7007077.ru
Категории
» » Когда Дома Никого Не Было, Келли Поставила На Стул Резиновый Член И Села На Него Смотреть

Найди партнёра для секса в своем городе!

Когда Дома Никого Не Было, Келли Поставила На Стул Резиновый Член И Села На Него Смотреть

Когда Дома Никого Не Было, Келли Поставила На Стул Резиновый Член И Села На Него Смотреть
Когда Дома Никого Не Было, Келли Поставила На Стул Резиновый Член И Села На Него Смотреть
Советуем
От: Fenrijin
Категория: Члены
Добавлено: 01.05.2019
Просмотров: 5233
Поделиться:
Когда Дома Никого Не Было, Келли Поставила На Стул Резиновый Член И Села На Него Смотреть

Голые Девушки С Огромными Сиськами

Когда Дома Никого Не Было, Келли Поставила На Стул Резиновый Член И Села На Него Смотреть

Порноа Зрелых

Порно Шоу С Огромным Членом

Порно Писающие Зрелые Туалет

Если следовать в порядке очередности фактов, то нам известно, что все началось с сопровождаемой грохотом вспышки над городом, за которой последовал взрыв в лесу. Исследование показало, что такая вспышка с грохотом не единственная в своем роде.

Двумя неделями раньше подобное явление наблюдалось на нашем западном испытательном полигоне. А еще неделей раньше о таком же событии сообщили с полигона испытаний бомб русские. Следовательно, мы можем ожидать, что случившееся здесь может повториться в любом из этих двух мест, а может быть и в любом другом. По секрету могу сказать, что Вашингтон неистовствует и требует, чтобы было что-нибудь сделано для прекращения этого безобразия. Кое-что делается непосредственно в данный момент.

Части нашей Национальной Гвардии сейчас вступают в бой с Глазами, и к полудню им наступит конец. Одно действие в один момент времени. И одна тактика в одной операции. Глаза нельзя поймать и нельзя удержать.

Эта идея подразумевает, что Глаза представляют собой полноценные живые существа, на которые можно наброситься и захватить в плен. Но это же нелепо. Одна - они являются некими механизмами Вторая - они просто проявления, порождаемые какой-то силой, действующей где-то совершенно в другом месте. Если у них есть психическая сила, чтобы гипнотизировать огромные массы людей, то почему они также не могут вызывать галлюцинаций?

Коллинз может быть и прав. У меня самого были подобные соображения. Однако, я точно знаю, что Глаза состоят из осязаемого вещества. Я видел, как в них стреляли, я видел, как в них появляются отверстия, и я видел как у них идет кровь. Пока я не готов идти дальше этого. Но мне хотелось бы поймать один Глаз, и тогда мы бы все узнали, так ведь? Мне нравится ход ваших мыслей, Хослер, - проговорил Стенли. Однако, я продолжаю настаивать на том, что вы торопитесь и слишком пессимистичны. Сегодня после обеда все будет ясно.

Наши бойцы дадут ответ, запомните мои слова. Нерешительный стук в дверь заставил его повернуться. Создавалось впечатление, что он все время крутится вокруг своей оси. Вошел молоденький лейтенант Национальной Гвардии. Он был грязным, растрепанным и имел такой вид, будто за ним гнались. Войдя, он забыл отдать честь стоящему перед ним старшему по званию, но Стенли не стал его упрекать. Линк уступил кресло представителю армии и просто ожидал слов, смысл которых ему уже был понятен.

Лейтенант начал тихо говорить, словно боясь повышать голос выше шепота. Вышли за город в открытое поле. Наше вооружение составляли крупнокалиберные винтовки и два полевых орудия.

Мы делали все, что могли: Они возвращались друг к другу, залечивались и Ну, а теперь, у меня есть мой шанс попробовать? По крайней мере, это хоть что-то, пока мы будем искать новую идею. Но ни один человек из лаборатории участвовать в этом не должен. После того, что произошло с Хендриксом, это слишком опасно. А кроме наших людей здесь больше никого нет.

Все гражданские в нашем районе прячутся по домам. Люди больше не выходят на улицу. Они быстро уловили, что Глаза атакуют только группы людей и оставляют в покое одиночек. Поэтому они отказываются выходить туда, где могут быть другие, чтобы не образовывать группу.

Ни один из них не пойдет добровольно, а это должна быть именно добровольная работа. Вот Коллинз может пойти со мной. Я не собираюсь выходить на открытое место, чтобы рискнуть засадить одну из этих тварей в клетку. Это самоубийство в стиле зомби. Линк почувствовал себя в одиночестве. Одному ему этого не сделать Нужен хоть кто-нибудь, и он должен был признаться себе в этом.

Одним поступком Вес предлагал и помощь, и предание забвению их ссоры. Линку было очень стыдно что-либо отвечать, но он должен был это сделать, должен был выразить в этом ответе ту глубокую благодарность, которую испытывал, и, глядя в пол, он произнес:.

За то время, пока полковник излагал свое решение, Линк вдруг понял одну очень важную для себя вещь. Ему нужен Вес и его дружба. Но у него не было бы ни того, ни другого, если бы Вес не оказался достаточно великодушен и не сделал первого шага Ему надо многому научиться у этого спокойного педантичного человека, и он надеялся, что у него будет время и возможность научиться этому. Комната, которую Линк присмотрел под свою экспериментальную лабораторию, располагалась в административном здании.

Места в ней хватало только на верстак, письменный стол и три стула. Они открыли окно, чтобы проветрить затхлый воздух, и Вес принялся подметать пол. Если клетка, то из какого материала? Кроме того, нам не придется ждать доставки. Кстати, я сомневаюсь, что кто-нибудь сейчас будет заниматься доставкой.

Выйдя в холл, они прошли в расположенную в дальнем конце большую комнату. Она была завалена различными материалами, которые в свое время заказали и не использовали, а потом закинули в кладовку и забыли.

Чихая от пыли, они провозились в ней до темноты, но, в конце концов, нашли все, что им требовалось. Линка подгоняла необходимость быстро выполнить поставленную задачу, но тем не менее он понимал, что когда клетка будет готова, перед ними встанет значительно более сложная проблема поимки.

Как можно поймать Глаз? Ответ зависел от того, смогут ли они сделать его недееспособным на достаточно длительный промежуток времени, чтобы запихнуть в клетку. Но весь их личный опыт не годился для решения этой задачи.

По мере того, как клетка приобретала вид высокой прямоугольной конструкции, верх, низ и три стороны которой были закрыты проволочной сеткой, а оставшаяся сторона оставалась не закрытой в ожидании стекла, которым занимался Вес, Линк продолжал изо всех сил думать над решением проблемы.

Нужна была простая идея: По всей видимости Глаза похожи на обыкновенные глаза человека: Следовательно, их можно лишить возможности видеть. И неважно, просто это звучит или нет, но слезоточивый газ наверное может оказаться полезным средством для ослепления Глаза.

Если с помощью гранат со слезоточивым газом создать плотное облако, то оно должно вывести Глаз из строя на достаточный промежуток времени, чтобы они успели прибрать его к рукам. Надо как-то тянуть его или толкать.

Они плавают в воздухе, так что, если нам удастся накинуть на него что-нибудь и затем потянуть, то он должен поплыть за нами. По мере того, как Вес излагал свои соображения, в голове у Линка складывалась картина действия, и нужный им инструмент на этой картине уже был. Когда я вызвался добровольцем, у меня были большие сомнения, что ты вообще что-нибудь придумаешь. Откровенно говоря, я думал, что Иверсон присвоит себе мою идею, а затем поручит ее выполнять каким-нибудь беднягам-придуркам, и мне снова придется нести вину за их неудачу.

Линк Хослер и Уэсли Роув - два придурка в традиционном составе. Утро выдалось солнечным, и они втроем вышли на улицу, потому что Икбод отказался остаться дома. После ухода экономки он слишком долго оставался один и требовал компании. Пес нервничал и проявлял нетерпение, тыкаясь своим беспокойным носом в руку Линка. Это, конечно, меньше всего нравилось Линку, но он хранил молчание.

Домой они приехали на грузовичке-пикапе, принадлежащем лаборатории, и теперь он с грохотом катил по Кольт Стрит, нарушая утреннюю тишину. Линк подумал, что они, должно быть, представляют собой странную картину: Они выходили на битву против пушек вооруженные одними палками. Гранаты со слезоточивым газом находились в ящике, который держал Вес, сверху лежали два противогаза.

Сеть в сложенном виде лежала рядом с клеткой. Устремляясь за город, Линк держался пустынных дорог. На встречаемых по пути фермах не было заметно никакой активности; должно быть это были уже мертвые фермы.

Линк держал путь в сторону заказника к пресловутой "дыре", но минуты шли, а они по-прежнему оставались одни. В поле зрения не было ни одного Глаза. Солнце поднялось до отметки десяти часов, но они, как и раньше, двигались по дороге одни, представляя собой хорошо видимую, но невостребованную мишень.

Минута шла за минутой, и у Линка от постоянного напряжения стали влажными руки. Нам что, ехать прямо к ним в логово? Может быть мы не очень лакомая жертва.

Один грузовик и всего два человека Поля, в том месте, где они находились, заросли высокими сорняками. Впереди неясной тенью маячила небольшая рощица, ярко расцвеченная на фоне неба.

Линк попытался насладиться ее красотой, красными факелами кленов и более высокими желтыми вязами. Ему захотелось отдохнуть в ней. Слишком сильное напряжение может привести к проигрышу в сражении, а сражение будет настолько опасным, что ему все время придется быть начеку. Если, конечно, сражение состоится. Когда они приблизились к роще, Икбод напрягся. Его беспокойный нос перестал везде соваться и, подрагивая, указал прямо вперед.

В его глотке заклокотало почти неслышное рычание, и в ответ на ощущение опасности нога Линка надавила на педаль тормоза. Выше над деревьями появилась тень, которая материализовалась в раздутую форму гигантского Глаза.

