7007077.ru
Категории
» » Сидя На Небольшом Кресле На Открытом Воздухе Напротив Моря, Голый Нудист Молниеносно Дрочил Свой Чле

Найди партнёра для секса в своем городе!

Сидя На Небольшом Кресле На Открытом Воздухе Напротив Моря, Голый Нудист Молниеносно Дрочил Свой Чле

Сидя На Небольшом Кресле На Открытом Воздухе Напротив Моря, Голый Нудист Молниеносно Дрочил Свой Чле
Сидя На Небольшом Кресле На Открытом Воздухе Напротив Моря, Голый Нудист Молниеносно Дрочил Свой Чле
Советуем
От: Kagara
Категория: Члены
Добавлено: 11.02.2019
Просмотров: 9600
Поделиться:

Порно Вконтакте Зрелые Русские Мамки

Сидя На Небольшом Кресле На Открытом Воздухе Напротив Моря, Голый Нудист Молниеносно Дрочил Свой Чле

Порно Посмотреть Бесплатно Сиськи

Порно Член Домохозяйки

Порно Отвисшая Грудь Зрелой

Так, чтобы человек мог выбрать, хочет он смотреть на экран или в камин. Камин занимает дальнюю треть восточной стены и обращён в южную сторону. Изначально по этой же стене была дверь в большую спальню, но я заложил этот вход и пробил новый из прихожей. Неразумно, когда спальня сообщается с гостиной.

Камин выбелен и украшен известковыми излишествами наподобие потолочных, его хорошо бы разобрать и заменить на более элегантное изделие, но я не стал пока его трогать. Это терпит до лета, когда в нём отпадёт нужда.

В прошлом году они выставлялись в Милане на показах. Кушетка не может быть только лево- или правосторонней, это нонсенс.

К тому же у них переставляется спинка. Это гораздо более заманчивое скрещение линий. Я не озвучиваю того обстоятельства которого Катрине, кстати, могла бы и не оценить , что натолкнула меня на идею с кушетками пицца. У меня сегодня китайский день. Две кушетки как прообраз близнецов в материнском лоне. Хотя наши с Катриной отношения не опишешь как дао, они не укладываются в простые и банальные закономерности чередования мужского и женского, мягкого и жёсткого, активного и пассивного.

Некоторым образом мы оба — андрогины, но сила каждого дополняет достоинства другого. Я люблю созерцание, ей нравится, когда на неё смотрят. Так же и в профессиональной жизни: Если взглянуть на вещи таким образом, то два обсуждаемых шезлонга приобретают куда большее значение, нежели посадочное место для просмотра телепередач. Она открывает рот для возражений, но передумывает. И я вижу, что одержал маленькую победу.

Так что сидеть на них удобно наверняка, — добавляю я после паузы. Пицца пересушена, по крайней мере мой полукруг, так что Катрине она тоже не прельщает. Мы принимаемся разбирать коробки с теми вещами, которые уже можно расставлять. Я обойным ножом вспарываю скотч на первой коробке, это выглядит почти как священнодействие.

Есть что-то пьянящее в этом моменте, когда ты распаковываешь несколько первых своих вещей не кухонных железок, понятно и медленно, вдумчиво принимаешься искать для них место на подоконниках и в шкафах новой, только что отремонтированной большой квартиры.

Тут уместно сказать, что обнова не в разы больше старой. Сейчас у нас сто шестьдесят метров брутто, а было сто сорок. Не то чтобы нам скоропостижно, как если б Катрине, например, ждала ребёнка, позарез потребовалось двадцать квадратных метров. Катрине не беременна, и мы договорились с этим не спешить. Но помимо численного прироста, бывают и другие причины сменить жилище.

Во-первых, наша новая квартира привлекательнее, она существенно лучше расположена, чем та на Нильс-Юльсгатен. Во-вторых, прежняя квартира стала нам надоедать. Мы исчерпали её потенциал. Ни я, ни Катрине не забыли того мгновения, когда с час назад внизу у машины нас повело на случку. Как я легонько шлёпнул её, а она ответила демонстративно неприличным, как труженица панели, движением языка. И я вижу по ней, что мысль запала ей в душу. Катрине ходит по квартире и радостно ждёт.

