Обо всем и понемногу, но в целом о жизни и о бытие. Очень интересно происходит связка этих двух совокупных тем.

Через очень удачное раскрытие тайны прошлого Пирсинга, то есть его литературного героя. Да-да, речь идет о стертой личности, Федре. Именно Федр связывает семейное роад-муви и философские заметки автора. Очень интересное и увлекательное описание этих мыслительных экспериментов и заметок. Идея Качества Дзэн, Будды крайне интересна. Красиво выглядят эти мыслительные перетекания от дихотомии классического научного, механистичного и романтического искусство мышления к понимаю Качества как Первопричины бытия и реальности как таковой.

И не зря я еще в середине романа уловил нечто схожее между миром Идей и Благом Платона и концепцией Пирсинга. Потом он сам об этом говорит, правда, чертя различия между собой и древним греком. Да и сама история Федра героя , биография Пирсинга. От юного ученого к восточному философу, учителю риторики и сумасшедшему, который покачнул фундамент рационального дуалистического мира.

Интересны, интересны все эти мысли и попытки совместить искусство и науку, творчество и механику через заглавие романа. Идею о том, что во всем надо искать возможность к совершенству. Например, в заботе о своем мотоцикле, к которому надо подходить и с позиции механического, но и творческого мышления, которые суть стороны одной и той же медали.

А к Качеству, Благу, Абсолюту и Дзэну стремится надо! Притом по поводу не фантастического или хотя бы художественного произведения, а о публицистическом талмуде с экономическим уклоном. Но не пугайтесь, прошу. Информационное или постиндуристальное общество, общество знания — понятия, которые в последнее время частенько режут слух гражданам и гражданкам.

Есть ли они в природе социума, в наши дни, сегодня, либо же это неумелый популизм и никудышное умничанье политиков и теоретиков в экстазе самолюбования? Профанация, фальсификация или истина? Итак, история, как известно, есть совокупность событий в ходе развития человечества. Но если бы история была лишь перечислением, набором и описанием ряда дат и происходившего там бедлама, то никакой наукой та не стала.

История — это не только хроника. Это поиск и выявление законов если хотите, смыслов и классификация элементов и систематизация периодов истории.

Не совокупность годов, известных персонажей и сражений, а исследование взаимодействия их всех, поиск причин и следствий, которые укладываются в некое развитие. Притом будущее этого развития может быть спрогнозировано. Есть разные взгляды на периодизацию истории, соответственно, и на законы, историей управляющие. Самый известный из них, разумеется, марксизм. Но, как известно, из-за политических перипетий последнего полувека, а также некоторых чисто теоретических трудностей, подход данный, конечно, не идеален.

Но более не идеален подход цивилизационный — рассмотрение истории человеческих обществ как совершенно не схожих друг с другом общностей цивилизаций , у которых из схожего и общего можно выявить только рождение и смерть. Поэтому существует третий подход, который объединяет два этих взгляда в один.

Но сейчас будем говорить не о нем, а о градации исторического развития по технологическим революциям. Подход, одним из авторов которого как раз и приходится Элвин Тоффлер. В чем подход Тоффлера и схожих с ним мыслителей постиндустриального общества заключается? В отличие от Карла Маркса, который проводит периодизацию по характеру средств производств и их принадлежности , выделению господствующего класса и класса подчиняющегося производящего и системы взаимодействия между ними, автор проводит границы по датам технологических революций.

То есть знаковых для прогресса в сфере знаний событий, которые влекут к серьезным изменениям на практике. На схеме это выглядит примерно так. Неолитическая революция породила аграрное общество, Промышленная революция — индустриальное, а текущая концентрация на наукоемких производствах и сетевых технологиях изобретение компьютеров — постиндустриальное. Что имеется в виду? По Тоффлеру, рабовладельческие империи и феодальные королевства в разной степени представляют собой один тип общества, который строится на немассовом производстве, ограниченных незначительных рынках и, конечно, натуральном хозяйстве с использованием полностью подневольного или лишь частично людей.

А социалистические и капиталистические государства 20 века представляли собой, с известными идеологическими и бытовыми различиями, также один тип общества. Он же основывался массовом производстве, централизации власти, производств и людей, механизации и унификации всего. В итоге, обобщая, Элвин Тоффлер предлагает в своей периодизации отойти от детализации Маркса в связи с классовой борьбой только к средствам производства, действующим в экономике общества.

Поэтому феодализм сплетается с рабовладельческим строем из-за земли , а социализм с капитализмом из-за крупного машинного производства , и появляется совершенно иной взгляд на конечный итог этого волнового развития человеческих цивилизаций. И, казалось бы, взгляд и интересный, и точно не безосновательный.

А если брать описания Третей волны постиндустриального общества; Первая волна, соответственно, аграрное общество, а Вторая — индустриальное , так и сбывающийся в реальности. Но давайте внимательнее взглянем на будущее, которое рисует исследователь. В общем порыве с социалистами-утопистами позапрошлого века и иными пророками светлых ликов желанного общества вседостатка, по его мнению будущее приближается следующее.

Полнейшая автоматизация производства с влиянием биотехнологий и космической промышленности ; децентрализация всех сфер жизни, а именно средств массовой информации доминирование локальных каналов, фм-волн и т. Примерно так в общих чертах. Притом Тоффлер замечает, что мир в год издания книги — год — уже активно подвергался наступлению Третьей волны. Но вот почти как полвека прошло, а пророчества не сбываются.

А если и исполняются, то не в той характеристике, который давал писатель. Производства если и подвергаются децентрализации, то не все поголовно. Работа на дому связано лишь со сферой услуг и некоторой интеллектуальной областью, но это до сих пор не повсеместное явление. Система мира до сих пор вертится вокруг массового производства, до сих пор основанного на разделении труда, только теперь на полностью общемировых условиях.

Транснациональные корпорации наступают на интересы государств, да, и старается их замещать — но это относится к государствам Третьего мира. А нефть как была смазочной субстанцией политических процессов на Земле, так и остается ею наравне с кровью. Даже в ситуации скорого ее исчерпания. Так почему же так туго рождается новая цивилизация? Почему отголоски Второй волны остаются общемировыми константами? Мне кажется, что ответ в том, что хоть Элвин Тоффлер крайне эрудирован, он в приводимых им же фактах и цитатах не всегда видит вытекающие следствия.

Трактует их не совсем верно. Особенно в плане Маркса и его концепции он особенно несправедлив. Ну не утверждал отец марксизма, что революции есть абсолютнейший двигатель истории. Ведь только один раз за всю историю только один класс смог революцией взять власть в свои руки. Это был класс буржуазии, который действительно сдвинул мир из состояния феодализма в состояние капитализма. Рабы ведь не стали феодалами с помощью революций или чего-либо другого. Скорее уж рабовладельцы стали ими, но без всяких революций.

Тем более марксисты не утверждают, что есть только прогрессивные революции. Бывают и реакционные явления — контрреволюции. Поэтому неудивительно, что далее Тоффлер также просто смешивает социалистический мир с капиталистическим.

Здесь и кроется корень его ошибки. Нет, эти системы действительно похожи, до жути, но в них есть коренная разница, которую Тоффлер не упоминает. Капитализм существует для получения прибыли, а Второй мир, социалистический, для чего угодно, но только не для этого.

Капиталист заводом владеет и получает барыш, а в СССР, к примеру, номенклатура не могла владеть средствами производства. И получать с них прибыль.

Возможно, одновременная трансформация обеих систем и могла породить то, о чем говорит американский социолог, но совершилось невозможное. Крах Второго мира, развал Союза и победа мира Первого, полное закабаление Третьих стран.

Реакционные силы западной Второй волны аккурат включили зачатки Третьей в свою структуру, но остановили их рост, лучше черпая ресурсы из Азии и Африки с прочими. Во всяком, именно в этом мне видится проблема концепции Третьей волны.

Только в конкурентной борьбе двух индустриальных систем, направленных на диаметрально противоположные цели, могло зародиться нечто новое и прогрессивное. Тезис, антитезис, синтез — разве нет? Но ведь прежде всего декапитализация позволит этот ключ найти и провернуть! Очень странно, что Тоффлер спокойно сочетает в своей теории взгляд на будущий мир, в котором существуют малые самодостаточные общины и большие транснациональные сети.

Даже в федеративном виде компании будут хотеть получать прибыль, а получается она всегда с помощью методов стандартного капитализма Второй волны. В рамках массового общества. Ведь капитализм, мы видим с вами, все чаяния прогнозистов, видящих мир как Тоффлер, убивает и извращает. Сетизация и информатизация планеты привела кое-где к электронному тоталитаризму и укреплению средств массовой информации. Последние имеют сегодня даже более сильное влияние, чем в ых годах.

Транснациональные корпорации стараются идти на социальные издержки, но только в странах Первого мира. В мире Третьем с помощью войск национальных государств они уничтожают местное население и захватывают углеводороды.

Инновационные технологии уходят в сферу массового производства, а электротехника, вообще-то, мало экологичная вещь в создании и сборке, как ни крути. А социальные государства Первого мира, которые вроде бы перешли к низовой демократии и удовлетворению прав меньшинств, сводят все к популизму, отводу внимания от глобальных проблем классовой борьбы в том числе и постепенному низведению социальных уступок. Ведь они — следствие борьбы со странами Второго мира, которых больше нет Так что вывод прост.

Действительно, Элвин Тоффлер мужик крайне здравый, умный и в чем-то дальновидный. Но капитализм никакой Третьей волны не хочет. Он превращает всех ее провозвестников в свои уродливые черты.

Информационное общество не смогло победить одиночество, а лишь его усиливает. Здесь мне вспоминаются последние работы новых, современных левых мыслителей, которые тоже видят в обществе автоматизации и класса креативщиков-интеллигенции задел для мира более справедливого.

Но суть в том, что разговоры о том, будто бы этот мир уже существует — наглый популизм. Япония, Германия и США — не постиндустриальные общества. Это государства, которые зиждутся на производствах и природных ресурсах Третьего мира. Не инновационная экономика, а промышленность Китая поддерживает Европу и Америку в их деле деиндустриализации. А именно в этой сфере по ним и можно нанести удар, который проложит путь к декапитализации и Третьей волне, которую воспевает Элвин Тоффлер. Достаточно спорным остается вопрос, хуже ли стало положение народов непромышленных регионов мира, если проводить параллель между сегодняшним днем и тем, что было три столетия назад.

Если рассматривать такие факторы, как продолжительность жизни, потребление продовольствия, детская смертность, грамотность, равно как и чувство человеческого достоинства, то сотни миллионов людей сегодня от Сахары до Центральной Америки живут в ужасающей нищете.

И все же, стремясь вынести приговор настоящему, не следует придумывать им фальсифицированное, идеализированное прошлое. Дорога в будущее не предусматривает возврата вспять, к еще более жалкому прошлому. Я работал редактором в газете N. И когда я заходил в комнату с книгами для рецензий, мне становилось физически плохо. Там стояли тома соцреализма. И я стал работать с ним. Я расчищал себе место. Потому что чтобы сделать что-то новое в языке, чтобы он был адекватен времени, которое наступило за крахом Совка, надо было обновить инструментарий.

Я довольно часто рассуждаю в том числе и на фантлабе о постмодернистской литературе и вообще состоянии постмодерна, но в основном применительно к творчеству Виктора Пелевина.