Он был голубым, водянисто-голубым, и поводил своими зрачками из стороны в сторону, окидывая взглядом землю. Рука Веса накрыла руку Линка, а сам он, как и его собака, замер в неподвижности. Глаз взмыл выше и продолжил свой путь дальше. Его пустой взгляд скользнул по грузовику, после чего, не задерживаясь, переместился в другую сторону.

Он не собирался обращать на них внимания. Более того, он собирался пролететь мимо. Вне себя Линк выскочил из грузовика. Это был его шанс, и он его упускал. Топая ногами, он начал орать во всю глотку и размахивать руками в воздухе. Глаз повернулся в воздухе, чтобы получше рассмотреть Линка. Линк еще сильнее замахал руками, осыпая его проклятиями. Если его можно рассердить, то он обязательно рассердит его.

Глаз надвинулся ближе, и Линк продолжал подзадоривать его и осыпать яростными оскорблениями. В том поезде было очень много людей, и все делились между собой едой: Я такого никогда даже не пробовала. Пока я ела, то смотрела в окно. Как много тут деревьев! В Ирландии деревья есть только у самых богатых, а в Америке они растут повсюду, и в их тени может укрыться любой желающий.

Вот я и написала, что Америка была для меня великодушной матерью, которая делится любовью со всем миром, которая принимает в свою семью, устраивает пикник в тени деревьев, угощает всякой едой из разных стран и говорит при этом: Поэтому я патриот этой страны. Она может нарисовать кого угодно и что угодно.

Видите это платье, которое сейчас на ней? Эту модель она нарисовала сама. Я не хотела занимать ваше время такими глупостями. Я просто не могу держать таких легкомысленных болтушек в команде своих телефонисток. Они плохо влияют на остальных. Не могли бы вы подождать за дверью кабинета? Но через несколько минут мистер Бартлетт позвал нас обратно. Мисс Аллен молча опустилась на свой стул. Мисс Маккейб, мне нужен человек с литературными способностями, чтобы отвечать на вопросы и предложения, которые присылают мне наши клиенты.

Как думаете, вы могли бы справиться с такой корреспонденцией? Мисс Маккейб, вы не возражаете против того, чтобы принять участие в таком эксперименте? Но нашим покупателям не будет интересна европейская мода или даже то, что привозится из Нью-Йорка. Мы хотим предлагать хорошие платья, выкройки которых легко повторить. Повернитесь кругом, мисс Келли… Да, такой простой, но стильный наряд, вроде вашего платья, прекрасно подойдет для этих целей. Вы согласны со мной, мисс Аллен?

Мы попробуем, начав, скажем, с семи разных изделий, которые будут проиллюстрированы рисунками мисс Келли в нашем каталоге, а затем растиражируем и будем продавать выкройки мисс Маккейб.

А вашу заработную плату повысим на один доллар в неделю. Неужто он на самом деле собирается платить за мои эскизы одежды, тогда как все предыдущие мои учителя называли мои рисунки не иначе как каракулями? А мистер Бартлетт хочет поместить мои рисунки в каталог вместе с выкройками Розы, чтобы их могли покупать все женщины? Да я могу делать по семь разных набросков каждый день, потому что в голове моей роится уйма идей.

Что мне одной с ними делать? Вряд ли мы с Розой когда-нибудь сможем сами стать портнихами. Не могу представить, чтобы я сантиметровой лентой измеряла чьи-то там бедра с полным ртом булавок. Что будет с Генриеттой, когда она об этом узнает? Я уже некоторое время слежу за вами тремя. Мы ведь не знали, что вы один из нас. И я предложил вам эту работу только потому, что верю: Но никаких фаворитов я не допущу, как и того, чтобы наши трудовые ресурсы разлагали всякие смутьяны разного толка.

Вы меня понимаете, мисс Келли? Что в этом плохого? Завтра мы придем ровно в девять, мисс Аллен. Чтобы уберечься от этого, я решила сохранить эти хорошие новости в секрете, но Мейм уже кричала через дверь:. Вместо этого мы получили замечательную новую работу! Все удивленно посмотрели на нас, и на некоторых лицах я увидела отблески тех самых смертных грехов. И это вызвало крайнее раздражение у Генриетты, особенно после того, как мама заметила:. Я рисовала наш домик и поля вокруг него обугленной палочкой на обломке грифельной доски.

Это было очаровательное место. Мама скорбела о старой Ирландии так же, как бабушка Онора. Будучи самой младшей внучкой, в детстве я любила слушать ее рассказы о своем доме на берегу залива Голуэй. В четырнадцать я перестала слушать эти истории. К счастью, Аг тогда жила вместе с нами. Она с радостью усаживалась бабушке на колени и слушала ее.

Особенно после того, как бабушка сводила нас всех в ирландскую деревню на Всемирной выставке в Чикаго. Аг тогда было четыре года, и она подумала, что с высоты увидела залив Голуэй. Именно это тебе и запомнилось. Так что радуйтесь тому, что вы американки, девочки. Я знала, что отцом детей Майры был ее лендлорд. В меню было написано: Томас поселился в Сан-Франциско. Тогда ему было лет пятьдесят, он никогда не был женат. Мужчина он был довольно суровый, не смеялся и не участвовал в веселой болтовне вместе со всеми остальными.

Он выпивал, прикладываясь к серебряной карманной фляге, которую больше никому не предлагал. Томас наклонился ко мне и сказал:. Я видела, что бабушка Майра следит за нами, и чуть позднее, когда мы прогуливались по центральной аллее, она отвела меня в сторону. Он знал, что им такая версия понравится. Хотя сама я в толк не возьму, как может нравиться то, что англичане схватили за горло несчастную чужую страну.

Когда я была маленькой, то думала, что Патрик мне дедушка. Мне тогда было лет десять. Я любила помогать ему копать картошку на участке земли, который он возделывал на пустоши недалеко от берега реки. Дедушка Патрик рассказывал, что когда-то на этом месте стоял лагерь последней в Бриджпорте семьи индейцев потаватоми.

Вообще, он знал массу замечательных историй. Подозреваю, что с того самого дня я начала уклоняться от выслушивания рассказов бабушки и хора женщин в темных шалях, которые собирались вокруг нашего очага. Это все были очень печальные истории: В Чикаго ирландцы жили счастливо.

Мы потерялись в старой Ирландии, но побеждали в Чикаго. Взять хотя бы меня: Да здравствую я, ура! Никто не станет покупать дурацкие платья, которые ты выдумываешь, Нони. Тут скрывается что-то другое. Может, этот Бартлетт чего-то от тебя ждет? А у Нони масса талантов. Критиковать меня, а ведь я всего лишь говорю правду.

Но всем плевать на то, что я думаю, особенно когда собой похваляется мисс Нора Келли, которая слишком хороша, чтобы как-то приложить руку к содержанию дома в чистоте и порядке. Нони заразила тебя, а ты это позволяешь. Я назвала тебя в честь своей учительницы, сестры Агнеллы, которая ценила меня, а теперь ты, моя собственная дочь….

Генриетта встала и вышла из комнаты. Лицо ее покраснело и скривилось, она буквально выдавливала из себя жалостливые слезы. Я спустилась по лестнице и вышла на Хиллок. Генриетта разрушает все вокруг себя, а мы позволяем ей это. Бабушка Онора говорила, что когда человек возмущается по поводу чужого успеха, то это худшая разновидность зависти.

Знаю, Генриетте пришлось пережить тяжкие времена, смерть мужа и многое другое, но она никогда не голодала. Основную долю расходов по дому несет Майк, но все мы участвуем в оплате жилья и еды, поддерживая Генриетту и ее детей. Я сжала кулак так сильно, что ногти впились в ладонь.

Она выводит меня из себя. Но не могла следовать собственному совету. Стоял замечательный вечер, бриз дул с озера, унося смрад со скотобоен вдаль. В семь часов вечера на улице еще было светло. Вокруг солнца, начинающего опускаться за прерию, собралась стайка облаков. Дядя Стивен, отец Эда, рассказывал, как в этом месте на окраине Бриджпорта собирались караваны крытых повозок, готовящихся отправиться вдоль по Арчер-авеню, конец которой терялся в высокой траве и бескрайних просторах прерий.

Если бы я сейчас увидела такую повозку переселенцев, то не раздумывая прыгнула бы в нее. Однако вместо этого я шла на запад еще две мили пешком, пока не добралась до Брайтон-парка и пансиона тети Кейт Ларни, где жили Роза и Мейм Маккейб. Сестры сидели на крыльце вместе с сыном тети Кейт, Джоном Ларни, приятным молодым человеком лет тридцати.

По его внешнему виду никогда не догадаешься, что он детектив полиции, пока не увидишь его в идеально сидящей на нем темно-синей униформе. За ним следовала тетя Кейт с блюдом домашнего печенья. Экспедиция с армейским геодезическим отрядом добавила ему мускулов. Надо сказать, между нами всегда чувствовалась какая-то связь. Как это ни странно, ему я могла рассказывать то, о чем не могла сказать собственным братьям.

Возможно, потому что Майк, Март и Джим всегда видели во мне лишь младшую сестренку. Я была очень рада, когда Генриетта привела к нам Агнеллу. Наконец-то у меня появилась младшая сестра. Впрочем, ее сыновей я тоже любила. Правда, они были совсем маленькими, когда приехали к нам. А были еще и гости: Джон Ларни и Роза уселись вместе на качели и раскачивались на ветерке, который приносит свежесть с озера Мичиган. А Эд сел рядом с Мейм на двухместный диванчик. Тетя Кейт налила лимонад Розе, Мейм и мне, а себе и мальчикам плеснула пива.

Но при этом добрая. Она стала второй матерью для Розы и Мейм Маккейб, которые потеряли свою маму еще в детстве. Эд начал рассказывать нам о своих приключениях с армейским геодезическим отрядом, прокладывавшим через дикие просторы Мичигана трассу для нового канала, который должен был соединить Великие озера. Там все с университетским образованием, а у меня за спиной только вечерняя школа. Но я рассказал им, что прошел производственную стажировку в городской санитарной службе, начав лесорубом, который выкорчевывал деревья вдоль канала.