Уж не помню, когда мы в последний раз занимались этим на полу. Зато нам ничто не помешает. Акт заявлен и состоится, но так здорово чуть отсрочить его, чтобы насладиться ещё и предвкушением. Она и в самом деле не видела её в готовом виде. Две предыдущие недели, пока Катрине была на Филиппинах, я вкалывал тут все вечера.

Для женщины ванная комната — святая святых. Это мой подарок Катрине на новоселье. Я иду на её вопль и замираю в дверях ванной, под мышкой у меня стопка книг по искусству, на лице широкая улыбка. Ей видно меня в зеркало. Книжки обёрнуты в матово-белые полупрозрачные обложки, это дело моих рук. Как хотите, но не книжным графикам диктовать мне, какого цвета и вида корешки будут стоять на книжных полках в моём доме. Но, вижу я, некоторые обложки замахрились, надо будет их поменять. Пo моему разумению, прямоходящим homo sapiens естественно мыться стоя.

Да и Катрине не страдает манией мариноваться в собственной размоченной коросте по два раза на неделю. К тому же ванну надо было выкорчевать хотя бы для того, чтобы добавить помещению воздуха. На её месте, там, где ванная комната выдаётся в северо-западном направлении, я сочинил душевой альков. От занавесок и кабинки я отказался: На полу ванной не должно быть ничего, что боится воды.

Не говоря уже об уродстве душевых кабин. В своей простоте комната эта — подлинный шедевр. От двери видно только четыре квадрата и изогнутый мастер-кран. Всё из натурального камня, за исключением унитаза, зеркала и смесителей. Стены и пол выложены крупными плитами зелёного сланца, а мойка утоплена в гранитный прямоугольник толщиной двадцать пять сантиметров, тёмно-серого тона с прожилками красного.

Сток скрыт за бутафорской стеной из водостойкого и водоотталкивающего пористого бетона, в которую вмуровано и зеркало и которая раструбом открывается к скрытому за углом душевому алькову и обзаводится полочками, которые кажутся выбитыми в стене.

Так у душа появляется небольшая дополнительная площадь для шампуней, гелей и прочего. На противоположной стене, за унитазом, ещё две простейшие металлические структуры — штанги для полотенец. Держателя для бумаги нет, просто ниша. Я чуть опустил потолок, выкрасил его в серый цвет и уставил галогенками, немного избито, но практично.

Пол имеет наклон в сторону стока в душе. Это и раньше так было, я лишь довёл до ума. Аскетизм этой комнаты сродни религиозному.

У меня как-то не нашлось случая спросить Катрине, мастурбирует ли она иногда с помощью гибкого душа. Но если она этим балуется, её ждёт приятный сюрприз. Теперь у нас американский душ с функцией быстрой пульсации. Мы купим тебе туалетный столик в спальню, а здесь я тычу в сторону полок на фальш-стене, которые видно только из душа место для твоих кремов и шампуней. Ты думаешь, её можно всем описывать как маскулинную?

Мне она кажется бесполой. Или тебе хотелось розовой плитки и здоровой фарфоровой держалки для туалетной бумаги, да ещё в цветочек? Она плещется пятнадцать минут. Я слоняюсь по квартире, расставляя мелочи. На кухне я долго верчу в руках пресс для цитрусовых, пытаясь понять, гармонирует ли он с новой обстановкой.

Я купил его ещё семь лет назад, и с тех пор он успел стать классикой дизайнерского искусства — созданная Филиппом Старком тренога из алюминиевого сплава, похожая на малярийного комара, Juicy Salif.

Зооморфное творение, задуманное для оживления утлой кухонной флоры, оно так пошло в ход, что теперь потеряло всякую загадочность: Предмет, ни разу не использованный. Пряча его в шкаф, я именно по этой причине начинаю склоняться к скорому расставанию с ним: И превратился в китч. Не в том смысле, что Старк вообще грешит китчем, нет — от многих его объектов я прихожу в восторг. Но это его изделие теперь китч.

Она появляется, завёрнутая в большое белое полотенце. Когда они мокрые, они чернее. И ноги кажутся длиннющими. Она стоит в дверях, всем своим видом спрашивая: Заодно освятим наш храм любви, благо я предусмотрительно затянул там пол покрытием. И не абы каким. На полу спальни, на подложке из тонкого резинового мата, тёмная серо-коричневая циновка из агавы.