Конечно, и зарубежных писателей я не избегаю, но вот другой столп российского постмодернизма, Владимира Сорокина, довольно долго обходил стороной. Порой случайно, но в основном нарочито. Ибо не высказаться после его слов сталось невозможно. Даже безусловно относится — игра с формой, хаотический стиль повествования, разнообразие способов подачи текста и др имеются.

Именно это активное взаимодействие с читателем в игровом формате с нарушением канонов, сводов догматики литературы меня впечатляет в постмодернистской прозе. Кроме этого экспериментирования и манифестации против конформизма лично мне в литературе интересны и смыслы.

Конечно, одна из парадигм постмодернизма в литературе — это отсутствие зацикливания на содержании. С этим фашистским омерзительным определением, которое пытается делить творческое самовыражение на должное к жизни и должное к уничтожению. Просто взгляните на цитату, приведенную выше из интервью с автором. Где борьба с пафосом? Сам Владимир Сорокин в этой же телепередаче заявляет, что это основная цель постмодернизма.

Но разве он ее исполняет? Ради интереса взгляните на это и любое иное его выступление. Каждое его слова, вся манера говорения как мне кажется, все же искусственная с постоянными причмокиваниями, общее поведение и содержание фраз — разве это не пафос? Ах, да, это же постирония. Это уже так надоело, так вездесуще, так По-моему, постмодернистская борьба с пафосностью стала новым пафосом. Иронично или постиронично , но к этой же мысли пришел другой писатель упомянутой ТВ-программы.

Деконструкции и борьба со смыслами стали новой догматикой, новой нормой. Той самой, которую так яростно, но до невозможности неуклюже, скучно и неубедительно высмеивал Владимир Сорокин.

Меня не завлекли приемы писателя. Не вызвали ни толики интереса. Разве что стихотворная часть романа приглянулась. Это идеологический выпад, но не более. И у меня есть ответ, почему. Дело не в том, что Сорокин — плохой писатель. И умение писать в принципе. По эротическим зарисовкам можно как минимум назвать Сорокина неплохим порнографом. Но он направляет свои творческие фибры не в постмодернизм искусства, а в постмодернизм политики.

Гниющего болота, которого искусство не должно касаться. Оно ведь вне политики, не так ли? Искусство может говорить о политике, о правильном и плохом, но не должно являться политическим образованием.

Именно поэтому антисоветские выпады Пелевина — искусство, а антисоветчина Сорокина Пусть это касается всех ее уровней и предметов, областей знаний, по мне прежде всего у нас, литературоцентричной нации, страдает именно школьная литература.

Странная, дикая, слишком однобокая, непоследовательная и не способная вдохновить ребенка на любовь к чтению. Особенно тяжко приходится Льву Николаевичу. Точнее деткам с Львом Николаевичам. При этом забывают о малой его прозе, более компактных и интересных произведениях, которые действительно могут привить юным чтецам интерес к великому русскому писателю. И что уж в таком случае говорить о великолепной публицистике Льва Николаевича, которая в тысячу раз лучше показывают внутренний мир и взгляды писателя, которые не смогут не вызвать любопытства в молодых сердцах.

Помню, как со своим все еще никуда не ушедшим юношеским максимализмом я корил и попрекал ту пассивность, бездейственность, предрешенность, которую, как мне казалось, Лев Николаевич пропагандирует и возносит как некий неоспариваемый идеал. Да и не казался этот седовласый, могучего роста и силы, прыткого ума настолько глубокой, в чем-то даже трагичной фигурой, ранимой душой, переполненной, оказывается, здравым нонконформизмом и нигилизмом.

И никогда бы я не поверил, что самый успешный и влиятельный писатель того времени думал в 50 лет покончить со своей жизнью, отчего тот перестал даже на любимую охоту ходить.

Ибо боялся, что не сдержится и при помощи пули навсегда расстанется с жизнью и мыслями о ней. И до чего удивительно просто, равномерно и истинно они изложены. В черном люде, который несмотря ни на что живет и не теряет страсть к жизни в царской России.

Не важно, насколько вы христианин или воинствующий атеист. Данное философское произведение достойно вашего глаза хотя бы благодаря никуда не пропавшей актуальности. Бог мертв, и приговор ему давно и негласно вынесли погрязшие во всех смертных грехах и соблазнах церковники. Но в отличие от создателя жанра философского романа, Лев Николаевич не считает, что Божественный свет потерян для человечества.

Наоборот, он все еще теплится в наших сердцах, а узреть его добродетельную правду можно в корнях христианства. В Евангелиях, в доподлинных речах Иисуса Христа, особенно в Нагорной проповеди. Ведь Лев Николаевич говорит две вполне разумные и, если вдуматься, вполне христианские вещи.

Читайте слова Христа, помыслите о них для начала в их непосредственном смысле и опробуйте на жизни. И если они наполняют ее смыслом и счастьем, ведь обладание Истиной — это счастье, до это законы Мессии, Сына Божьего. И без метафизических надстроек идеи равенства всех людей, недопустимости насилия и прочих злых поступков и деяний, темной природы государственных институтов — судов, армий в частности, взаимопомощи между всеми, не кажутся злонамеренным передергиванием спятившего на старости лет от экзистенциального кризиса старика-писателя.

Эти правила жизни кажутся вполне правильными, искренними, добрыми, необходимыми для сосуществования человеческих особей. Поэтому не имеет значение, насколько применительны к логиям Христовым метафизические и мистические дополнения, есть ли загробная жизнь и реальны ли три ипостаси Господа. Простой и прямой взгляд на них, который предлагает Лев Толстой, дает верные правила жизни. А заключаются они, по сути, в следующем: Но подобный совет понимания Пророка открывает нам дверь не только к правильной жизни, но и к более полному осознанию неправильности существующего.

Церкви, государства, войн, капитализма, частной собственности, гнета над людьми всяческих структур. А выход из всего этого такой, что он заставляет вспомнить все антиэтатистские учения прошлого и настоящего, столь многочисленные, что не поддаются перечислению в простом предложении. Но, благо, большинство из низ подходят под одно простое слово — анархизм. Пусть Лев Николаевич так и не упомянул этого слова прямо, но с запасом озвучил десяток других.

Из-за оных и всей этой критики догматических религий и иерархических институтов в целом он, видимо, и получил свое знаменитое прозвище от Владимира Ленина. Так что, как бы это глупо не звучало, но настоящее христианство, истинная вера в Бога во всяком случае, по словам и исследованиям Толстого означает безусловную и вездесущую свободу, безгосдуарственный строй всего человечества. Ведь как иначе иначе может получиться из заглавной цитаты этой рецензии?

Никак иначе, ведь Бог по Толстому — это именно свобода. Это задавленное марксистское богостроительство, вера в человечество и его светлое начало. В тот свет в наших сердцах, который и есть истинный, подлинный Бог. Конечно же, толстовство не решает всех проблем. Под большим вопросом остается возможность сосуществование не-насильников в насильственном мире.

Насколько это реалистично в подобной обстановке, если у добра нет кулаков и оно не собирается их применить для ниспровержения зла? Способно ли бездействие одолеть действие? Да и не без противоречий новоявленные доктрины Толстого. Но это преподносится как исключительное исключение, так что бог с ним.

В общем, крайне остро социальные и философские вопросы. Правда, возникают и могут возникнуть претензии к полному отсечению всего сакрального, потустороннего, находящегося вне действительности. Насколько можно считать толстовское учение христианским и вообще религиозным, если в нем Бог практически ниспровержен до коллективного бытия человека?

Может ли ноша ненасильственного сопротивления изменить мир и принести индивидуальное счастье на практике? Не знаю, но стройный ряд суждений Льва Николаевича по этому поводу имеет самое полное право на существование. А также он обязателен для прочтения своим великим и могучим русским языком, прекрасными метафорами и сравнениями, библейскими отсылками и цитатами.

Чего стоит один только момент диалога гренадера и графа, противоречие военного устава и Евангелия. Семейно-имперская сага на фоне загнивающего анархо-капитализме Многосложный калейдоскоп из интереснейших и разнообразных черед событий и персонажей Да, я из тех, кто полюбил ту книгу Йена Макдональда, которая, казалось бы, мало чего оригинального может предоставить искушенному читателю.

Но у британского писателя получилось меня и не только впечатлить. Очень по-хорошему удивить, предоставив поистине потрясающий роман, где каждый герой — живой, со своими слабостями, печалями, радостями, волей и силой. Где все хитросплетения дружбы и вражды не кажутся крючковатыми фантазиями. Где вполне реалистично, но вместе с тем так сюрреалистично сочетаются существования двух столь разных миров — погрязшей в пучине кризисов, экологических катастроф, войн и бедноте Земли, и футуристичной, практически постсингулярной, яркой и фонтанирующей жизнью Луны.

Где в мельчайших подробностях ощущается сопереживание в наивысших моментах напряжения как членов семейств Драконов, так и обычного люда. Где взаправду сопереживаешь каждому из Корта, осуществивших американскую мечту в самой максимально возможной форме, хоть у каждого же из них свои пороки и грехи Возможно, дело в завышенных ожиданиях и неподдельной шедевриальности первого романа.

Например, перипетии Лукаса Корты на Земле мы, видимо, так и не узнаем. Это прекрасно, что Макдональд показал читателям его тренировки перед высадкой на Землю, но а где встречи с политиками, магнатами и прочими сильными сей Земли? Нет, сразу почти летим на Луну со всем готовеньким. Так что линия Лукаса Корты сорвалась. Вагнер Корта для меня и в прошлом романе был не самым интересным персонажем, так и тут не могу сказать, чтобы его автор как-то особенно развил.

Черт, меня он своими сексуальными похождениями уже напрягает. Серьезно, меня уже давно не напрягают, скажем так, негетеросексуальные сцены в литературе, но данный персонаж только в них и прозябает.

А еще в приготовлении своих идиотских пирогов. Господь Гнева, это просто не возможно. Лукасинью Корта мне опостылел, и я почти поверил, что Йен таки решил от него деликатно избавиться, дать ему геройскую смерть а она бы и впрямь стала очень правильным завершением его развития , но не стал этого делать. И ой как зря, думается мне. Ариэль Корта в финале ведет себя совсем уж странно. Да, она и раньше от семьи отрывалась, но, подруга, твой клан-род почти весь перерубили, а ты выживших не спасаешь, да и не присоединяешься к брату, который начал возвращать награбленное!

Почти объявила ему войну Честно, для меня это не есть закономерное решение героини Ариэль. С Мариной зато все хорошо. Очень недурственно реализован конец ее повествовательной роли в романе. Хотя, как и Карлсон, она может вернуться. По поводу такого диковинного статуса Луны до сих пор логичнее не стало. Как она превратилась практически в независимый субъект мировой системы? В вольную анархо-капиталистическую яму? Объяснение этого с помощью влияний на законодательство со стороны основателя Дракона Маккензи — ну, даже не знаю.

Как все великие державы по типу Штатов, России и Китая профукали своих опальных выходцев и позволили им сотворить подобную капиталистическую химеру? Лады, великие державы грызутся друг с другом, но чтобы остановить доминирование нескольких семейных кланов над всем спутником Земли не обязательно действовать сообща. Как-то же хватило силенок у этих же нескольких семей поодиночке создать собственные финансовые империи!