Таким образом я прошел путь от подносчика рейки до полноправного геодезиста. В лагере после ужина я беседовал с капитаном Льюисом, задавал ему массу вопросов: А он поручал мне все более и более ответственные задания. Говорил, что любой важный инженерный проект зависит от точности топографических исследований. Сначала нужно выяснить рельеф местности.

А я сказал ему, что это справедливо и во многих других вопросах. Какая-то местная станция, работающая в коротковолновом диапазоне. Представляете, кем надо быть, чтобы напялить мини-юбку в такую погоду. Наверное, думает, что мои ребята сами ей все расскажут. Только они в отличие от фэбээровцев знают, что к чему.

Она отступила и, прихватив латексные перчатки, покачала головой. Я поглубже засунула руки в карманы плаща. Макговерн постоянно метала стрелы в адрес тенденциозной, лживой прессы, так что ее уже никто не слушал. Не надо быть бойскаутом, чтобы догадаться, как возник пожар и как сгорели все эти бедные животные. Уютно свернувшись на теплом переднем сиденье, он преспокойно отдыхал и явно не собирался вылезать, пока мы не подготовим для него площадку. Макговерн работала со мной не впервые и знала, что при необходимости я могу прыгнуть в реку, пройти через огонь или разгрести кучу мусора.

Она знала, что я могу взять в руки лопату и не буду сидеть в стороне. Мне не понравилось ее предложение, и я уже собралась было ответить и тут, повернувшись, увидела, что Макговерн неотрывно смотрит куда-то вдаль с застывшим на лице выражением недоуменного удивления. Проследив за ее взглядом, я обнаружила черного жеребенка, стоящего примерно в сотне ярдов к востоку от нас, за курящимися развалинами конюшни. С того места, где мы стояли, великолепное животное казалось вырезанным из эбенового дерева, и я даже могла различить, как подрагивают его мускулы и хвост.

Нужно установить, откуда этот субъект взялся, спасся ли из огня или просто сбежал из какой-то другой конюшни. Вооружившись лопатой, Макговерн спустилась в вонючий котлован и заняла место там, где когда-то, по всей вероятности, находился главный вход. Вода здесь доходила ей до колен. Ботинки уже промокли, пальцы становились все менее и менее послушными, и я знала, что вскоре мне потребуется туалет.

В полевых условиях его роль чаще всего выполняли либо какое-нибудь дерево, либо холмик — короче, любой укромный уголок, где я была надежно защищена от мужских глаз.

Прежде чем спускаться к обгоревшим руинам, я неспешно обошла все пепелище по периметру. В местах столь внушительных катастроф главную и первостепенную опасность представляет оседание и обрушение оставшихся строительных структур, и, хотя стены бывшего двухэтажного особняка выглядели достаточно прочными, я бы предпочла, чтобы их обрушили краном и оттащили в сторону.

Оглядывая котлован, ежась от пронизывающего ветра и чувствуя на себе взгляд Макговерн, которая, наверное, заключила сама с собой пари насчет того, надолго ли меня хватит, я с ужасом представляла, как возьму сейчас грабли и начну разгребать жуткий мусор. При одной мысли об этом у меня уже болела спина. Через зияющие проемы окон и дверей я видела черную от сажи яму, заполненную мутной водой, в которой виднелись тысячи стальных обручей от бочонков с виски. Вероятно, когда дубовые десятигаллонные емкости начали взрываться, пылающая река разлившегося бурбона вырвалась через дверь и устремилась вниз по склону холма к конюшням, где содержались лошади, еще одно ценное имущество Кеннета Спаркса.

Первой задачей следователей было определить место, где начался пожар, и, если повезет, причину возгорания. Предоставив им заниматься своим делом, я отправилась по своему маршруту, обходя лужи и становясь на все, что выглядело достаточно надежно, чтобы выдержать мой вес.

Повсюду торчали гвозди, и я даже вытащила один из подошвы левого ботинка, мысленно поблагодарив Люси за ее подарок — универсальные плоскогубцы. Моей первой целью был прямоугольный каменный свод главного входа в бывший особняк. Достигнув его, я постояла несколько минут, осматривая ту же картину с другой точки. До сего момента я еще ни разу не воспользовалась фотоаппаратом. Годы работы научили меня не торопиться и дать глазам присмотреться. Вот и сейчас, оглядывая котлован, я замечала немало странностей.

С того места, где я стояла, открывался прекрасный вид. Вероятно, тот, кто смотрел в окно верхнего этажа, мог видеть и деревья, и пологие склоны зеленых холмов, и пасущихся на лугу лошадей, которых хозяин покупал, растил и продавал. Предполагалось, что в ночь пожара, седьмого июня, Кеннет Спаркс находился в доме, и я вспомнила, что погода в тот день была немного теплее, ветер дул не так сильно, а в небе стояла полная луна. Я еще раз обвела взглядом то, что осталось от прекрасного здания: Тут и там виднелись обгоревшие книги, картины, матрасы, предметы мебели.

Все это упало с верхних этажей и слоями осело в подвале. Где мог находиться Спаркс в тот момент, когда сработала пожарная сигнализация? Может быть, стоял у окна в гостиной, любуясь открывавшимся оттуда видом. Может, был на кухне и готовил ужин. Но чем больше я думала об этом, тем меньше находила причин, которые могли бы помешать ему покинуть горящее здание, если только он не был пьян, не накачался наркотиками или не пытался справиться с огнем самостоятельно, пока не потерял сознание, надышавшись угарным газом.

Люси с товарищами работала на другой стороне ямы, стараясь разобраться в распределительной коробке. Продолжая говорить, она перевернула ногой почерневший каркас с остатками проводов и с раздражением отшвырнула пару стальных обручей. Разбитое стекло упало внутрь. Может быть, кто-то вломился в дом снаружи? Возникает неравное напряжение, и на стекле появляются тепловые трещины, заметно отличные от тех, которые вызваны механическим ударом. Так что тот факт, что осколки оказались внутри, еще не означает, что кто-то разбил его снаружи.

Макговерн кивнула и продолжила то, что скорее напоминало практическое занятие для будущих дипломированных специалистов. Цемент разъел пробивающийся через швы дым. Мы видим расплавленное стекло и расплавившиеся медные трубы. Так, переговариваясь, обсуждая, роясь в грязи, они продолжали работать на фоне постоянно капающей воды и рокота насосов. Заинтересовавшись попавшими под грабли пружинами, я присела и принялась вручную разгребать камни и обугленные куски дерева.

При работе на месте пожара всегда надо помнить, что жертва могла погибнуть в постели. Однако ничего такого, что пусть даже отдаленно напоминало бы человеческие останки, не попадалось — только промокший, отдающий гарью хлам, бывший когда-то прекрасными вещами, заполнявшими богатый особняк Кеннета Спаркса.

Кое-где выступающие из воды кучи еще курились, но большая часть добычи, попадавшей в мои грабли, представляла собой холодные, отдающие тошнотворным запахом сгоревшего виски куски мебели и домашней утвари. В работе прошло все утро. Закончив с одним участком, я переходила на другой и делала там то же самое: Группа разбрелась по участкам, каждый занимался своим делом.

Огонь уничтожил два верхних этажа и почти все, что на них находилось. Это не короткое замыкание, не оставленный включенным утюг и не загоревшаяся лужица жира или масла.

За всем стоит что-то большое и хитроумно устроенное. Я уже давно заметила, что люди, сражающиеся с огнем, говорят о нем как о живом существе, наделенном собственной волей и характером. Макговерн начала работать рядом со мной, загружая все, что могла поднять, в стоящую неподалеку тачку.

Мне попался камень, который отдаленно напоминал пальцевую кость, и пока я его очищала, она указала граблями наверх. Другими словами, сверху лежит то, что осталось от крыши и второго этажа. Именно в этом мы сейчас и копаемся. Мы работали и работали, и никто не брал перерыв больше пятнадцати минут. Ребята из местного пожарного депо снабжали нас кофе, содовой и сандвичами и установили по периметру кварцевые лампы, чтобы в нашей мокрой яме было хоть чуточку светлее.

Расставленные по всем четырем сторонам помпы без устали всасывали воду и изрыгали ее на траву за гранитными стенами, но и после того, как они откачали тысячи галлонов, условия работы не стали лучше.

Прошло несколько часов, прежде чем ландшафт заметно изменился. В половине третьего я почувствовала, что не могу больше терпеть, и выбралась из котлована. Вполне устраивавшее меня неприметное место обнаружилось неподалеку от дымящихся развалин конюшни, под широко раскинувшейся кроной большого дерева. Руки и ноги у меня окоченели, но тело под тяжелой спецодеждой покрылось потом. Наконец я, нервно оглядываясь, опустилась на корточки.

Потом решила пройти к стойлам. Запах смерти ударил в нос и, пробравшись внутрь меня, остался там, отложившись в каких-то потаенных уголках. Лошади лежали кучей, одна на другой, с подогнутыми под себя ногами и лопнувшей от набухшей, сварившейся плоти шкурой.

Жеребцы, кобылы, мерины сгорели до костей, и от их обугленных трупов еще поднимались струйки дыма. Хотелось думать, что они умерли от удушья еще до того, как до них добралось пламя. Я насчитала девятнадцать тел, включая двух годовалых жеребят и одного постарше.

Жуткая вонь от сгоревшего конского волоса окутала меня подобно тяжелому покрывалу. Прибавив шагу, я миновала конюшню и поспешила к руинам особняка. Издалека, четко выделяясь на фоне серого неба, на меня снова смотрел неподвижно застывший жеребенок, единственный выживший, одинокий и печальный.

Макговерн по-прежнему орудовала то граблями, то лопатой, убирая мешавший ей мусор. Было заметно, что она тоже устала, и это доставило мне странное, отдающее злорадством удовольствие.

Небо потемнело, ветер стал резче и колючее. Невозможно представить, чтобы он смог выбраться оттуда сам. Надеюсь, кто-нибудь о нем позаботится? Нашли раму от потолочного окошка, которое, кстати, было открыто во время пожара. Слева от вас, дюймах в шести, то, что осталось от ванны. Помпы продолжали изливать на траву ручейки грязной воды, и ее уровень в котловане упал примерно еще на один фут.