Я еще понимаю, если б они развернули на Луне некоторое оружие, которым можно было бы угрожать земным государствам. Хотя, не знаю, может. Капитал же стремится к росту, вот и пророс таким способом. И продолжать этот перечень минусов можно еще долго. Например, насчет введения земной Корты, которая прямо как снег на голову и пока что ни коим образом не раскрыта.

Насчет того, что роман, который должен был рассказать про месть Корта, как-то про нее и не рассказал. Далеко не все с планом Лукаса Корты ясно. Зато ясно, почему — продолжение ведь должно быть! Тем не менее надеюсь, что в следующей части космооперного цикла Йена Макдональда ситуация изменится.

Вон, даже целую линейку отзывов по революционной литературе выдал, да еще и выдаю Представьте, что эта девочка может быть не просто трагической героиней или среднестатистической фигурой холодной выборки. Представьте, что эта девочка, не спавшая уже три ночи и дошедшая до самого финала есть нечто большее. К примеру, почему бы и нет, метафора всего могучего многомиллионного крестьянства. Народных русских орд, которым тоже очень хотелось спать, а также есть, пить, свободно и нормально жить.

И для того, чтобы заснуть, им потребовалось проснуться и заставить уснуть навечно кого-то другого И, к удивлению, отвечаешь: Это, разумеется, мое сугубо личное мнение, и придираться к словам плохо, но представьте следующее. Есть вы и иной человек на каком-нибудь далеком островке в океане. Вам необходимо работать делать что-то , дабы выжить. Но вот только этот последний приводит в жизнь такой план работ: Скажите, вы воспримите это как нечто противоречивое, двояко понимаемое, неоднозначное?

Думаю, при таком примере все вполне ясно, а теперь растяните одинокий островок в безбрежных водах до большой России, а двух человек помножьте на десяток-другой миллионов.

Заключительные десятилетия верховенства крепостного права в Российской империи глазами поместного дворянства, то есть помноженного на миллион или чуть больше островитянского ублюдка-господина Хотя не последнего и не потерянного поколения, а потерявшего.

Только одни потеряли возможность властвовать в , а другие обязанность подчиняться этому владычеству. Вопрос, пошло ли это на пользу последних — тема отдельная, и Михаил Евграфович не обязан ее рассматривать в произведении, цель которого осветить перед читателем последние лета Крепостной России и житие тогдашних сильных мира сего. А оно было, как ни странно, далеко не всегда светлым и счастливым, ведь рабовладельческая система не приносила всем ее управителям удовлетворение и уж тем более счастье.

Что уж в таком случае говорить о тех, кого система угнетала, кого перемалывала и переваривала для своего существования? Что уж говорить, имеется в виду, о крестьянах, основополагающем топливе Крепостнической России? Сказанного у Салтыкова-Щедрина и о них, и о дворянских семьях вполне достаточно для самых что ни на есть определенных выводов. В особенности, конечно, крепостной люд. Наверное, самым ярким таким эпизодом можно назвать увиденный рассказчиком в детстве пример наказания для девочки, выкравшей кусок хлеба из хозяйского дома.

Ее грязная и заплаканная фигура, привязанная к столбу возле куч навоза, где все вокруг было облеплено жирными мухами, произвело неизгладимое впечатление на юного Затрапезного. Более душераздирающей представляется история любви крепостного иконописца Павла и мещанки. Последняя, выйдя за него замуж, неизбежно потеряла статус свободной женщины, автоматически закрепостившись. Но ее воля не смогла выдержать неволи у довольно миролюбивых в отношении крепостных Затрапезных.

Финал этой любовной истории, прошедший через наказания плетьми, голодовки, умирание чувств и умирание самой героини. Экс-мещанка повесилась, пусть и выбив себе от барыни Анны Павловны право на бездействие.

Но это отнюдь не свобода. Но здесь все их печальные и грустные жизни, представляющие беспрестанный труд и безвыходное отчаяние, есть лишь фон. Огромная панорама настоящей России, которая, разумеется, крестьянская, а не помещичья.

Это настоящая Россия у Михаила Евграфовича неотделима от природы, неба, полей и рек, отчего сюжет происходит и вертится вокруг дворянских персонажей и лишь порой их дворовых.

И, как я уже упоминал, помещичье бытие далеко не всегда бесконфликтное и праздное. Истории каждого из членов семейства Затрапезных отлично показывают, что и далеко не все дворяне-помещики были наделены непрекращающимся счастьем.

Почти все их браки, мезальянсы ли они или равные союзы, заключались безо всякой любви и порой даже элементарного взаимоуважения. Мужья избивали своих жен, пьянствовали, а когда вконец изводили свои аристократические организмы, супруги отплачивали им сполна. Правда, когда она стала хозяйствовать в поместье, положение крестьянства в нем не улучшилось.

Родители рассказчика тоже любовью не были обременены, хотя до побоев не доходило. Василий Порфирыч находил себя в кабинете и церквушке, а Анна Павловна в финансовых занятиях и экономии.

И в этом ее увлечении раскрывается и другая сторона на самом деле непростой жизни помещиков. Стремление к обогащению и показу этих богатств, которые могут проистекать из двух вещей. Либо строжайшей и в этом глупейшей экономии на самом основном, либо усилении эксплуатации крестьян и экономии на них же.

Только на обед дети Василия Порфирыча и Анны Павловны кушают похлебки из протухшего мяса. Конечно, в таких эпизодах трудно не припомнить Гоголя и его широчайший набор типажей помещиков, среди которых найдется место и экс-мещанке Анне Павловне. Что уж в таком случае говорить о сестрах Василия Порфирыча, папы повествователя?

Коль родные дети его не живут, а прозябают, его незамужним сестренкам и того худо. Ведь им по законам православно-крепостнической России ничего не полагается, кроме милости хозяйки и брата. А милость эта оставляет желать лучшего. Их еще при жизни полу-загробное состояние вполне закономерно завершилось в келье далекого и забытого богом монастыре. Правда, одна из сестер Затрапезных и до этого не дожила А другая, Аннушка, удивительным и совершенно безумным методом смешала помещичью логику с новозаветными канонами, сказав во истину гениальную фразу: Притом даже сама оказавшись в по сути рабском состоянии, во всяком уж точно бесправном, заимев собственную госпожу — Анну Павловну, некогда дворянка стоически вытерпела плеть.

Конечно, братец никак на подобное изуверство не отреагировал. Глядя на такие родственные взаимоотношения, удивительным кажется временное заселение племянника Василия, Федоса, в имение Затрапезных. Правда, в отличие от старух-сестриц, он мог наравне с мужиками поле пахать, да всякие разности чинить, и вообще мастер на все руки.

Не знаю, его образ напомнил мне Льва Николаевича Толстого, а некоторые фразы так вообще позволяют примерить барину без именьица, Федосу, кафтан одного из первых народников, народовольцев и т. А перечисленное — лишь истории Затрапезных и их родственников. А ведь есть и другие романные дворяне, помещики или служащие высших органов, крестьянские бытописания, из которых хотелось бы напоследок отметить богобоязненного Сатира и его противопоставление Аннушке: Нет такого греха тяжелее, коль волю свою продал.

Все равно, что душу И многие, многие, многие другие. Салтыков-Щедрин с добротой душевной предоставляет в даровое пользование нам, читателям, два десятка или чуть больше независимых рассказов на заданную тему. Такую я бы каждый день терял — и не отчаивался о проделанном. Тем более не прочесть ее. Как бы я не поклонялся гению краткости и абсурдистской сатиры Чехова, Салтыков-Щедрин сатирик не чуть не худший.

А то и лучший. А с прекрасным стилем, яркими образами, живыми и скребущими фибры души по сей день, никакие текстовые объемы не могут стать помехой при прочтении.

Да и разве не абсурдист Михаил Евграфович? Случай с перевешением безвестного удавленника со своего участка на другой, только ради того, чтобы соседу насолить? А невероятное скопидомство Анны Павловны? Хотя какая разница, абсурдист ли Салтыков-Щедрин, не абсурдист. Он великолепный автор, замечательно обнаживший гнилую крепостническую систему, феодальщину России, которая, к сожалению, с отменой крепостного же права никуда не делась.

И буржуазность, которая лишь немногим лучше предыдущей формации, странным образом образовала вместе с оной жуткий гибрид-химеру. Да, некоторые помещики разорились, но разве это столь важно, если крестьянству-то лучше не стало? Система все равно продолжила жить, лишь слегка смягчившись, но предоставляя все те же горести и крестьянам, и некоторым дворянам как видно из романа.

Едкий, искренний, острый роман — как такое пропустить? И под конец столько еще можно сказать, столько еще вспомнить умного и красиво-печального из под-пера Салтыкова-Щедрина. Или короткую главу про никудышного сына мастеровитого дворного Затрапезной, которому она приходилась крестной матерью и которого же без всяких зазрений совести продала в солдаты. Но я лучше всего закончу, провожая ушедший с более чем две недели назад День Знаний, следующей цитатою: Педагогика должна быть прежде всего независимою; ее назначение — воспитывать в нарождающихся отпрысках человечества идеалы будущего, а не подчинять их смуте настоящего.

Наконец познакомился с обратной стороной медали Виктора Пелевина — его малой прозой. Могу сказать в кратком виде лишь одно: Он даже не графоман, как Кинг, но все равно именно романы, на мой взгляд, даются ему лучше всего. И долго пытались его продать студентам, чтобы покрыть свои дорожные расходы. Этот мешочек, один из многих, тоже у меня в музее. Были проблемы с ввозом его на территорию Великобритании - таможня не давала добро, пока проверяли - опиум это или мышиное говно. Сошлись на говне, но посоветовали посетить психиатра.

Ржали тогда надо мной совсем как не тихие, тупые англичане, а папуасы с острова Куку. До момента с Воннегутом все похоже на правду. Однако с Куртом он никогда не встречался и тот никогда не приезжал в Торонто.

Да, клуб Бокомара он действительно открыл, но только на нэте. Через два с половиной месяца продал его какому-то индусу по имени Кумар за стоимость обслуживания провайдера плюс бутылку водки, и сайт моментально превратился в порномагазин.

Однако переписка с Воннегутом у него действительно существовала и похоронена где-то сейчас в джунглях интернета. Уж о чем они переписывались, одному Богу и Курту известно.

С братьями Сюткиными он тоже не врет. Вся эта их экстримная компания скалолазов проходчиков поперлась в Казахстан в апреле года. Моему удалось из сели каким-то чудом выбраться. Были слухи, что Сюткины под эту лавинную лавочку ушли в Китай, потом, якобы, их видели в Анкаре наши Свердловские челноки. Мой был под самым пристальным прицелом Комитетчиков, и все еще удивлялись вокруг, почему.

Вроде наоборот парня надо поддержать после такой трагедии, а его с допроса на допрос, с допроса на допрос. Потом поперли из Института, и сразу завалили в ряды защитников. Как уж он там не косил под психа, псих мой худосочный! И закинули то не в ближайший аул, а прямо на БАМ, в самый его конец. Я его тогда еще не знала. Это все мать его рассказала потом.

Я даже, помню, ревела, как дура. Вот думала, парень то мне какой достался экстримно-активный во всех отношениях. Под смертью ходил и обыграл её, как в наперстки. И шьет и вяжет, а как спать ляжет - коньки наденет, как заебенит! Простите меня за мой французский.