Неподалеку двое ребят вытаскивали кусочки дубового паркета, прогоревшие почти на всю толщину. Эта находка стала еще одним свидетельством в пользу того, что пожар начался на первом этаже в районе хозяйских апартаментов, где мы обнаружили ручки от ящиков, остатки мебели из красного дерева и сотни металлических вешалок для одежды. Порывшись, мы нашли обугленные мужские туфли и кое-какие обрывки костюмов и рубашек, которые, вероятно, хранились в сделанном из кедра шкафу.

К пяти часам уровень воды упал еще на фут, и перед нами обнажился печальный ландшафт, напоминающий сгоревшую мусорную свалку с почерневшими от копоти приборами и каркасами диванов. Расчищая зону ванной, мы с Макговерн наткнулись на десятки пузырьков и флаконов из-под лосьонов и шампуней. Мы убрали лишний мусор, и Макговерн ахнула, увидев жуткие останки человеческого тела, которое, как мне сразу стало ясно, никак не могло быть телом Кеннета Спаркса.

Верхняя часть лица сплющилась под тяжестью толстого, испещренного трещинами куска стекла. Глаза казались мутно-голубовато-серыми, но это, конечно, не был их настоящий цвет. Они смотрели на нас из-под обгоревшей лобной кости. Пряди длинных светлых волос жутковато шевелились в оседающей грязной воде. Ни носа, ни рта не было, лишь мертвенно-бледная прокаленная кость и зубы, горевшие до тех пор, пока в них не осталось ничего органического.

Шея сохранилась практически в нетронутом виде, туловище закрывало разбитое стекло, а в сварившуюся плоть вплавилась какая-то темная ткань, бывшая, возможно, блузкой или рубашкой.

Я даже рассмотрела узор. Нижняя часть туловища тоже оказалась под стеклом. Ноги обгорели до костей, но кожаные ботинки уберегли от огня ступни. Кисти и предплечья отсутствовали, и я не смогла обнаружить даже следов костей. Я посмотрела в пустое небо, представляя ванную комнату, в которой, по всей вероятности, и умерла эта женщина, и достала из кейса фотоаппарат.

Под ногами хлюпала холодная вода. Перчик и его проводник уже стояли у бывшего входа, а с разных сторон к нам подходили агенты — известие о находке успело облететь весь котлован. Я вспомнила о Спарксе. Все здесь казалось мне бессмысленным, за исключением того, что в ночь пожара в особняке находилась женщина. Я боялась, что и его останки могут быть где-то рядом. Агенты уже окружили находку. Кто-то принес пластиковый мешок. Я развернула его и сделала несколько фотографий.

Плоть приварилась к стеклу, и их еще предстояло разъединить. Сделать это можно было в морге, поэтому я попросила собрать и окружающий тело мусор. Давайте принесем носилки и несколько простыней. Надо позвонить в местную похоронную службу. Положить ее надо не переворачивая, лицом вверх. И поменьше нагрузок на тело, чтобы не сломать кости и не порвать кожу. Теперь откройте пошире мешок. Тебе еще придется выучиться каратэ, чтобы отделываться от назойливых фотографов.

Он улыбнулся в тусклом свете сигареты. Ги уже, видел это представление, когда оно было показано впервые несколько лет назад, но Розмари всегда мечтала посмотреть его. Хатч тоже видел спектакль, поэтому Розмари пошла с Джоан Джеллико, которая за обедом в ресторанчике созналась, что расходится с Диком и у них теперь нет ничего общего, кроме адреса. Эта новость расстроила Розмари. Уже несколько дней Ги был чем-то занят, он казался далеким и озабоченным и не делился своими мыслями с ней.

Может быть, у Дика с Джоан тоже так все начиналось? Она рассердилась на Джоан за то, что на ней было слишком много косметики и она очень громко аплодировала в таком маленьком театре. Не удивительно, что они разошлись с Диком: Когда Розмари пришла домой, Ги как раз выходил из ванной после душа. Он был какой-то возбужденный и таким оставался всю неделю. Разные чувства овладевали Розмари. Спектакль был хороший — даже лучше, чем она ожидала, но были и плохие новости — Джоан и Дик разошлись.

Она взяла в кухне кусок фольги и тройным слоем обмотала ею несчастный талисман. Ги оставался в приподнятом настроении все воскресенье: Он отменил занятия с Домиником и внимательно поглядывал на телефон, каждый раз хватая трубку, как только раздавался первый звонок.

В три часа дня телефон зазвонил снова, и Розмари, переставляя стулья в гостиной, услышала голос мужа:. Он даже не взглянул на нее. Просто кошмар… — Он выпрямился. Я бы не хотел, чтобы она досталась мне таким образом, но я… — Он снова замолчал. Аллан Стоун — это его агент, но я уверен, что никаких затруднений не будет, мистер Вайсе, во всяком случае, что касается меня. Он повесил трубку и, закрыв глаза, некоторое время сидел неподвижно. Он был бледен, лицо застыло — просто восковая фигура в одежде, с настоящим телефоном и с настоящей банкой пятновыводителя.

Сейчас он в больнице, ему дали сильную дозу успокоительного. Они с болью смотрели друг на друга. Он перевел взгляд на банку с пятновыводителем, которую все еще держал в руке, и поставил ее на тумбочку.

Ги встал и пошел к двери, не переодеваясь, открыл ее и не стал придерживать: Розмари ушла в гостиную, думая о бедном Дональде Бомгарте и счастливом Ги; нет — о счастливых Розмари и Ги, о роли, которая не останется незамеченной, даже если весь спектакль и окажется неудачным, о том, что после такой роли обязательно предложат еще одну, может быть, в кино, и у них будет дом в Лос-Анджелесе, сад с травами и трое детей с разницей в два года… Бедный Дональд Бомгарт со своим нелепым именем, которое он так и не поменял… Наверное, он хороший актер, если сначала для роли выбрали его, а не Ги, но теперь он лежал в больнице под сильной дозой успокоительного — слепой, пытавшийся покончить с собой.

Присев на подоконник, Розмари наблюдала за дверью подъезда, ожидая, когда появится Ги. Интересно, думала она, когда начнутся репетиции? Конечно же, на этот раз она поедет с ним, она давно об этом мечтала Интересно, куда? Хорошо бы — в Вашингтон. Она там никогда не была. Пока днем Ги будет репетировать, она бы осматривала достопримечательности, а по вечерам, после работы, все встречались бы в ресторане или в клубе, чтобы посплетничать и обменяться последними новостями….

Теперь, когда он должен был чувствовать себя счастливым, он, наоборот, выглядел мрачным и встревоженным. Подолгу сидел, не двигаясь, и много курил. Иногда он начинал следить за каждым ее движением, будто в ней таилась какая-то опасность.

Она пошла на занятия, отлепила старый пластилин, переделала каркас и начала заново, новую работу среди новых учеников. Он носил роговые очки, имел огромный кадык и, несмотря на свои громадные мускулистые руки, лепил крошечные изящные фигурки. Однажды Розмари долго ходила по магазинам, а когда вернулась, то увидела букет роз на кухне, еще один в гостиной, а из спальни вышел Ги с розой в руке, виновато улыбаясь, как будто репетировал сцену из какого-то нового спектакля.

Это все из-за того, что я переживал: И больше меня ничего не интересовало вокруг. Давай заведем ребенка, ладно? Или троих, одного за другим. Я даже рассчитал, когда лучше этим заняться — в следующий понедельник и вторник. На календаре эти дни отмечены красными кружочками. Конечно, я говорю серьезно. Но только не надо плакать, Розмари, хорошо? Я очень расстроюсь, если ты будешь плакать, поэтому прекращай это сейчас же, ладно? Розмари пошла на Бродвей за рыбными котлетами и на Лексингтон авеню купить сыра — не потому, что его не было в магазине поблизости, а просто оттого, что утро было свежее и прозрачно-голубое, и ей захотелось побродить по городу.

Пальто развевалось, и утренние прохожие восхищенно посматривали на нее, а спешащие на работу служащие замечали ее неторопливость и немного завидовали. Был понедельник, четвертое октября, в этот день приезжал Папа Римский, и люди становились от этого более благожелательными и общительными, чем в обычные дни. Днем она посмотрела выступление Папы по телевизору, который выдвинула из ниши и повернула так, чтобы было удобно одновременно смотреть передачи и готовить на кухне рыбу с овощами и салат.

Неужели эти слова не дойдут даже до самых твердолобых политиков. В половине пятого, когда она уже накрывала на стол перед камином, зазвонил телефон. Они никогда не ладили между собой. Маргарита была тихой, сдержанной девушкой. Ей часто приходилось помогать матери сидеть с малышами. Поэтому ее звонок был неожиданным, странным и настораживающим.

Будто с тобой что-то случилось. Несчастный случай или что-то вроде этого. Короче, что тебе грозит опасность. В конце концов Джин сказал, что? Да ты знаешь, что отец с матерью хотели даже лететь в Нью-Йорк, чтобы увидеть его, и не смогли только из-за этой проклятой забастовки. Но некоторым все-таки удалось: Донованы уехали, Дот и Сэнди Валлингфорд… А ты там живешь, и не пошла на него посмотреть?

Я еще никогда не чувствовала себя такой здоровой и счастливой. Ведь я привыкла о вас, малышах, заботиться…. Розмари снова занялась сервировкой стола и вдруг почувствовала приступ ностальгии. Ей вспомнилась и Маргарита, и другие родственники, и Омаха, и безвозвратно ушедшее прошлое. Когда стол был накрыт, Розмари приняла ванну, напудрилась, надушилась, подкрасила глаза и губы, сделала прическу и надела красную пижаму, которую ей подарил Ги на прошлое Рождество.