А моих друзей в Америке, которых, как я мэншн - раз-два-и-обчелся. Тиму тогда было всего три года и он даже не помнит этой эвакуации, потому что мать его несла закупоренным в большой и надежной дорожной сумке "Сэмсонит", чтобы офицеры контроля Американского посольства в Сайгоне случайно не подумали, что два места в чаппере наверняка не лучше, чем одно.

Отец Тима сгорел в огне напалма под налетом американской авиации. Произошло это по нелепой случайности. Бомбовый удар был предназначен для поселка красных партизан Суэнь-хуй, и смех, и грех - но чистая правда , а командир взвода разведки лейтенант Стивен Мэн неправильно дал координаты района уничтожения, так как карта была залита кровью его отстреленного левого уха.

Отец находился во взводе прикрытия и превратился в пепел за четыре с половиной секунды, как, впрочем, и большинство его товарищей по борьбе с "красной-вьетнамской-коммунистической чумой". Все, кто служил, тот знает, что состав напалма очень прост - это взбитый на горючке резиновый клей.

Так вот у меня был знакомый, сослуживец по части в Комсомольске-на-Амуре, Вовка Ершов, по кличке Марихуана, удивительной судьбы человек. Он тоже сгорел от напалма. Только не снаружи, а изнутри. Пили, как водиться во всех Вооруженных Силах, в каптерке. Подальше от начальства, поближе к кухне. Ну, сначала надо резиновый клей добыть у зэков в зоне строгого режима ИТК Там на зоне была Промка, где шили очень даже неплохие куфаечки, и в производственном процессе им необходим был "клей резиновый, не питьевой".

Удивительного действа напиток - совсем как экстэзи, только танцевать потом нужно под одеялом с самим собой, медленно и верно, а то надзиратели увидят в тебе перемену к лучшему "ниспохую", и дадут карцера на пару ночей, чтобы не эйфорило. С нашей же стороны процесссс синтезации спирта из клея БФ-6 был такой. Берём электродрель и дрелью его, клей, надобно "поднять".

Ну, у кого миксер есть, тот знает. Можно поднимать резинку и вручную, но это долго и нудно, можно захлебнуться слюной, особенно когда трубы горят. Потом излишки взбитого клея "отбрасываются" через дуршлаг, а спиртовой раствор денатурата сливается в трехлитровую банку. Столько, примерно, получалось с ти литрового бидона клея. Затем добавляется соль и раствор отстаивается некоторое время. Еще одна фильтровка "ломом" и огнедышащий напиток подается к столу в железных кружках.

Из зеленых только духи пьют чай-бром. Семь раз отпей - один раз отъешь. Хорошо еще что это время зимнее и суровое в Комсомольске-на-Амуре составляет большую часть времени года. Лето в Комсомольске, как впрочем, и в Свердловске короткое, но малоснежное.

Идея проста, как все гениальное. Её нам подсказали местные китайцы, лимита гнутая, те же самые, что научили меня, как медведей под жопу пинать. Мне даже пришлось кое-какой китайский подучить, чтобы с ними общаться.

Первому слову меня, правда, обучил Урумбек. Грит мне однажды, по молодости, по духовщине еще, - "Суда эди, сукнахбля нерускый сволышь, жярены картошка-мартошка мнэ с кухни принэси! Сейчас на Канадщине часто выручает. Иногда подрежу по русской привычке какого-нибудь узкоглазого на дороге, он высунется из окна своего авто дорогого, плюнет своей едкой слюной с атипичной пневмонией на мою ворованную Хонду и давай ругаться английским матом. Духи малослуживые шинельным сукнецом натирают лом обычный, стальной, ледодробильный, до состояния зеркального блеска дедовской бляхи на ремне.

Чтобы бриться можно было, и как зеркало использовать. Ну, потом этот ломик мы выносим на тридцати градусный Дальневосточный мороз и осторожно вставляем в пустую трехлитровку. Осторожно, чтобы на морозе баночка не лузгнула прозрачным стеклом. Затем осторожно, примерно с половины или с одной третьей высоты лома начинаем на него поливать священную жидкость. Медленно так, чуть дыша, осторожненько блин, ты чо делаешь, сухорукая твоя голова! Так вот суть то вся у китаёз этих заключается в том, что пока спиртик с клеевыми добавками бежит по стальной, блестящей поверхности лома, то все вредные и ненужные пары БФ-6 испаряются на жесткой морозюге, или же налипают на арктического холода сталь лома.

Танкисты, мазута дубовая, тырили дрели из неприкосновенных, зачехленных на время войны с потенциальными противниками, боевых танков Т с их базы в Хурмулях, СССР, Дальний Восток, Земля, Солнечная Система.

Деньги, чтобы купить чай на обмен в Зоне, присылали наши мамы и папы, в надежде, что мы купим себе на них конфеты, или как поговаривал страшный сержант Урумбек Маменгалиев - "кампет-мампет панимаищ? Многие из Войсковой части ушли потом в коммерцию, а некоторые даже стали основателями первых перестроечных бартеров.

Помог большой опыт работы в конвойных частях. А что, так и получалось, что наши мамы и папы спаивали нас клеем БФ Нет чтобы просто, по человечи - выслать водки в резиновой грелке. Вовка то, Марихуана, вообще кони двинул, да еще и каптерку собой спалил.

Замахнул цельную пол-литровую банку ломом очищенной, солью и марганцем профильтрованной, мы ему еще говорили, не спеши , и вместо закуски, ее просто не было потянулся скорее сигаретку закурить. Ну и полыхнул сразу, почернел моментально, как молнией его шибануло.

Дернулся, мы и подскочить с Арменом-каптерщиком не успели, упал, зацепил трехлитровую банку с клеем, и пошло полыхать. Взметнулось по полкам с бельем солдатским, по гимнастеркам, по шинелям, затрещало по антресолям с портянками.

Вовку то мы за ноги вытащить успели, точнее уголек его. А вот уж тушить - не наша дедовская забота. Роту в ружье подняли, духов в ряд выстроили, ведра в руки - и по цепи к сортиру. Затушили они очаг пожара, как будь-то в обстановке, приближенной к боевой. Добра коптерного сгорело много. Особенно дедушки жалели о форме парадной, приготовленной на ДембельВесна.

Вот только ЗамПоТылу, подполковник Гришко, был, как мне кажется, доволен. Столько, говорит, добра пропало-сгорело, столько добра! Прицелов ночного видения к РГД-6 - шестнадцать штук, сапог офицерских, яловых - пар, полушубков новых, офицерских - штук, ботинок офицерских, парадных 74 пары, шарфов белых, офицерских, парадных - штуки, перчаток офицерских, кожаных, парадных пары, варежек трёхпалок - со счета сбиться, две кинокамеры импортные, два портсигара золотых, всё нажитое непосильным трудом и тд.

Уже через пару месяцев бедный-пребедный такой подполковник Гришко на его новой вишнёвой "девятке" разгонял лужи перед КПП нашей части на улице Сталелитейной, Комсомольск-на-Амуре, Земля, Солнечная Система, Млечный Путь.

На свой Дембельосень я сделал себе небольшой подарок. Купил у танкистов новый гранатомет, стыреный из того же НЗ. Ну, кто служил, тот знает, подствольный гранатомет "Муха", который пристегивается к цевью автомата, к нему две гранаты и еще в нагрузочку ко всей этой прелести - четыре цинка патронов к АК Восемьсот дорогих моих латунных, по восемь рублей за каждый.

Надолго можно было бы в Белом Доме засесть в девяносто первом. Стоило это мне четырех выкидных ножей, трех гробиков со скелетами, тех, которые открываешь, а у скелета хуйчик вскакивает. Местами стать бы Гулливером. Плюс двадцать три цепочки с крестами разверзнутыми, четыре дембельских альбома с голыми бабами и чеканкой, и еще до кучи шестнадцать штурвалов.

Штурвал - это престранное изобретение, принесенное миру из темных, больных застенков ИТК. Эдакая резиновая уздечка, которую нужно натянуть на Павла Корчагина в красной буденовке, чтобы она хорошо зацепилась за головкой, а во все стороны от центра торчат тонкие резиновые усики. Почему-то подразумевается, что такой механизм должен в тяжелое время занятий любовью привести в неописуемый восторг милых дамс.

Как нынче говорят в России - "не порно, да задорно". Уж не знаю, как женщины на этот прибор кладут взгляд, но вот после предотвращения путем смертоубийства естессно побега одного "петушка-гребешка" на нашей ИТК-7 в городе Комсомольске-на-Амуре, СССР, Земля, Солнечная Система, во время паталогического-анатомного медицинского обследования его тщедушного тела, в заднем проходе было обнаружено четыре штурвала, две пробки из-под газировки "Балтика" и носовой платок с вышивкой "ГПТУ Не забуду Пал Палыча".

Есть у меня в моей коллекции реликвий один из этих штурвалов Пал Палыча, остальные поразобрали сержанты, которые были причастны к смертоубийству. В дембельские альбомы, наверное, наклеивать. Порядком пообтершийся, так как не раз потом приходилось мне его опробовать в будние ночи послеармейской студенческой молодости. Да простят меня ленки-ольги-светки-катьки-немые-на-четверых-и-т. Сколько Лен, сколько Зин! Гранатомет с гранатами и патронами я закопал в тайге недалеко от нашего войскового стрельбища около поселка Хурмули.

Странно, но когда в году я прилетел в Комсомольск, добрался на попутках в Хурмули и нашел этот тайник, то патронов в нем не было, остался только гранатомет с гранатами. Место, где я сделал тайник в свое время, четыре километра от первого съезда от Сермяжного трака вправо, мне никогда не забыть.

Я его называю по Аркадестругатски - "У погибшего медведя". На этом месте 24 июня года я убил медведя пинком моей сильной правой ноги ему под сраку. Охотиться на медведей методом "пинка под сраку" по ненецки это будет "уинга па иул" меня научили местные охотники, какой-то то ли нанайской, то ли ненецкой внешности. Китайцы это были, вот кто, их тогда, нелегалов-лимиты и в то время уже много в тайге развелось.

Хотя честно сказать "уинга па иул" это точно не по-китайски. Китайский то я прилично знаю. Даже Министр Торговли их Китайской в году в Стокгольмена торговой конференции мне комплимент сделал. Типа я первый белый говорю с практически чистым пекинским диалектом.

Я же в то время уборщиком помещений прирабатывал, техничкой, на выставке достижений Мирового Хозяйства Европейской Технологии. Когда медведи, разъевшиеся за долгое лето, добираются до только что созревшей ягоды морошки, они вообще поворачиваются своим медвежьим рассудком и для них морошковая поляна превращается в рай земной. Они могут проводить на этой поляне недели за неделей, если поляна достаточно большая. Забираются в кустики ягод своим медвежьим носом и бороздят их задом кверху, как твои свиньи перед пометом.

Вот как раз в этот момент к ним, к мишкам, и нужно подобраться сзади, разбежаться побыстрее и пнуть посильнее под зад.

От такой неожиданности у медведя-сладкоежки случается разрыв его бедного и доброго сердца, и он падает замертво на райскую поляну. Эти нанайцы так, кстати, и промышляют, и содержат семьи свои нанайские. Денег то у них на ружья нет.

Да и не только на ружья. Шуба медвежья под моими ногами сейчас лежит, как часть моей мировой коллекции. Добрая память о Советских Вооруженных Силах. Через все страны шубейка проехала. И в Лондоне, и в Париже пожила и лишилась обеих лап - пробовали варить суп, насмотревшись фильмов с Чарли Чаплиным. И там и там получилась вполне приличная похлёбка. В Гонконге мне за неё штуку их гонконговских долларов предлагали, говорят неведомый науке зверь.

В Нью-Йорке и Сиэтле под ногами валялась шкурка моя дорогая в засаленных квартирках однодневках в Квине и на Первой Авеню, как единственный атрибут интерьера, кровати, стола, холодильника, кота и унитаза. В Ванкувере мы её использовали в "Секретных Папках" в качестве пугала для кабанов, доставших нас в палаточном городке в горах. Американский вьетконговец Тим Юнг говорил мне, что не скорректированное уничтожение поселка во Вьетконге было достаточно нашумевшим делом, которое попало в печать, потому что в огне погибли до кучи два репортера британской телевизионной компании "Фолкс Ньюс", снимавших героические подвиги своих героических соотечественников.

Бедный безухий командир взвода пошел бы под трибунал, если бы не самокритичный выстрел в большой, чувственный американский рот. Перед тем как застрелиться в чувственный рот, Стивен Мэн, sentimental son of a beach, произнес великолепную фразу, которая впоследствии стала крылатой во Вьетнаме, а Фрэнсис Коппола ну этот чеканутый на голову режиссер заработал на ней свой Оскар.

Тысячи южан пытались пробиться на территорию посольства США в Сайгоне, прямо с крыши которого каждые пятнадцать-двадцать минут снимались вертолеты, набитые, как банки с дальневосточной килькой, жёлтыми узкоглазыми беженцами. Буквально касаясь воды от перегрузки, они доставляли людей на стоящие в порту авианосцы, выгружали счастливчиков и возвращались назад к посольству.

Туда, где массы народные пытались броситься напролом, уже понимая, что даже плавучие громады-железяки, хоть и не джонки, не растяжимы до размеров Южного Вьетнама. Там, около дверей посольства, они и были удачно остановлены прицельными выстрелами очень не холостых патронов парней из "Зеленых беретов". В произошедшей суматохе матери Юнг удалось через трупы пробиться к решетке посольства. Крича что-то на понятном только ей языке, она затолкала в руку одному из охранников справку о геройской смерти мужа за свободу и независимость родного Вьетнама.

Она знала, что за решетку в первую очередь пропускали или семьи погибших героев, или того, кто каким-то образом был связан с сопротивлением. Поэтому отец Тима, сам того уже не зная, спас жизнь своей маленькой семье, жене и сыну в дорожной сумке "Сэмсонит". Огромного роста солдат, с добрыми глазами, с плоским, тупым черепом, с лицом, молоченым горохом вьетнамской проказы и непостоянством текущей военной жизни, чертыхаясь и матерясь на своем понятном только ему английском языке, помог втащить груз на крышу посольства и с размаху забросил Тимкино, мало уже что ощущавшее тело, в вертолет.

Этот рейс был последним, и в эту железную банку набилось в два раза больше дальневосточных вьетнамских сельдей, чем необходимо. Мать сидела на сумке, смертельно до синевы в суставах, вцепившись в нее своими маленькими вьетнамскими пальчиками, ощущая слабое дыхание своего мальчика. Все кончилось, вся эта война, вся эта победа, все эти пули, все эти гранаты. Вскоре она с сыном будет в большой и неизвестной Америке, где все, конечно же, будет хорошо. И сейчас, когда уже становлюсь старым пердуном и пристрастился окончательно к дешевому канадскому хересу, так как он невероятно напоминает мне вкус портвейна "" в простом народе известного как "Три топорика" , я, напившись, звоню Тиму в Хьюстон и спрашиваю его:.

Он просыпался в шесть тридцать каждое утро в своей маленькой квартирке в районе Хайгейта в Лондоне, где я жил у него несколько месяцев без пенни в кармане, ставил себе кофе и говорил эту фразу-молитву, перед тем как двинуться в свою архитектурную фирму Шеппард Робсон на другой конец города, в Камден Таун.

Поездка занимала у него час двадцать две минуты - 2. Кстати, это я приучил Тимку пить портвейн. Портвейн вместо виски - как напиток нашего поколения. А в приволок ему в Лондон бомбу портвейна "Узбекистон виноси". Ох, и смотрели же на меня тогда "синие братья" таможенники в родном Шереметьего Но эта зеленая стеклянная деталь с вкусной витаминной жидкостью внутри однако, сыграла важную роль в моей жизни - таможня под ее зеленым свечением дала алкоголику добро на вывоз в дальнее зарубежье запрещенных произведений искусств, трех картин собственного производства.

Одна из картин попала на ежегодную летнюю выставку в Королевскую Академию художеств, другая позволила мне познакомиться с Люськой Ламберт из Мельбурна. А при помощи третьей в галерее Ройл Майлза в Лондоне я стал обладателем нежного поцелуя глубокого проникновения от леди Дианы Спенсер, проще говоря, Принцессы Дианы. Тим говорит, что "бомба" портвейна "Узбекистон виноси" за, как припоминаю, может и не точно, дай бог памяти, три двадцать, до сих пор стоит у него в домашнем баре уволок ведь ее в Хьюстон.

И за все эти сильные свинцом последние годы никто из его друзей и знакомых так и не решился даже пригубить колдовской жидкости. До посадочной палубы авианосца оставалось рукой подать, когда сильным порывом ветра вертушку, перегруженную людьми, прижало к воде, черпанув волну, она завалилась набок, ломая лопасти, и стала медленно погружаться в пучину ласкового Желтого моря.

Беженцы как горох посыпались из машины, больше предназначенной для уничтожения живой силы противника, чем для спасения живой силы союзника. К моменту прибытия спасательного катера трое человек пошли ко дну вслед за вертолетом, добавив, таким образом, свои, в будущем съеденные экзотическими рыбами, тела, к полутора миллионному числу жертв бездарной войны.

Остальные болтались на воде и орали что-то на своем заморском языке. На волнах так же болталась и сумка, удерживаемая из последних сил упрямой маленькой женщиной Юнг.

Огромные герметичные карманы сумки удерживали воздух, как ваши семейные трусы пузырятся во времена ночных купаний на Волге под Самарой, и донесли своим американским качеством маленького Тима до спасительного катера. Все тот же, огромного роста солдат, втащил сумку в лодку и, не спрашивая, дернул замок, желая, в конце концов, узнать за что же он боролся.

В сумке, среди тряпья и давленых бананов, лежал практически бездыханный мальчик Тим Юнг, готовый начать свою новую жизнь в этой империи зла под названием Соединенные Штаты Америки. Солдата, помогавшего матери таскать сумку, звали так же, как любимый напиток Бориса Николаевича Ельцина - Джек Дэниелс. Надо сказать, что в тот же день и час было вручено еще шесть боевых медалей за проявленный героизм во Вьетнаме.

В частности медаль вручили одному молодому, удивительной тоже судьбы, солдатику по имени Ник Вэйстер. Вэйстер вытащил на себе из-под огня, так же геройски вызванного на себя другим геройским командиром взвода, двенадцать раненых братков по несчастью служить под таким командованием. В процессе совершения подвига он получил лёгкое осколочное ранение глубокого проникновения в правую ягодицу, за что и был торжественно комиссован. Осколок решено было оставить в заднице, так как операция могла случайно повредить седалищный нерв и заставить Ника всю жизнь подволакивать ногу и сидеть боком на левой ягодице.

Тем самым быть под постоянным, презрительным прицелом окружающих, не раненных, благодарных соотечественников:. Президент США на церемонии вручения в шутку попросил его показать это боевое ранение, а Ник воспринял это как приказ и, не сплоховав, расстегнул свои армейские брюки и показал голую задницу господину Джонсону.

Все это происходило во время прямой телетрансляции канала NBC по всей усталой от войны стране. Этот случай, кстати, лег многими годами позже в основу эпизода фильма Роберта Замескиса "Форест Гамп". Дурацкая же выходка Вэйстера была воспринята антивоенным движением Соединенных Штатов Америки как крайне смелая, правильная и символическая, за что солдат был единодушно выбран Председателем комитета "Ветераны Войны Во Вьетнаме Против Войны".

На этом посту он высокопоставленно находился до четырнадцатого ноября года, пока трагически не погиб в авиакатастрофе. На своем собственном одномоторном самолетике Сэсна, выпущенном заводами Локхида в Нью-Джерзи, он, врезавшись в здание Мэрии городка Рэдхилл, штат Канзас, США, уничтожил своего оппонента в предвыборной борьбе, конгрессмена от Республиканской партии Мэфью Джекобсона, прошедшего на пост Мэра города с разницей всего лишь в два голоса.

В плоской, но интересующейся трухлявостью жизни, голове моего тугого муженька никогда даже и не стрельнуло бы, что Великий Осама воспользуется этой башибазукной идеей наказать наше скромное, уставшее от войн, существование. Я и моя жена Машенька можем прилично заработать друг на друге. Путь очень прост и цивилизован как, собственно, все пути заработка денег на Западе. Это после многих и многих лет, когда деньги уже практически перестали пахнуть кровью, так, как они пахнут сейчас в России-матушке.

Если Машенька умудриться заколбасить меня навзничь и насмерть. И сделает это по-умному, показав страховой компании, документы на мою погибель, как несчастный случай под катком асфальтопрокладчика на нашей родной Эглинтон Авеню в районе Олд Мани, в Торонто. Или бросит меня в пасть акулы во время ночной рыбной ловли на Гаити, оставив Человечество без следов и частей моего ущербного, циллюлитного тела.

Потом, через очень небольшой промежуток времени, она сможет получить не много не мало, а восемьсот пятьдесят тысяч долларов. А всё это, так называемое "Страхование жизни". Ты умираешь, а родственники твои резко улучшают свои финансовые дела. Она, моя родная, могла бы получить и весь миллион, если бы часть денег я не решил отдать в кассу восстановления Дома Ипатьева в Родном Екатеринбурге.

Если я заколбашу Манечку под видом несчастного случая, бедная моя - я получу лимон зелени и тихонько буду покуривать марихуану на далёких и диких островах, где много сексуально озабоченных зелёных обезьян. Если Егорка пришьёт нас обоих, под видом несчастного, ах как жалко , случая, то ему светит миллион восемьсот пятьдесят, и сигары можно будет курить круглосуточно, а ещё лучше давать курить сигару, кому ни попадя, пока не оскудеет сигара. Правительство Соединенных Штатов заинтересованной Америки выплатило мне в виде первой поддержки тысяч североамериканских долларов буквально через неделю после трагического incident.

Потом American Airlines выделили мне тысячи долларов, плюс Красный Крест 1 миллион тысячи. И еще твоя дурацкая страховка - штукаревичей. Ни много, ни мало, а два миллиона триста пятьдесят тысяч долларов. Все свои деньги до цента.

Такой вот благородный поступок. Тэд Вэйстер, сын Ника, единственный и, как ему казалось, горячо любимый сын, начинающий наркоман и пьяница, огорчился однако такому благодарству благородного мученика Вьетнамской войны.