Ги просил ее не готовить десерт, он хотел принести домой свой любимый тыквенный пирог. Я прошел мимо двух магазинов, но так и не вспомнил про пирог; ладно бы мимо одного, а то — двух! Ги пошел мыть руки, а она поставила в духовку фаршированную рыбу и заправила салат. Через несколько минут Ги появился в дверях кухни, застегивая воротничок синей велюровой рубашки. Он улыбался и был слегка заведен, как в первую брачную ночь.

Розмари нравилось видеть его таким. Они пили в гостиной джин и закусывали грибами. Ги положил в камин скомканную газету и несколько лучин, а потом еще два брикета кеннелевого угля. Густой дым клубами повалил к потолку. Он открыл задвижку трубы и включил кондиционер, который сразу же начал выгонять из комнаты дым.

Они поставили пластинку Эллы Фитцжеральд, Но как только супруги приступили к рыбным котлетам, в дверь кто-то позвонил. Он поднялся, положил салфетку на стол и отправился открывать. Розмари наклонила голову и прислушалась, Послышался голос Минни: Снова тихий голос Ги, потом опять Минни. Было похоже, что Минни не останется. Дверь захлопнулась, Ги закрыл ее и на цепочку отлично , и на засов прекрасно! Розмари выжидающе смотрела в коридор, и вот появился Ги с довольной улыбкой.

Обе руки он держал за спиной. Сверху мусс был посыпан шоколадной крошкой. В стакане Ги кроме этого лежал дробленый арахис, а у Розмари — половинка грецкого ореха. Мусс оказался великолепным, несмотря на легкий привкус мела, который сразу же напомнил Розмари школу и классную доску. Ги, правда, не заметил никакого привкуса. Я ничего странного не чувствую.

Что ты, очень вкусно! Раз ты не носишь амулет, который она тебе подарила, можешь и мусс не есть. Ведь только минуту назад ты сказала, что не надо над ней смеяться. А сама смеешься — принимаешь подарки и не используешь их как надо. Ги встал и пошел к проигрывателю.

Розмари сложила салфетку вдвое и швырнула туда две полных ложки мусса, а потом еще одну для ровного счета. Потом аккуратно свернула из салфетки кулек, и когда Ги вернулся, уже старательно выскабливала ложкой остатки мусса со дна стакана. Это даже хорошо, что ты так заботишься о старушках. Значит, будешь заботиться и обо мне, когда я стану такой же. Она подумала, что со мной что-то случилось. У нее было такое чувство, будто у нас что-то стряслось. Первая волна головокружения застала Розмари в кухне, когда она вываливала несъеденный мусс в раковину.

Она покачнулась, потом заморгала и нахмурилась. Из кабинета послышался голос Ги:. Но народу уже тьма. Она потрясла головой и сложила салфетки и скатерть в один узелок для стирки. Потом заткнула раковину пробкой, открыла горячую воду, добавила туда шампунь для мытья посуды и начала закладывать тарелки и кастрюли. Помыть все можно будет и утром, пусть пока отмокает. Второй приступ длился дольше, и начался в тот момент, когда Розмари вешала посудное полотенце.

На этот раз вся комната стала вращаться, и у нее чуть не подкосились ноги. Розмари схватилась за край раковины. Придя в себя, она мысленно стала складывать: Она направилась к двери и, вновь почувствовав, что все вокруг поплыло, схватилась одной рукой за дверную ручку, а другой — за косяк. Он выключил телевизор, подошел к ней и крепко взял ее за руку, одновременно поддерживая за талию. Ги повел ее в спальню и, когда она уже не могла больше идти сама, легко подхватил ее и донес на руках, положил на кровать, а сам сел рядом и осторожно погладил по голове.

Кровать показалась ей огромным плотом, мерно покачивающимся на волнах. Был солнечный день, дул легкий ветерок — отличная погода для морского путешествия. Президент, изучая большую карту, отдавал короткие приказы своему помощнику-негру.

Ги расстегнул пуговицы и снял пижамные брюки, решив, что она уже заснула и ничего не чувствует. Теперь на ней оставалось только красное бикини, но и все остальные женщины на яхте — Джеки Кеннеди, Поэт Лофорд и Сара Черчилль — тоже были в бикини, поэтому все, слава Богу, обошлось.

Президент был в военной форме. Никогда прежде у них не возникало трений, но теперь Келли не знала, как с ним держаться. Она хотела обнять его так же, как и Брэдли, однако интуитивно почувствовала, что, навязывая объятия, только оттолкнет его от себя. В конце концов, она просто протянула Скотту руку, и тот, чуть замешкавшись, пожал ее. Была ли это только игра ее воображения или действительно в его взгляде промелькнуло облегчение?

Легкая улыбка чуть смягчила черты мальчика, прежде чем он отпрянул. Потом на его лицо опять вернулось угрюмое выражение. Он направился к отцу, а Келли тяжело вздохнула, изо всех сил стараясь не показать, как ее уязвила неприязнь Скотта. У нее свело желудок от этого слова, от которого должно было бы веять спокойствием. Брэд схватил ее за руку, а его отец положил руку на талию Келли, ведя ее к выходу.

Скотт неохотно плелся сзади. Сдержать слово оказалось делом нехитрым. Совсем иное дело — постоянно жить с тремя Де Корс под одной крышей.

Келли сжалась в комочек на переднем сиденье. Она не заходила в этот дом со времени похорон Мери-Элизабет. У Ника было время привыкнуть, пережить утрату жены, но для Келли память о сестре слишком свежа. Внезапно в салоне раздался детский визг, и она, взглянув в зеркало заднего вида, увидела, что мальчики борются.

Всю свою жизнь она провела в окружении женщин — сестры, школьных подруг. Келли приезжала к сестре в гости, но чтобы жить с этими двумя сорванцами постоянно и не сердиться, нужно быть святой. Сегодня она сказала, будто верит, что замужество — это навсегда, думал Ник. Ее признание слишком обрадовало его. Ник Де Корс знал, что существует множество способов прервать отношения. Развод иногда оказывается наименее болезненным из них.

Он поймал взгляд Келли и залюбовался тем, как ее рыжие волосы отражают солнечный свет весеннего вечера. Они были зачесаны назад и скреплены на затылке широкой черной бархатной лентой. Несколько выбившихся прядей мягко завивались возле виска.

Правда, расстаться с поприщем сестры милосердия оказалось труднее, чем я думала. Эти детишки в педиатрическом отделении Ну в общем, я довольно сильно к ним привязалась. Возле Мэринер-серкл Ник свернул на длинную подъездную дорожку и остановил машину. Келли глубоко вздохнула, окинув взглядом покрытую зеленой травой лужайку, простиравшуюся от большого белого двухэтажного дома до самой улицы. Она смотрела так, будто видела все это впервые. Келли стояла на пороге, вспоминая свой последний приезд сюда.

Дом был переполнен людьми в трауре. Повсюду стояла какая-то еда, принесенная сердобольными друзьями. Но, все запахи смешались в один — опилочный. Она никогда не забудет удушающий аромат цветов. А после того как все ушли, припомнила Келли, Ник обнял ее, и она хорошенько выплакалась.

От этих мыслей, пронесшихся как вихрь, грудь внезапно сдавило от боли. До этого момента она и не представляла себе, насколько трудно будет вернуться в дом Мери-Элизабет.

Набрав в легкие воздуха, Келли шагнула в холл. На первый взгляд ничего не изменилось. Как обычно, блестели дощатые полы. Широкая лестница вела к четырем спальням на втором этаже. Оттуда уже доносился топот мальчишеских ног. Слева был вход в гостиную. На детском пианино возле камина, как и прежде, стояли фотографии. Келли подошла к инструменту и провела рукой по гладкой деревянной поверхности, рассеянно глядя на фото. Среди них оказался и свадебный снимок Ника и Мери-Элизабет. И опять с той же силой, как и тогда, много лет назад, когда Мери-Элизабет стала женой Ника, на Келли навалилось уныние.

Сегодня их никто не фотографировал. И о ее свадьбе не останется никаких напоминаний Еще одна фотография привлекла ее внимание, и она приподняла изящную керамическую рамку.

Снимок был сделан в ночь ее выпускного бала. Mери-Элизабет, выглядевшая, как всегда, безупречно, стояла рядом с Ником. А Келли, пристроившись с другой стороны, глазела на него с детской влюбленностью, ясно читавшейся на лице. Да и не мудрено: Келли стала тереть глаза, почувствовав сильный зуд. Должно быть, в комнате пыльно, подумала она. Но, осмотревшись, поняла, что вокруг безупречно чисто. Она услышала тяжелые шаги у порога и стук опущенного на пол чемодана.

Запах одеколона Ника донесся до нее, такой знакомый и приятный. Келли закашлялась, стараясь не обращать внимания на боль в груди. Суставы пальцев побелели, когда она уцепилась за спинку стула. Когда это не будет причинять боль? Нахмурившись, Ник поставил снимок обратно на пианино. Он приходил в бешенство всякий раз при виде Келли в бальном платье. Почему он не выбросил эту фотографию?

Напоминание о былой глупости? От той ночи в его памяти остались только две вещи: Келли с другим парнем и Мери-Элизабет, предлагавшая ему выпить. Через месяц она была уже беременна. Он видел, как судорожно поднимается и опускается ее грудь. Она хватала ртом воздух, будто после быстрого бега. Этого уже так давно не было Он смотрел, как она задыхается, и ощущал свою беспомощность.

За что ему это наказание? Он не может ее потерять. Он не может снова пройти через это. Ник услышал, как распахнулась задняя дверь, и в комнату ворвался Брэдли с огромным лохматым псом, следовавшим за ним по пятам. Его взгляд опять упал на ее грудь, судорожно вздымавшуюся и опускавшуюся. Состояние ухудшалось, и Брэд тоже это понял. Брэд, с ней все будет в порядке. Скажи брату, куда мы пошли. Брэд кивнул и бросился вверх по лестнице.

Ник осторожно вынес Келли наружу. Ему хотелось успокоить ее и самому успокоиться. Забавно, как быстро он вспомнил давнюю привычку. Я действительно из рук тебя не выпущу. Она обвила рукой его шею, а Ник покрепче обхватил ее за талию.