Вернувшись в свою засраную комнатёшку в Рэдхилле после многолюдных поминок и многочисленных слов друзей-ветеранов, типа, - "Ты должен гордиться своим отцом! Когда прозрачное журчание в унитазе сменилось вечным спокойствием, Тэд увидел, что на дне поблескивает металлический предмет, размером не более пуговицы от сорочки. Это был осколок штатной ракеты К "воздух-земля" Американских ВВС, выстрельнутой лейтенантом четвертой воздушной бригады Тэдом Рэйганом. Три года спустя после вручения медали по заслугам Джек Дениелс, так же как и Ник Вэйстер, благополучно скончался в госпитале, в небольшом городке Гейнесвил, штат Джорджия, те же США, та же Земля, та же Солнечная Система, от психической болезни с героико-патетическим названием "Вьетнамский синдром".

Джек не мог спать ночами, да и днями тоже. То есть совсем не мог спать все эти годы. За войну его так научили бдеть, чтобы не умереть от меткой вьетнамской пули, что полностью разучили спать.

Тим говорил, что они с матерью ездили в Гейнесвил почтить память и выпить горячего саке за упокой души солдатской. Годами позже мне довелось работать некоторое время в качестве помощника-подавальщика на сериале "Секретные Папки" "X-files" , съемки которого происходили в провинции Британская Коламбия, Канада, Земля, Солнечная система.

Тогда же, кстати, на заработанные деньги я приобрёл у Ванкуверовского Дика ворованную Хонду Аккорд и письмо к ней от Билла Гейтса. Так вот, фильм рассказывал о судьбе солдата, прошедшего Вьетнам и страдающего "Вьетнамским синдромом". Агент Молдер утверждал, и вполне убедительно, что над солдатами проводили эксперименты инопланетные существа совместно с воротилами Военно-Промышленного Комплекса США. Кстати во время съемок фильма пропали без вести двое парней осветителей. В съемочной группе их все любовно называли просто "светики".

Может и над ними проводится сейчас эксперимент где-нибудь в созвездии Большой Медведицы, а может их просто загрызла медведица где-то в лесной чаще около съемочной площадки, куда они частенько уходили заниматься любовью.

Потому как, сами понимаете, в Сибирской тайге множество медведей были уничтожены нанайцами просто пинками под зад. Знаете, кто отстрелил ухо лейтенанта взвода разведки Стивена Мэна во Вьетнаме? Мой двоюродный дядя Николай Булгатов, сын Филиппа Булгатова, родного брата моего деда Александра тоже, естественно, Булгатова.

Будучи пьяным, по случаю успешного убития равнодушного к жизни кабана, заснул в охотничьем домике под Иркутском. Получил обморожение и ожег первой степени одновременно. Зашел в избу пьяный, как свинья после ошпарки, упал, руки были слишком близко к печке-буржуйке, а ноги так и остались наружу, на морозе. Вся остальная компания охотников, включая председателя местного Невиномашского сельского совета, благополучно замерзла, неохотно расставаясь с тяжестью жизни в синих снегах Сибирских лесов.

Николаю, старшему сержанту ВДВ сверхсрочной службы, снайперу первого класса и "военному советнику", а проще, борцу за Свободный Красный Вьетнам, тогда было всего 21, с небольшим. Николай прошёл закалку "военного советника" на Кубе, получил какую-то боевую награду, лично от Фиделя Кастро Рус, лишившего меня чести , за пресечение попытки бегства "отбросов кубинского общества" на утлых судёнышках в солнечную Флориду, США, Земля, Солнечная Система.

После чего вернулся в матушку Россию и продолжал тренировать и военно-советовать специальные войска, в частности группу Альфа перед захватом дворца президента в Кабуле. Искусству метко отстреливать уши потенциальным и не очень потенциальным противникам в далеких горячих точках планеты. Дядя Николай был зарезан в пьяной драке узбекскими националистами в пивном зале ресторана "Зеравшан" города-героя Ташкента в сентябре года. В зале "Зеравшан" играл ВИА "Эртэн джигит - бугин бала" и пели они песенки исключительно на узбекском языке.

А Коля все хотел послушать до боли знакомую "На поле танки грохотали Что ему сказали перед смертью? От дяди Николая Булгатова в моей коллекции хранится орден Красной звезды под номером с отколотой эмалью на нижнем левом острие, и медаль за кровопролитную борьбу с капиталистической гидрой, со странными знаменами и надписями на испанском языке, полученная от Фиделя Кастро Русс.

Надпись, или подпись , очень похожа на "Хаста ля Виста, Бэйби", что в переводе с испанского означает - "За золотые руки в правой борьбе". Он сказал мне это сам на студии БиБиСи в Лондоне в году, в августе. Я нервно курил сигареточку Астра перед прямым эфиром в Севаобороте у Севы Новгородцева, а он молча отглатывал прямо из дула любимый алкогольный напиток будущего президента всея Руси Бориса Ельцина - "Джек Дэниелс" Блэк Лэйбл.

Не знаю уж почему, видимо судьба у меня такая - "Джек Дэниелс", как и портвейн постоянно проходит красной тесемочкой в моей сумбурной жизни. Так вот у него, Планта, так же было интервью перед их очередным мировым турне. Он долго наблюдал за мной и заговорил первый, вернее просто спросил меня: Я сначала не понял, о чем речь, а потом проклял себя в который раз за то, что я такой бедный разнесчастный, что не могу даже купить себе нормальных сигарет, а Астра прилично воняет говном, которое Плант справедливо спутал с "дурью".

Осипший голос, светлые с сединой, длинные, немытые волосы. Невысокого роста и с очень узкими покатыми, как у ярославской бабы, плечами. За такое описание этого человека меня убили бы в Свердловском Архитектурном институте в восьмидесятых годах прошлого столетия. А сейчас мало кто из новой засраной молодежи и знает что такое Цепеллин, все больше знают всякие там Зомби да Эминэмы. У Роберта Планта пронзительно чистые, серо-голубые, детские глаза.

Такие глаза я видел только у двух человек кроме Планта - у Петюни Малкова. Ах да, и у Оленьки Вороновой, которой, при виде её глазок, в практически несбыточной надежде поиметь, сигналили все проезжающие машины, включая снегоочистителей и водителей троллейбусов темных Свердловских улиц. Оленька - высокая стройная брюнетка, иногда, когда захочет блондинка - ничто так не красит женщину, как перекись водорода , с красивой, широко смотрящей в стороны самоотверженной грудью.

Длинные, стройные ноги, а все остальное - глаза. После рождения первого ребенка глаза ее значительно потускнели под давлением тяжелых Уральских радиоактивных будней и троллейбусы ей больше уже не сигналят. Хотя иногда по весне, когда муж собирается в командировку по делам своей торговой фирмы, глаза эти вновь приобретают свой поразительно лучистый оттенок и - держись Екатеринбург!

Лама Куань-Шуи, при встрече с Сергеем Лузгиным в далеких Тибетских перевалах, говорил, что с рождением ребенка у родителя значительно уменьшается, а часто прекращается совсем это свечение, исходящее из темени его вверх, и соединяющее тебя с Космосом Господа твоего.

Человек всё глубже погружается в собачье дерьмо обыденности, его сильнее прежнего прижимает к земле и под невыносимыми тяготами будней, глаза, как зеркало души, теряют своё свечение, он умирает старым, сутулым, некрасивым, фактически в возрасте десяти лет от общей возможной суммы лет, которые ему суждено было бы прожить на этой грешной Земле.

Поэтому то тибетские ламы и уходят высоко в горы после рождения детей и там, в вышине, при разряженном почти до нуля антимашинном воздухе, восстанавливают потерянную энергию, не разговаривая ни с кем, кроме Всевышнего.

После этого они возвращаются в долину, в селение, к семье, к детям, с восстановленной энергией и светящимися глазами, и водители непальских троллейбусов и снегоочистителей сигналят им с прежней силой. Я ответил Робу Планту, что это в пределах нормы в моей стране курить такие сигареты в публичных местах.

Он был потрясен этим. Это все Рок энд Ролл! Он оставил свой автограф на мятой красной пачке Астры, написав замечательные слова, "Майклу, свободному человеку свободной страны - это все рок-н-ролл". И стрельнул две сигаретки, больше у меня не было. Видимо хотел покурить спокойно с Джимми и с парнями-коллегами по группе перед концертами их мирового тура.

А последние даже мент не берет, хотя, конечно же, наши русские неписаные законы на них, буржуев, не очень то распространяются. Если бы Оленька Воронова в период отъезда мужа в командировку по делам фирмы в июле года оказалась в районе Уралмашзавода, то она никогда бы не дождалась приветственных звоночков троллейбусов, так как троллейбусы в это время на Уралмаше не ходили. Дима Ломовцев, продавец цветных металлов и мой хороший знакомый, я бы сказал - мой спонсор, со своими соратниками по бизнесу, тоже продавцами металлов, темной и короткой Уральской ноченькой, под видом ремонтной бригады, скрутил на кабельный барабан шесть с половиной километров медного провода троллейбусных путей-сообщений.

С целью выгодно протянуть этот провод где-нибудь в районе Таамсаарре в Таллинне. Ломовцев, кажется маленьким, наверное, из-за коротких, крепких ног, с добродушным лицом и маленькими, цепкими, навыкате, добрыми глазами. На подбородке большая, злая, красная родинка. Иногда хромает, когда долго ходит пешком.

Такое случается очень редко. Еще через очень короткое время благодаря стараниям Правительства России и девальвации рубля один к тысяче миллионерами станет практически всё взрослое население России. А торговцы металлами шагнут за мултимиллионный рубеж. Осенью года Дмитрия Ломовцева найдут в его пожарно-красном Джипе Ларедо-Чирокки с практически отрезанной головой. Голова будет срезана до шейных позвонков тонкой медной струной от гитары.

Что-то, видимо, не срослось с соратниками по бизнесу торговли металлом, которые оказывается, еще и попеть любят комсомольские песни у ночного костра под гитару где-нибудь на Кипре. Его смерть каким-то образом послужила началом новой войны между Уралмашевской группировкой и Центровыми.

Полегло тогда много боевого люда, много клубней и просто, попавшегося под горячую автоматную пулю, обывателя. Будучи в Екатеринбурге, пройдите по Аллее Боевой Славы Центровых на местном кладбище, проникнитесь болью за безвременно полегших на полях сражений братков, пустите горькую скупую слезу потерянного народом поколения, приостановитесь, чтобы прочитать внимательно на громоздящихся монументах строки благодарности и любви от всех оставшихся в живых.

Почему-то вспомнилась смешная тоже фраза на могильной плитке, разбитой такой совсем, старой, на кладбище в Кэмденвилле под Хюстоном. Это когда я приехал к моему вьетнамцу-америкосу Тимке летом , и он мне показывал исторические достопримечательности Гражданской Войны бескрайних и раздольных техасских степей. Мне, как человеку чрезвычайно любящему русское литературное наследие, тоже почему-то вспомнились строки из Платонова.

Про Лома всё правда, всё что он выше и ниже написал. Есть у меня грешок по пьяному делу с каждым встречным поперечным целоваться. Про Отца Алексея ничего не знаю. Но не моё это дело. Без этого голова болит. А если она болит - значит? Дима Ломовцев оказался свидетелем с моей стороны на нашем с Машкой венчании в Храме Всемилостивого Спасителя на Уктусе в городе Екатеринбурге в октябре года. Кроме того, Лом обладал дорогим костюмом, шелковым итальянским галстуком, и ещё одним шелковым итальянским галстуком, пожертвованным для меня на момент бракосочетания.