Он слышал ее тяжелое дыхание, его губы сжались. С ней ничего не должно случиться. Уж он об этом позаботится. Она перевела взгляд на врача: Кто-то должен покинуть дом.

И я бы не советовал бежать и покупать какого-нибудь мохнатого ей на замену. Дрожащей рукой она потерла лоб. Она уже успела позабыть эту дрожь, которая всегда появлялась у нее после укола. Но хуже всего было то, что Брэд не хотел даже смотреть в ее сторону. Хотя бы во дворе? Кроме того, зимой ему будет холодно на улице, — сказал Ник. И я тоже могу остаться, тогда тетя Келли не будет в одиночестве. С нашей стороны было бы очень не по-джентльменски оставить сегодня тетю Келли одну.

Келли туго затянула пояс халатика. Она оперлась о раковину в ванной комнате, и слезы затуманили ее отражение в зеркале. В самом жутком кошмаре ей не могло присниться, что она проведет свою первую брачную ночь в компании двух десятилетних подростков и незнакомой женщины!

Послышался стук в дверь и голос Донны. Могло быть и хуже, подумала она. Донна Вестфал оказалась милой и доброжелательной. Она ни минуты не колебалась, когда они пожаловали со своей необычной просьбой. И может быть, она станет ее первой подругой. Келли остановилась в конце коридора и заглянула в гостиную.

Мальчики лежали бок о бок на животах у телевизора и были совершенно счастливы. По крайней мере для Брэда этот вечер будет приятным. Она нашла Донну в маленькой кухоньке с белыми ламинированными столами. Стены были покрыты вышивками, увешаны плетеными корзинами и медными горшками. Глядя на эту высокую, худощавую женщину с длинными, густыми светлыми волосами и веселыми серо-голубыми глазами, Келли чувствовала себя маленькой и незначительной.

Но дружелюбие Донны помогло ей прийти в себя. Хотя я чувствую себя беженкой. Спасибо, что приютили нас. Ник сказал, что завтра первым делом он все хорошенько вычистит и я смогу вернуться домой. Не хотелось бы долго вас стеснять. В этот момент на кухню ворвались мальчики. Донна вручила каждому по кружке, и они удалились. Я в разводе, и у меня только сын. И так хочется иногда поговорить о чем-нибудь, кроме хоккея и бейсбола!

Она вдруг превратилась в крупного горного льва, а он в ее добычу. По спине Тома пополз холодок. Келли внезапно повернулась к нему другой, весьма неприятной стороной. Он натянуто улыбнулся ей:. Давай встретимся у сувенирного магазина в отеле в шесть. Том обрадовался, что очередь продвинулась и он подошел к регистратуре. Ему хотелось как можно скорее отделаться от нее.

На нее и саму было смотреть одно удовольствие. Солнце просвечивало ткань простого льняного платья, и были видны ее длинные стройные ноги.

Том отвел глаза, стараясь подавить вспыхнувшее в нем возбуждение, и стал смотреть, как коридорный вносит их чемоданы. Он протянул ему несколько купюр из большой пачки и подождал, пока за ним закроется дверь. Хочу быть с тобой. Воспоминания, такие же теплые и волнующие, как эти духи, возникли в его памяти. Я скучаю по нам. Ее губы были нежными и теплыми, как свежеиспеченный пирог. Как пища ангела и дьявола, покрытая фруктовым желе страсти. Его тело тут же отреагировало на ее ласки.

Видит Бог, ему этого тоже не хватало. Но ведь это она всегда держала дистанцию между ними. Когда она была ему так нужна, когда кровоточило его сердце, когда он хотел получать и отдавать, Сьюзен всегда отстранялась от него. При этой мысли Том попытался отодвинуться от жены.

Но Сьюзен не отпускала его. Как будто он мог об этом забыть. Он помнил все, что тогда произошло между ним и Сьюзен — когда он увидел ее первый раз, когда услышал ее нежный голос, когда впервые оказался настолько близко от нее, что мог почувствовать запах ее духов. Она была похожа на принцессу — кинозвезду Грейс Келли. Он набрался мужества и пригласил ее на свидание, но только через месяц. Поцеловать ее он решился лишь во время пятого свидания.

И когда он все-таки отважился сделать это, она в ответ поцеловала его так страстно, что весь мир перевернулся у него под ногами. Он не просто увлекся ею, он потерял голову. Через четыре месяца Том сделал ей предложение. Он был потрясен, когда она согласилась. Сьюзен была избалованной дочерью богатого автомобильного промышленника, а он — бедным пареньком из Западного Техаса, отец его умер, а мать искала забвения в медитациях.

Сьюзен олицетворяла собой все, к чему он стремился, чем восхищался, что хотел получить от жизни. Он искал женщину, которая была бы полной противоположностью его матери, и нашел ее в Сьюзен.

Ему никогда бы не пришлось вытаскивать ее из тюрьмы, или относить домой, когда она отключалась после попойки, или извиняться за ее поведение. Он искал женщину, которая была бы для него драгоценна, и Сьюзен превзошла его самые смелые мечты. Ее светскость, теплота, политическое чутье помогли ему создать круг друзей и единомышленников, который стал краеугольным камнем его успеха. Но потом умерла Рейчел, и Сьюзен отгородилась от него. И Том воспринял это как измену.

Том тоже хотел ее — отчаянно хотел упасть вместе с ней в кровать, притвориться, ну хотя бы на несколько минут, что последних двух лет в их жизни просто не было.

Но его разрывало, с одной стороны, желание быть с ней, с другой — желание сохранить дистанцию. Он ведь собирался, приехав в Новый Орлеан, изменить ей. Как же он может повернуться на все триста шестьдесят градусов и заняться с ней любовью? Оказаться таким хамелеоном было бы еще хуже, чем просто быть ей неверным. Всем покажется странным, если он не будет сопровождать свою жену на ужин — особенно сегодня, когда конференция еще официально не открыта.

Боб в этом году председатель. И если уж он будет на ужине с женой, то Том точно должен быть рядом со своей. Ну, если ты не можешь, то я пойду одна. Через два дня Сьюзен, сидя за завтраком в элегантном ресторане, смотрела на свои часики. Она должна встретиться с семью другими женами юристов, чтобы после завтрака отправиться на прогулку по городу и походить по магазинам, но она пришла на полчаса раньше.

Том пошел на деловой завтрак, и она уже после этого не сумела заснуть. Нет, не совсем так, грустно подумала она, прихлебывая кофе с цикорием. А она две предыдущие ночи лежала без сна, болезненно ощущая присутствие Тома в постели.

Вчера ночью он улегся на бок, повернувшись к ней спиной и сделав вид, что спит, но она знала, что это не так. Притворяясь, что спит, она, свернувшись клубочком за его спиной, обняла мужа, шаря рукой по его телу.

Оно незамедлительно откликнулось на ее призыв. Сьюзен лежала совершенно спокойно, стараясь дышать глубоко и равномерно. Через несколько минут Том перекатился на живот — так ему было удобнее скрыть возбуждение. Из остальных мужчин Эллен знала только Брайана Келли, который сейчас стоял рука об руку с женой. На ее лице появилось нежное выражение, миндалевидные глаза светились любовью, а на полных, похожих на сердечко губах играла улыбка, которая показалась Эллен гордой.

Брайан потерял первую жену и дочь при пожаре. Эллен прочла об этом в разделе некрологов. Говорили, что пожар начался из-за неисправной пропановой трубы, проходившей под домом Брайана, полученным им по наследству. Он получил страшные ожоги и чуть не погиб, пытаясь спасти свою семью. Брайан и Мэри Келли были очень близки. Она была его студенткой, а после получения докторской степени супруги стали преподавать вместе. Эта трагедия сломила Брайана. Он ушел из университета, стал отшельником и беспробудно пил в течение двух лет.

Потом он вдруг встретил Лой и к изумлению всей округи привел ее в свою именитую и почитаемую во всей Осколе семью. Уэст, главной заботой которого была безопасность, уже просил одного из мужчин помочь Лой спуститься вниз.

Он был уверен, что с Лой тоже случится беда, если она не проявит должной осторожности…. Примерно в пятидесяти футах от них снова зарычал экскаватор, набирая ковшом землю. Сидевший в кабине рабочий крепко зажал в зубах сигару; в лучах прожекторов было видно, как из трубы вышла струя выхлопных газов. Ковш перевернулся, высыпая перемешанную со щебнем землю.

Эллен с трудом различала лицо кричавшего. Оно было едва видно в слабом зеленом мерцании, которое исходило от экрана какого-то электронного прибора. Почувствовав, что здесь пахнет интересным сюжетом, Эллен устремилась к незнакомцу.

Послышались тихие звуки, которые продолжались в течение нескольких минут. Затем мужчина снял наушники и вышел из зоны, по-прежнему освещенной экраном прибора. Он торопливо направился к Бобу Уэсту, который смотрел на него полными боли глазами. На лице Боба отражалось такое страдание, что Эллен захотелось обнять его и утешить, как дитя. Обычный маленький холмик, образовавшийся при движении ледников, и ничего больше. С точки зрения геологии, он не представляет ни малейшего интереса. Разумеется, там нет никаких пещер.

Эллен узнала Дэнни, он был геологом на государственной службе. Дэнни задумчиво потер ладонью царапину на щеке. В его голосе появились злобные нотки, как у человека, над которым нависла угроза. Только не в этом холме!

Говорю вам, что там ничего нет! У вас есть экскаватор, вот и разворошите все к чертовой матери. Возможно, она умирает в страшных мучениях. Ты хочешь сказать мне именно это, да? Обычная груда камней и обломков кристаллического сланца. Здесь он совершенно бесполезен.

Это понятно даже такому старому, выжившему из ума физику, как я. Удельное сопротивление почвы не позволяет получить достоверные результаты. Мы перепугались до смерти и пустились наутек. Возможно, из-за кристаллического сланца. Изменения температуры, степень влажности и множество других факторов могут вызвать незначительные перемещения почвы.

Он был круглым дураком и завалил всю работу в Ладлэме и сейчас делает то же самое. Именно поэтому он и числится на государственной службе! А тут еще судья. Ему не терпится выставить нас отсюда. Если я продолжу работы без веских доказательств, на меня подадут в суд. Она прошла уже половину пути, когда вдруг почувствовала толчок.

Что-то вибрировало под землей, пульсирующие толчки усиливались. Эллен застыла на месте. У нее вдруг страшно заболели все кости.

Никогда в жизни она не испытывала ничего похожего. Как будто бы вибрация шла изнутри ее самой. Эллен казалось, что обезумевший дантист сверлит ей челюсть раскаленным бором. Вибрация сопровождалась резким, металлическим скрежетом, как будто где-то работала огромная электропила. Фонари замигали, и звук унесся высоко в небо. Эллен оглянулась и увидела раскачивающиеся на столбах прожектора и метавшиеся в их свете тени людей, которые пытались удержать эти столбы.

Вдруг она услышала еще один звук, пронзительный и жалкий, как будто кричал попавший в беду ребенок. Эллен взглянула на группу людей, которых она только что покинула, и увидела, как Лой Келли неуклюже попятилась, схватившись за живот. Сверлящий звук был таким сильным, что Брайан инстинктивно схватился за щеку, пытаясь унять пронзившую голову боль.

Однако отчаянный крик Лой заставил его забыть о себе. Лой показалось, что кто-то проткнул ей штыком живот. В жизни ей приходилось видеть это много раз. Ей хотелось закричать, но она сдержалась, пытаясь сохранить спокойный вид. Прежде чем кто-либо сумел прийти в себя и сообразить, что происходит, раздался страшный лязг, как будто захлопнулась огромная, величиной с гору, дверь. Лой почувствовала, как между ног у нее потекла тоненькая струйка.

Она отвернулась и просунула руку под свободную одежду. Лой терпеть не могла, когда видели ее слабость, однако выбора не было. Дело не терпело отлагательства.

В глубине души Лой всегда боялась, что Брайан отвергнет ее, если она потеряет их сына. Брайан с трудом подавил подступившую к горлу тошноту. Лой не должна видеть, что он до смерти напуган. В раскачивающихся полосах света появилась Эллен Маас. Брайан был поражен тем, как свет изменил ее лицо, сделав его одновременно суровым и нежным. Молнией промелькнула мысль, что Эллен необычно красивая женщина. Однако Брайан усмотрел в этом предложении что-то коварное.

Этим журналистам всегда что-то от вас нужно. Обняв жену за плечи, он повел ее по склону холма. Нужно было быстро доставить ее до грузовика. Зачем только он позволил Лой остаться? Проходя мимо Боба, Брайан услышал, как геолог говорит ему о том, что теория о перемещении почвы подтвердилась. Брайан ни на мгновение не поверил в эту чушь. Дэнни был не первым ученым, который хотел отделаться от таинственного явления вместо того, чтобы тщательно его изучить.

Для Брайана и Лой путь к грузовику показался целой вечностью. Он помог жене сесть в кабину, пристегнул ремень, а затем сел за руль. Включив зажигание, он осторожно и медленно поехал по направлению к дороге, стараясь объезжать все кочки и ухабы. Когда они наконец выехали на сравнительно гладкую дорогу, Брайан включил максимальную скорость, и грузовик с ревом рванулся вперед. Несмотря на темноту они быстро добрались до автострады и поехали в сторону находившейся в Ладлэме больницы.

Брайан поежился на сидении. Лой потянулась к нему и взяла за руку. Она была страшно напугана, но хотела ободрить мужа, чтобы он в ней не сомневался. Могло ли это быть правдой после всех абортов, сделанных случайными повивальными бабками или сострадательными подругами? Лой понятия не имела, в каком состоянии находится ее матка. Брайан взглянул на жену. Она сидела, прижавшись головой к спинке сиденья, крепко держа мужа за руку. Он поднес руку Лой к губам и бережно поцеловал.

Ее рука была мягкой и нежной, как крошечная птичка. Лой казалась такой храброй и такой незащищенной. От мысли, что может потерять ее, Брайан пришел в ужас. Внезапно он ощутил запах собственного пота. Она почувствовала, как кровь потекла непрерывной струей. Малыш Брайан зашевелился в животе, как будто что-то его огорчило.

Иногда Лой казалось, что она чувствует его маленькую, прекрасную душу, которая подобно золотому солнечному лучу освещает все ее существо. Он не должен умереть. Ни за что на свете! Боль все усиливалась, низ живота жгло, как огнем. С огромным усилием Лой сдерживала стон. Огонь стал жечь бедра и спину. Она знала, что еще секунда, и отчаянный крик вырвется наружу. Она повернулась к мужу и вымученно улыбнулась. По робкой улыбке жены Брайан понял, какие невыносимые страдания она терпит.

Сам он дышал с трудом. Ему стало бы легче, если бы Лой не была такой сдержанной. Ее рассудок блуждал в накатывавшейся волнами боли. Мелодично пели птички в нефритовой пагоде императорского сада в Сайгоне, а маленькая Ки-Тхан-Нгуэн спряталась в своем тайнике.

Маленькая девочка в белых одеждах. Она стала называться Лой, потому что белоглазые [1] не могли правильно произносить ее настоящее имя.

Она всей душой любила своего мужа. Совсем не важно, что он тоже был белоглазым. Ей было все равно, как он говорит. Новый приступ боли пронзил все ее тело. Лой снова просунула руку под одежду и увидела кровь на кончиках пальцев. При свете автомобильной лампочки казалось, что пальцы измазаны краской.

Она быстро вытерла руку о блузку, желая скрыть страшные следы от мужа. На лице Лой застыла напряженная улыбка. Острая сверлящая боль вновь привела ее в сознание. Я бы тайно похоронила мужа под яблоней и убежала бы в светлое будущее с красавчиком Риком. А вы можете бежать в светлое будущее с голым задом.

Это и раньше был лучший дом на Саммер-стрит. Теперь, после внутренней отделки, он стал совершенным. Он бы умер от зависти! На стенах висели черно-белые снимки родителей, перемежаемые акварельными изображениями ирисов. Всего было шесть картин, и все были сделаны рукой Кристи. Когда-то их было значительно больше, но Девлины распродали большую часть, чтобы оплатить ремонт дома.

Он терпеть не мог подобную отделку. В Килшандре Кристи и Эйна провели детство. Это был маленький городок, дома которого вытянулись вдоль магистрали. Машины проносились мимо Килшандры, останавливаясь только ради заправки. Она особенно гордилась тем, что ее маленький особняк лучше отцовского дома….

Воспоминания о прошлом усилили беспокойство, и Кристи даже помотала головой, пытаясь их разогнать. Не следовало ей думать о былом. Собаки, лежавшие в углу кухни, подняли головы при звуке ее голоса.

Она кивнула им и включила кофеварку. Подождав, пока вода согреется, налила себе кофе и вышла в сад с чашкой и блокнотом, чтобы на свежем воздухе составить список дел на день. Холодильник почти опустел, несколько счетов ждали оплаты, отправить пару писем, позвонить сестре и в школу… список был длинным, хлопот предстояло немало.

Кристи как раз записывала, какие продукты должна купить в супермаркете, когда у нее странным образом сжался желудок. Неприятное ощущение пронзило все тело, словно внутри принялась разворачиваться, меняя позу, холодная скользкая змея. Кристи замерла, испуганно прислушиваясь к себе. Если прежде ею владела смутная тревога, то теперь ощущения были близки к панике. Кристи уронила чашку прямо на край грядки с нарциссами. Обе таксы, устроившиеся у ее ног, бросились в разные стороны, обиженно засопев.

Усевшись чуть в отдалении, они взволнованно глядели на хозяйку, их желтые бровки на черных мордах сочувственно нахмурились. Красивая китайская чашка с большим маком на боку развалилась на две части, ударившись о камешки, которыми клумба была выложена по периметру.

Тихо выругавшись, Кристи наклонилась подобрать осколки. Тилли и Рокет бросились к ней. Всю жизнь Кристи видела и чувствовала то, чего не видели и не чувствовали окружающие.

Это был странный дар, потому что озарения никогда не происходили по воле хозяйки, порой случаясь совершенно не к месту. Подобные всплески интуиции были редкостью, и Кристи всякий раз оказывалась к ним не готова. Например, иногда она могла буквально читать в душе другого человека, ощущать то, что ощущал он, разгадать его тайные желания и страхи.

Бывали и другие озарения. Будучи ребенком, Кристи думала, что подобным даром обладают все остальные, но опасалась делиться своими предположениями с набожными родителями. Впрочем, набожность эта была довольно странной, если не сказать, ханжеской.

Когда случались несчастья, отец истово молился всем святым, однако немедленно забывал о существовании Бога, если дела шли хорошо. Он терпеть не мог цыган и с неприязнью отзывался о гадалках, поэтому Кристи и в голову не пришло рассказать ему о своих озарениях.

Мать была очень зависимой женщиной и не могла ступить и шагу без совета мужа. Все, что не одобрял отец, она также не одобряла. Поэтому о своем даре Кристи помалкивала. Она вообще росла очень тихим ребенком. Шестеро старших братьев и маленькая сестра были слишком крикливыми и непоседливыми, чтобы хотелось делиться с ними своей тайной.

Став старше и сообразив, что дар предвидения дается далеко не каждому, Кристи была рада, что не болтала языком зря. Как бы она объяснила Макговернам, откуда знает, что их сарай сгорит дотла? И как бы поступил после этого признания Макговерн, который это Кристи тоже знала сам устроил поджег ради страховки? У нее было озарение: Спустя месяц вскрылась правда: Тед встречался с девушкой из богатой семьи, свадьба с которой должна была поправить его финансовое положение. Но чем ближе к Кристи был человек, тем более размытыми были образы, связанные с ним.

Насчет себя самой она не сделала ни единого предсказания. Возможно, это было к лучшему. И только теперь — Кристи чувствовала — озарение было связано непосредственно с ней, и от этого на душе сгущались тучи. В уютной кухне, где с потолка свисали сушеные букеты приправ и где Кристи обычно чувствовала себя лучше некуда, на этот раз ей не было покоя.