Я к тому времени таковым богатством не обладал, так как все деньги от поездки в Лондон ушли на разгульные вечера и беспредельные ноченьки с моей будущей супругой. После нашего обручения мы провели удивительную ночь за несколькими бутылками кагора для прихожан на кухне у венчавшего нас Отца Алексея в его скромной четырех комнатной квартире, обсуждая значение и смысл выражения, - Усмири свою гордыню!

Батюшка Алексей трижды во время венчания, поправляя мой особый ритуал крещения, напоминал мне об этом. Просто я несколько раз пытался расцеловать его в жесткие волосы щеки, и только затёкшие портвейном ноги не позволяли мне это сделать.

В середине ночи я, выходя пописать на балкон, обнаружил Алексея слюняво целующим мою подвыпившую Машеньку в область диафрагмы в широком коридоре его кооперативной холостяцкой квартиры. Что ж, бритвой по горлу и Не верите - посмотрите сами. От Лома мне остался в коллекции моей итальянский галстук, с дыркой на самом видном месте от сигареты, которую мне сделал крааасивый мальчик, когда приставал ко мне в Барселоне в клубе "Да Лёка".

Они тогда из Амстердама с его дружком армейским Коленькой Коперником, таким, со страшно большой задницей, ездили. У моего-то хоть галстук прожгли от любви, а Кольке в жопу воткнули иголку, глубоконько так, что он и сидеть то не мог с полмесяца. А потом его дружки голубые говорят ему уже в Амстике - ты пойди, проверься на кровь, может тебе какую заразу туда в жопу воткнули. Ну, он пошел, и точно, заполучил, оказывается ВИЧ-инфекцию через эту иголочку. Так что ему, наверное, еще года три-четыре осталось бы после этого укола куковать.

Так и не исполниться его голубая мечта - найти друга. Кому он порченый да больной нужен был тогда. Маникюр - медикам, педикюр - педикам. Мой то от этой иголки увернулся, зато сам в сентябре го в знаменитый небоскребчик, как иголочка в жирную американскую попу зашел. После этого проявления не усмирённой гордыни я, от греха подальше, через два дня улетел с Пашкой Матюхиным в Амстердам из Пулковского аэропорта города Ленинграда рейсом 26 компании "Аэрофлот", а Дима Ломовцев, на встрече со своими друзьями-бизнесменами, предложил часть заработанных денег вкладывать на восстановление этой заброшенной церкви Всемилостивого Спасителя.

Идея, как не странно, нашла горячий отклик в душах братвы, и сейчас, когда храм "официально" считается местом отпевания безвременно ушедших в мир иной братанов, он наиболее устроен, отреставрирован и благополучен в финансовом отношении, чем все другие храмы Екатеринбурга. Правда, отца Алексея до сих пор считают пропавшим без вести. Вместе, кстати, с "кассой", полученной от продажи свечей, иконок, святых писаний и прочая-прочая-прочая Куда деньги пропали - одному Богу известно.

В свой последний путь Дима Ломовцев пошёл так же из этого храма и путь его этот был посыпан розами похоронного кооператива "Мрамор". Похоронный кооператив "Мрамор", по странному стечению обстоятельств будет чуть позже одним из спонсоров художественного фильма "Мафия бессмертна", режиссера Леонида Партигула, с красавчиком Димкой Певцовым в главной роли, где нам с Лешей Потаповым выпала участь поработать художниками постановщиками.

Ох, и веселое же время было, пьянки каждый день, герлы опять же каждую ночь, вино-кино-домино конечно же, и т. На то ведь оно и кино ёбтать Порядком подзалитое святым кагором. Прошел за шесть месяцев бесконечных московских пьянок модный по тем временам курс кинематографии - "взлет-посадка начала перестройки". Получив солидную корочку и диплом, по протекции Лёхи Балабанова почти устроился на новую картину Климова "Белое существование".

Всё из-за принципов понятий? Царство ему небесное, Господи прости. Потапов являл собой пример мазохического вегетарианца, мудня травоядного. На мясо, в любых его проявлениях, Алексея рвало, как Штирлица на Родину. И вот во время "посвящения" на роль худпостановщика фильма, в момент пьяных откровений съемочной группы, он узнал, что в фильме "Иди и Смотри", где там такой момент, когда ночью убивают корову трассирующими пулями, так вот её всамделишно убили тогда этими трассирующими пулями.

После съёмок вся группа отрезала себе по кусману коровьего мяса и увезла по домам в голодающие семьи, в Москву. Вот так бесславно завершилась карьера великого художника постановщика, не сумевшего справиться со своими принципами и мясоедством великого режиссера Климова. Не поверите, но в городе-герое Оттава, Онтарио, Канада, Земля, Солнечная Система произошла прелюбопытная история, которая потрясла местное полицейское управление.

Однажды утром город проснулся и не нашёл ни одной урны. Все урны на улицах были потырены неизвестными злоумышленниками. Каждая из них - большой кусок чистого алюминия. На переплавке он даст, по подсчетам специалистов, 62 доллара 53 цента дохода, как вторчермет.

А производство новой урны обойдется городским властям и, как любят выражаться российские газетчики, карманам налогоплательщиков в долларов 62 цента. Самый интересный проект, который мы осуществили с Петюней Малковым, если не считать его нашумевшую выставку "Лениниана" в выставочном зале Дворца Культуры Уралмаш и нашу, не менее нашумевшую, поездку в Корею по приглашению любимого вождя и учителя товарища Ким Ир Сена, было неофициальное издание небольшой книжицы под названием "Сказочки".

Книга эта вышла в одном экземпляре, более наша местная рукописная типография не смогла себе позволить. Книга - перифраз сказок и былей графа Льва Николаевича Толстого, написанный для детей младшего школьного возраста, которых он сам и обучал в своей, далекой от опустившейся донельзя цивилизации, деревне. Я пересказал сказки, чтобы они стали более понятны для современного поколения детей младшего школьного возраста, а Петюня выполнил иллюстрации в своей неповторимой манере извращенного черного юмора уральской глубинки.

В дальнейшем я позволю себе приводить примеры этого легкого словоблудия, перебивая этим происходящее тяжелое. Купила мать слив ведро и хотела их дать детям после обеда. Мама никогда не ела слив, и все нюхала их. И очень они ей нравились. Когда никого не было в горнице, она не удержалась и съела все ведро. Беда в том, что в сливах есть косточки, и, если кто не умеет их есть и проглотит косточку, то через день умрет.

Он был первым, кого молодежь и подростки видели на сцене перед началом концертов, он был куратором клуба от Комсомола, что-то вроде комиссара при президенте Коле Грахове. Ну и, до кучи, вызывал группы на сцену. Все его таким и запомнили, вызывающим.

И каждый раз по-хамски кидали на сцену бумажные самолетики, мелкие, никому тогда уже не нужные монеты, а иногда и пивные бутылки, и кричали из зала:.

Поздравляю вас с очередной рок сессией! А сейчас перед вами выступит Но один раз Саша вышел не в своем обыденном костюме, а в джинсах, порванных на коленях, в маечке с надписью "Е. Это по поводу менеджерства. В своей коллекции знаменитых реликвий, и достопримечательностей есть несколько визитных карточек.

Занятные и веселые экземпляры. Вот одна из них. Этим предприятием "Класс Е" достойно руководил Дима Воробьев, достойно совмещая должность директора агентства с должностью директора Евро-Азия Синема Корпорэйшн. Миленькая Света Воробьёва, нетрудно догадаться - менеджер всего и жена Димы.

И там же работал мой дружок Алексей Потапов, с которым мы планировали встретиться 4 июля года под самым малым парусом Сиднеевского театра Оперы и, наверное, Балета тоже. Да, Димочка Воробьев был бедой всех девочек в их "престижном" Архе в свое время. Высокий, очень симпатичный блондин, с легко вьющимися, густыми, длинными по плечи волосами. Тёмные, постоянно меняющие свой цвет глаза, красивые большие зубы. На этом острове Вануа Леви, на далеком от вас Фиджи, у меня сейчас кроме сателитного интернэта ничего нет, и все новости черпаю из газет "времен Очаковских и покоренья Крыма".

Да еще от своих старых подружек из всегда заснеженного Екатеринбурга. Ксения, моя сестра и подружка написала пару месяцев назад, что Воробей каким-то образом оказался директором в съёмочной группе Бодрова, в фильме "Связной" в этой совершенно тебе не скучной Северной Осетии.

В группу его насватал все тот же Лёха Балабанов. Но, как говорит Сергей Карнет, нет большего счастья для художника, как погибнуть на боевом посту с гранатой в растопыренной руке. Светка после этого тихонько поехала своей красивой крышей. Говорят, что почти не выходит из психушки на Агафуровских Дачах, седьмой километр Старого Уральского Тракта. Поэтому было решено показать произведения одной шведской журналистке Виктории Сван, приехавшей на волнах перестройки в орденоносный город Свердловск под эгидой международного молодежного движения "Некст Стоп".

Постоянно удивляет и радует, как много людей на Западе смогли подняться благодаря Перестройке, написать научные труды, стать советниками по Российскому вопросу, проводить десятки и сотни лекций в престижных залах мира, и просто путешествовать по России, пользуясь традиционным русским гостеприимством. Мой один очень хороший знакомый Штефан, с одноименной с шефом группенфюрером СД фамилией - Шеленберг, так как действительно являлся дальним ближайшим родственником погибшего в борьбе с евреями и коммунистами группенфюрера СД , работавший Заведующим Восточным отделом журнала "Таг", говорил, что если ты в Русском секторе прессы, то можно не опасаться, что потеряешь свою работу.

Сногсшибательные новости из России будут всегда. На худой конец можно что-нибудь и насочинять. На новости-страшилки из России, где по традиции всё должно быть плохо, все западные обыватели падки, совсем как на сексуальные скандалы Белого Дома из-за океана.

Штефан, как уже было оглашено, сгорел дотла в фешенебельном салоне самолета Конкорд, авиакомпании Air France в году под Парижем, как один из богатых немцев, собирающихся в круиз по Аляске.

Эр Фрэнс потом выплатила по пять лимонов марок каждой семье погибших, а поскольку вся Стёпкина семья состояла из Ирки Губерской, то она и получила все бобы, чтобы ветвь постгруппенфюреров СД с русской кровью продолжала своё благополучное существование на планете Земля, Солнечная Система, Млечный хайль-гитлер путь. Виктория Сван была искренне восхищена Петюниной Ленинианой и его иллюстрациями к сказочкам, потому что они действительно стоили этого.

По-русски она была не бельмеса, так что сами сказочки, к сожалению, не были так же по достоинству оценены. Петюня оказался настолько умен под ее чарами, разговаривал с ней исключительно на непереводимом языке любви, что отдал ей наш первый и последний оригинальный экземпляр сказочек, что называется за красивые глаза и теплую любовь.

Они прощались на станции Свердловск-Центральный, поезд уносил ее на следующий некст-стоп в славный город Новосибирск, Россия, Земля, Солнечная Система, Млечный Путь, унося так же и сказочки Льва Николаевича Толстого, который, как доподлинно известно, очень любил детей. Для идиотов, кто по англицки не сечёт, это означает, что пора уже лапти в вагон двигать, синявка, я из-за тебя состав задерживать не буду.

Одному человеку захотелось поглядеть зверей, он ухватил на улице собачонку и принес ее в зверинец. Его впустили смотреть, а собачонку взяли и бросили в клетку ко льву на съеденье. Однако чтобы продолжить свои журналистские исследования России, Виктория Сван пробилась в Копенгагене на вручение Нобелевской Премии в области литературы и искусства Иосифу Бродскому.