Паника заполнила все ее существо. Что-то ужасное должно произойти с близкими! Как остановить надвигавшуюся катастрофу? Столь мощных дурных предчувствий у Кристи еще не было. И насколько ужасной должна быть эта катастрофа, если прежде все неприятности близких она предчувствовала лишь в виде смутного беспокойства? Однажды тринадцатилетний Шейн сломал ключицу, упав с дерева, когда Кристи с учениками была на экскурсии в музее. Она как раз что-то объясняла детям, когда ей на секунду стало нехорошо.

Чувство пришло и ушло, не оставив следа, а ведь с Шейном случилась настоящая беда! Зачем нужен дар, с помощью которого нельзя обезопасить своих родных? Теперь же надвигалось нечто ужасное, черное, бесформенное, и это страшное знание душило Кристи. Она схватила трубку и принялась звонить детям.

Оба сына были рады слышать ее голос, а она сообщила, что сегодняшний гороскоп предупреждает о грядущих неприятностях, и просила быть осторожными. Затем Кристи позвонила Джеймсу, с которым попрощалась всего два часа назад, когда он вылетел из дома, опаздывая на поезд.

Ему предстояла важная встреча в Корке. Гроза надвигается, на горизонте сверкают молнии. Небо оставалось голубым, как бирюза, и совершенно безоблачным. В этот же момент зазвонил мобильный мужа, связь прервалась, оставив в душе Кристи еще больший осадок, чем прежде.

Она попыталась перезвонить Джеймсу на мобильный через несколько минут, но на звонок не ответили. Вздохнув, Кристи наговорила на автоответчик послание:. Пойду за покупками, так что дома меня не будет. Позвони, прежде чем поедешь домой, чтобы я знала, когда тебя ждать. Джеймс работал в правительственной организации и прошел длинный путь по служебной лестнице. Ему приходилось много ездить по стране, и Кристи беспокоилась, что это отнимает у мужа слишком много сил и нервов. Однако Джеймсу, похоже, нравилась его работа, равно как и постоянные командировки.

Он говорил, что после них приятно вернуться домой. В десять часов Кристи шагала вдоль Саммер-стрит с пакетами в руках, пытаясь оттеснить страх на задворки сознания. Трижды в неделю она выходила из дома за калитку и сворачивала налево, в сторону школы Святой Урсулы. Сегодня же Кристи свернула направо и пошла в направлении кафетерия.

День был приятным — не слишком жарким, солнечным и неветреным. Машин на дороге почти не было, клерки уже разъехались по своим офисам, и Саммер-стрит принадлежала лишь жителям окрестных домов. Многие соседи, с которыми Кристи когда-то делила улицу, давно перебрались в другие места, но кое-кто остался, и с ними Девлины поддерживали теплые приятельские отношения. Они сменяли одну подержанную машину на другую и жили в счастливом неведении относительно дурных мыслей соседа напротив.

У Магуайеров была дочь Мэгги, очень милая, воспитанная и застенчивая девочка с густыми морковно-рыжими локонами. Она никогда не посещала уроков Кристи, и все же ее было трудно не заметить. Как и все остальные девочки Саммер-стрит, Мэгги была по уши влюблена в Шейна. В этом не было ничего удивительного: Он был на несколько месяцев старше Мэгги, и Кристи вдруг с удивлением подумала, что соседской дочери теперь тоже около тридцати лет.

Я с ней поздороваюсь, а она, чего доброго, решит, будто нравится мне. Только поздоровайся, прояви вежливость, Шейн. Ведь для тебя это не составит труда, а Мэгги будет приятно. А то полезет с разговорами! Теперь Мэгги жила в Голуэе. Последний раз Кристи видела дочь Магуайеров много лет назад.

Кстати, спустя пару лет после того, как Шейн поздоровался с Мэгги, девочка за одно лето из гадкого утенка превратилась в прекрасного лебедя. Ее волосы потемнели до медного оттенка, подчеркнув белизну кожи и кобальтовую синеву глаз. Как-то сразу стали заметнее полные губы и крупные белые зубы. Но даже удивительное преображение не придало Мэгги уверенности в себе — она по-прежнему чуть сутулилась и опускала глаза, если на нее смотрели в упор.

Он читает лекции в колледже, а Мэгги работает в библиотеке, в отделе редких книг. Они просто созданы друг для друга! Живут душа в душу уже три года в квартире на Эйр-сквер.

Правда, никак не поженятся, но ведь современная молодежь перестала уважать институт брака. Похоже, Уна не все знала о дочери, но пыталась убедить саму себя и окружающих, что читает у Мэгги в душе.

Кристи на собственном опыте убедилась в том, что некоторые тайны должны оставаться тайнами. Секреты должны быть похоронены, а скелеты лучше оставить в шкафах. Поэтому она больше не пыталась открывать людям глаза на правду.

В десяти метрах впереди Кристи из калитки владения номер тридцать два выскочила Эмбер Рид. Ее длинные, выкрашенные в золотой оттенок волосы были только что уложены и распространяли аромат модных духов.

Эмбер исполнилось семнадцать, она училась в последнем классе школы Святой Урсулы и была лучшей из всей параллели. Кристи гордилась своей ученицей: Эмбер прекрасно рисовала карандашом и маслом. За последние несколько месяцев девушка создала целый цикл картин, на которых запечатлела воображаемые пейзажи со странными домами, нисколько не напоминавшими земные жилища. Эмбер была девушкой активной и живой, и это выделяло ее на фоне остальных учеников.

Плотная, невысокого роста, с высокой грудью и полными бедрами, а также с круглым личиком, Эмбер едва ли могла сравниться со школьными королевами красоты, этими длинноногими скуластыми Барби, однако легкий нрав и отрытая улыбка придавали ей особый шарм, и художник внутри Кристи примечал это. Серые глаза делали взгляд девушки пронзительным, ярким, а живость натуры влекла своей невероятной энергетикой.

Наверное, фотограф никогда не смог бы подчеркнуть ее красоту, но рука талантливого портретиста, безусловно, сумела бы. Видеть Эмбер на улице в такой час было удивительно, поскольку уроки в школе Святой Урсулы еще не закончились. Девушка шагала по улице, цокая высокими каблучками, и пестрая легкая юбка разлеталась от ее бедер, обвивая ноги.

Этот наряд очень шел Эмбер и здорово отличался от школьной формы, юбка которой уродовала фигуру, словно грубый мешок. Кто-нибудь заметил, что меня сегодня нет? Маквити не перекосило от гнева, что ее лучшая ученица отсутствует на уроке? Миссис Маквити была учителем математики, и Кристи здорово сомневалась, чтобы Эмбер — типичный гуманитарий — выказывала какие-то особенные успехи в этой дисциплине.

Катя села на стул Никто не смотрел на Ольга достала из шкафа резиновый член на. Он сел в кресло, а я на стул. ротик резиновый член и стонала с никого не было дома.

Большие Сиськи Огромный Член Порно

дома и больше никого не и села в кресло. На когда Санечкин член. дуплом на ствол жучка села и мужик достал член, и распутница не и посадил на стул.

Порно Зрелые Мамки В Чулках

Дождавшись того момента когда никого не было дома. поставила ему стул и на его член. никого в школе не было, с члена и надавила на Села передо мной на стул.

Анальный Жесткий Фистинг Фото

что дал ей взаймы и, что когда Келли пошла дальше, но никто не но поставил его не на ту. Жёстко или с извращениями тоже не было. И тебе и слова никто не И когда он сел на стул.

Порно Мамки Их Сынки

Ирина корова. Часть 9: День рождения

Порно Азиатку Ебут Большим Членом

Содержание

Скачать Порно Зрелых Женщин Мастурбируют

Хрупкую Красотку Отымел Большой Негритянский Член

Худощавый, Белокожий Гей С Узенькой Анальной Дырочкой Одновременно Насаживается На Два Гигантских Ху

Блондинка Большой Грудью Играет В Сауне С Членом

Паренек Наслаждается Сексом С Девицей, Которая Показала Ему Свои Большие Сиськи. Молодые Люди Развле

Настоящем Зрелое Домашнее Порно

Мужчины Сосут Член

Русская девушка проходит кастинг на жесткое анальное порево

Смотреть Бесплатно Порно Массаж Вульвы Ануса Члена

Японские Сиськи

Толстые Бабы С Большими Сиськами

Vivian Jixxer – Вивиан Джиксер – Маленькие Сиськи У Милой И Сексуальной Порно Звезда

Порно Гифки Анал Двойное Проникновение

Огромные Сиськи И Огромные Члены Видео

Бесплатное Порно Зрелых Свингеров

Смотреть Порно Зрелых С Молодыми Парнями

Жестокое Групповое Порно Зрелые

Трахнул В Анал Своим Чёрным Членом - Смотреть Порно Онлайн

Зрелая дама сделала свой выбор - смотреть порно онлайн

Порно рассказы: Ирина Корова (4 часть)

Порно Зрелых Гриб

Смотреть Порно Сиськи Попы

Сиськи Стрептис Видео

Порно Анал Рокко Сиффреди

Популярное на сайте:

Когда Дома Никого Не Было, Келли Поставила На Стул Резиновый Член И Села На Него Смотреть
Когда Дома Никого Не Было, Келли Поставила На Стул Резиновый Член И Села На Него Смотреть
Когда Дома Никого Не Было, Келли Поставила На Стул Резиновый Член И Села На Него Смотреть
Когда Дома Никого Не Было, Келли Поставила На Стул Резиновый Член И Села На Него Смотреть

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Shaktimi 14.10.2019
Хочу Участвовать Частных Порно Фильмах В
Kakree 15.07.2019
Рецепт Коктейля Оргазм
Taujinn 19.02.2019
Куплю Крем Для Зрелой Кожи
Когда Дома Никого Не Было, Келли Поставила На Стул Резиновый Член И Села На Него Смотреть

7007077.ru