Она оказалась настолько настырна, что даже попала на банкет, посвященный награждению лауреатов, пробилась к Бродскому и добилась персонального интервью. Иосиф был очень доброжелательный дядька, растроганный вручением ему такой высокой награды и миллиона долларов, он потратил несколько своих драгоценных часов на беседу и выслушивание Вики в Тиволи-гарден.

Я, кстати, или некстати, замечу, что все Иосифы очень интересные и доброжелательные люди. Первый, правда, мошенник, второй растратчик, а третий - просто убийца. Вика похвасталась своим глубоким знанием России, рассказала о себе, как она исколесила матушку вдоль и поперек, как встречалась с великими людьми, и о нас с Петюней не забыла упомянуть, как о немаловажном жизненном приобретении.

Марэнта де Моор, моя очень хорошая подружка в славном городе Амстердаме, удивительной судьбы человек, как-то вычитала в журнале "Космополитэн", по опросу журнала "Тайм" - самый ненавидимый мужчинами журнал , что если ты хочешь добиться собственного внутреннего духовного удовлетворения, необходимо в жизни переспать хоть с одним да великим человеком. По ее глубочайшему уверению, великие люди живут только в России. Выучив, до блестящей степени совершенства, русский язык, способная обматерить любого синяка в винной лавке где-нибудь в Сухорукове, и, как настырный и уверенный в своих начинаниях и поисках человек, она перебрала добрую половину русского мужского населения столицы Голландии, и, не найдя ничего приличного, поехала в Россию в поисках такого.

Жизнь тоже достаточно часто сталкивает меня с великими людьми, встану, бывало, утром, посмотрю на себя в зеркало, и вот, пожалуйста, встреча состоялась. Правда лицо у великого парня частенько прилично помятое, а в сторону этого человека великого уж лучше не дышать, - упадет и не вспомнит, с кем встречался. О, Марэнточку-то я знаю. Каждая пипетка мечтает стать клизмой.

Однажды в Питере мы с ней стусанулись на каком-то рокеровском тусике организованном Иринкой Косиновской, Сан - Францизсковской. Там Марэнточка победила в локальном конкурсе всех присутствующих там дам не дам самых отвратительных выражений, даже не матершинных ругательств, а просто гнуси.

Выиграла бутылку водки и тут же ее выпила почти одна. Даже не поделилась со мной. На каком-то из этих рокерских тусэ, которые так активно посещала девица, оказалось быть какому-то балбесу с Шестого канала Питерского ТВ. Вскоре Марэнте предложили контракт на Шестом канале Питерского телевидения в отделе криминальной хроники.

Это на этом "тусэ" этот "балбес" и был. Все домогался до всех близлежащих тёток. Я по другую сторону столика сидела, и то он умудрился все чулки в области моей очень острой коленки своими тупыми Докторами Мартинсами изгваздать. Гладил их нежно, типа того что. Каждую Божию ночь она выезжала на теле рейды, на места убийств, изнасилований, ограблений, помогала снимать утюги с добротных животов, и очень этим гордилась.

В конечном и счастливом итоге она, после трудоночных поисков, нашла своего Льва Николаевича Толстого в лице бывшего барабанщика группы Аквариум, хорошего, в сущности, парня Петра Трошенкова. К сожалению, жизнь молодых людей вместе не была долгой и добронаживной. Это случилось при знаменитом расследовании " секунд" "душной сволочи" Саши Невзорова. Это тогда, когда в него стреляли неизвестные никому до сих пор злодеи. Как известно выстрелов было два. Вторая пуля ранила знаменитость, а вот первая угораздила зацепить сонную артерию голландской любительницы русских запрещенных барабанщиков.

Марэнта скончалась на месте. Душенька тяжело вышла из настрадавшегося тяжёлой, гнилой, ноздреватой, как старый картофан, российской действительностью тела. Чтобы не устраивать международных скандалов смерть журналистки была оформлена, как несчастный случай, упала на маникюрный нож, поскользнувшись в ванной комнате при принятии душа , и красивое бренное тело отправили маме Маргрэйт Дэ Моор в цинковом гробу грузом , рейсом С.

Тем же самым рейсом, тем же самым стареньким Ту, что мы в своё время прилетели на Голландщину с Пашей Матюхиным, будущим первым русским Министром Культуры Нидерландов.

Марэнта мне оставила в наследство автомобиль Волга, Газ, такси, подаренный ей за хорошую работу на Шестом Канале от благодарных милиционеров города на Неве. Авто благополучно сгнил за восемь лет постоянной парковки в Амстердаме на улице Поштестье Вэх, прямо на мосту. Так вот, можно считать, что мы заочно переспали с Иосей Бродским.

Он настолько серьезно оценил наше с Петюней сочинение и иллюстрации, что забрал их с концами в свою коллекцию, назвав их одними из лучших в этом стиле "произведениями" слово то какое сильное , которые он видел за последнее время.

Забрав Петюнины координаты, он обещал нам позвонить, как только, так сразу, и, к несчастью, пропал навсегда. Что только не делали бедные сыновья лейтенанта Бродского, писали ему письма, звонили его литературному менеджеру в США, ходили в редакцию журнала "Юность", официальному агенту Иоси. Рукописи не горят, но пропадают в столах под сукном у великих мастеров.

И пришлось нам восстанавливать упущенное, базируясь на собственных скудных воспоминаниях и воспоминаниях благодарных читателей. В редакции журнала Юность на дверях главного редактора в то время висел вполне примечательный плакат-лозунг. Вот, правда, есть такое стихотворение, что написал на его смерть Володя Мишин, Бродского хороший знакомый еще по иммиграции и мой добрый друг.

Виктория Сван так пела, что очень хотелось сесть ей на лицо. Это Жванецкий так выразился о ней после встречи зарубежных журналистов с Клубом Толстяков России в году в Питере.

Нажралась эта Лебедь белая там как грелочка и давай горланить Калинку-Малинку-Мою. И никто не мог ее остановить из уважения к женской зарубежности, так трудолюбиво и старательно, не, пропуская ни единого слова, она выводила - Кальйинка-Мальйинка мойа. Да, и еще вот что, в году, в марте, Виктория Сван, к тому времени ярая антиглобалистка, получила прямо в лоб большую полицейскую пулю со слезоточивым газом около консульства Соединенных Штатов в Торонто, во время демонстрации протеста бомбардировки Югославии.

Через четыре дня она благополучно скончалась в госпитале у себя дома в Стокгольме от кровоизлияния в мозг, так же как Антоша Горонков в своё время в Тель-Авиве.

В Торонто Вика жила у меня четыре дня, тут и познакомилась с Миланом Ивановым ударение на первом слоге, не могу на этом моём старом компе поставить знак ударения, какой-то глич. Я тогда обучал его, как приготавливать "Коктейль Молотова". Помогли уверенные, на твердую четверку, знания сапёрного дела, полученные на военной кафедре Арха от лица неувядаемого товарища майора Сапёрных Войск Жмаева Василия, отчество запамятовал по-стариковски.

Он то, Милан, и вытащил Викторию на эту антиамерикосскую, антивоенную-в-Белграде демонстрацию. Погубил человека, урод, да еще и сам в тюряшечку залетел за то, что гранаты никогда кидать не учился. Моя-то бутылочка прямо на стене консульства взметнулась ярким пламенем, осветив восторженные лица протестующих идиотов. Сказались уверенные, на твердую четверку знания военно-тактической подготовки, полученные в войсковой части А Милан, почему-то, все в полицейских метил, мудила.

Вот и получили они с подружкой Викой слезоточивую гранату. Вика прямёхонько в лобешник, а он от гранаты газу нахватался до посинения в лёгких. От Вики мне в память остались ее шведские водительские права, а от Милана - ничего, кроме доброй памяти и

Дырочка пьяной Шарон приняла в себя толстый член Тима, к сожалению кончил только Тим, Шарон ничего не слышала и не чувствовала. Преподаватель заставил трахаться студентку. Моя поездка в Испанию запомнилась только одним - это интимный массаж. массажа грудастая красавица сама готова взобраться на крепкий член верхом, чтобы усмирить киску оргазмом.

Молодой парень в позе раком страстно трахал. зрелую рыжеволосую женщину с пышной фигурой смотреть

Блондину было просто в кайф отсасывать темнокожему другу гею член еще в машине перед приездом в спортивный комплекс смотреть сто килограммов .

Зрелые Дамы Порно Хорошем Качестве

Голая Лана Лопез Крупным Планом Светит Сиськами И Тугими Дырочками Голая Знаменитость

Четыре Члена В Масках Жучат Двух Шлюх

Толстушки 69 - 1079 Видео - Roe Porn

Порно Самый Большим Членом Ебут Видео

Релевантные материалы

Смотреть Порно Черных Тощие Анал

Брюнетка С Татуировкой На Руке Оттрахана Двумя Членами

Азиатки Сосут Члены

Сисястые Мамки Бесплатное Порно

Красивая Дама Сосет Член Мужика И Вагинально С Ним Сношается - Смотреть Порно Онлайн

Отвисшие Сиськи Жены

Полненькая Стервочка С Аппетитными Сиськами Подставляет Пилотку

Порно В Хорошем Качестве Анал Брюнетки

Смотреть русское порно онлайн зрелые тети

Зрелая парочка занимается трахом - смотреть порно онлайн

Имитация Анального Секса

Самые Большые Голые Сиськи

Порно Зрелых Страпон Бесплатно

Большущие Сиськи Порно

Порно Анал С Большими Натуральными Сиськами

Зрелая полненькая блондинистая дрянь развлеклась со своей пилоткой

Русский Язык Главные Члены

Порно Видео Зрелые Трахают Молоденьких

Анал Порно Жесть Видео

Категория "Японское порно " - японские порно шоу

Порно - Шикарные Мокрые Сиськи, Жесткий Трах!

Порно Хентай Черный Член

Видео Порно Фетиш Анал

Негритянка В Полосатых Гольфах Любит Беленький Член - Смотреть Порно Онлайн

Популярное на сайте:

Дырочка Пьяной Шарон  Приняла В Себя Толстый Член Тима, К Сожалению Кончил Только Тим, Шарон  Ничего
Дырочка Пьяной Шарон  Приняла В Себя Толстый Член Тима, К Сожалению Кончил Только Тим, Шарон  Ничего
Дырочка Пьяной Шарон  Приняла В Себя Толстый Член Тима, К Сожалению Кончил Только Тим, Шарон  Ничего
Дырочка Пьяной Шарон  Приняла В Себя Толстый Член Тима, К Сожалению Кончил Только Тим, Шарон  Ничего

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Shalkis 12.09.2019
Девушка Делает Себе Приятное
Vobar 29.12.2018
Порно Фильм Русские Военные
Dousida 21.12.2019
Порно Хд Скачать
Fenrisida 18.04.2019
Шокирующие Порно Изнасилование
Arashilkree 25.02.2019
Голая Оксана Федорова
Vozuru 01.06.2019
Видео Онлайн Бесплатно Интим
Molmaran 15.06.2019
Порно Девушки Трахает С Свиням
Дырочка Пьяной Шарон  Приняла В Себя Толстый Член Тима, К Сожалению Кончил Только Тим, Шарон  Ничего

7007077.ru