Утром и вечером она будет массировать уставшие ноги, снимать напряжение, к тому же она идеально гармонирует с цветом стен, которые я выкрасил в бежеватый с заметным добавлением зелёного, спокойный расслабленный тон, в Японии он в ходу. Кровать прибудет только завтра, освещения нет, лишь отблески уличного света. Я иду за Катрине по пятам и в ту секунду, когда она переступает порог, стягиваю с неё полотенце. Она стоит голая в голой комнате. Следы воспоминаний о былом загаре ещё видны, но сейчас, посреди зимы, кожа на загривке едва не фосфоресцирует в темноте.

Тут только мы замечаем, как же тихо в доме, хотя времени-то всего ничего, десять вечера. Ни воплей телевизора, ни запузыренной на полную попсы, ни орущих детей, ни скандалящих супругов.

Изредка сглотнёт старый сливной стояк, но в данную секунду тишина полнейшая. Слышно дыхание Катрине, уже сбившееся на прерывистое. Я пока не касался её, но теперь мягко и осторожно опускаю ладони на её нагие бёдра. Она не шевелится, сопит. С Катрине дело такое: Она утверждает, что в постели ей ни с кем не было так хорошо, как со мной хотя женщины говорят такое каждый раз? В её сексуальности есть психологический нюанс, к которому я никак не приноровлюсь.

Я размеренно скольжу руками вниз по бёдрам, сворачивая на фосфоресцирующие полусферы, я знаю, что искомое место уже мокрее мокрого. Постанывание Катрин подтверждает это. Вот и всё, чего она требует по части ласк-прелюдий. Она вырывается и опускается на пол. Я поднимаю влажное полотенце и аккуратно расстилаю его, чтобы на теле не осталось вмятинок от циновки. Кстати, пол здесь теплее, чем в остальной квартире.

Сам я расстёгиваю рубашку, всё остальное делается за меня Катрине. Она расстёгивает молнию на брюках, и они съезжают на пол, потом стягивает ниже колен трусы от Calvin Klein и оставляет меня так. А сама кладёт прохладную руку на мой встрепенувшийся пенис и ласкает его, пока не доводит до кондиции. Теперь она хочет, чтобы я вставил его в неё. Поэтому она откидывается спиной на полотенце, раздвинув ноги, и лежит как непонятная штучка из слоновой кости.

От её и моих гениталий идёт слабый, но острый и, в общем, отвратительный запах соития. Я скидываю трусы и брюки, носки пусть будут. Уже укладываясь на ней, я думаю: Всё устраивается в мгновение ока. Она сама направляет пенис, и вот я уже внутри, в мокром и ненасытном тепле.

Её нутро будто затягивает, кажется, что там вакуум. Когда пенис выныривает наполовину, то губы следуют за ним, будто они отдельные существа, которые впились в него и давай зацеловывать ненаглядного. На твёрдой поверхности легко, оказывается, изучать её внутреннюю анатомию, где пустоты, где дно, от этого я страшно возбуждаюсь. То, во что я упираюсь, — крепкое тело, а не жёсткий матрас, это точно. Я опускаюсь на локти и несмело целую её в плечо.

Надо сказать, мы с Катрине никогда не целуемся, даже во время соития. Скажи, что тебе охуенно нравится выёбывать мою пиздёнку. В её устах эти слова звучат довольно эффектно. К тому же, строго говоря, мне её вагина не кажется пиздёнкой. И я предпочитаю для неё более цивильные названия. Но соловья баснями не кормят. Она теперь сама качает меня так, что я могу ничего не делать. Меня начинает разбирать, в крестце завинчивает.

Чтобы не кончить раньше времени, я принимаюсь думать про белую кухню со стеклянными вставками и неизбывными фацетками. Блядская блядь, — повторяет она как заведённая. Насаживай меня на свой хуй! А я чем занимаюсь?

Эх, раз, ещё раз, ещё, похоже, много-много раз. Сегодня здорово как никогда. Вдруг до меня доносится музыка.

Подробности не разобрать из-за Катрининых воплей. И это чистая правда. Представь, что под тобой другая, девка съёмная. А я сижу рядом и смотрю на вас. Вот твой мокрый раздутый хуй ныряет в неё, потом выходит. И так долбит, долбит. Соскальзывает с моего крючка с чмокающим звуком, который в голой комнате просто оглушает, честное слово, засовывает себе туда руку, по-моему, по локоть и давай наяривать, так грубо, как я и не решаюсь.

А потом раз — левой рукой хватается за мой член и в две руки мастурбирует нас обоих. Я стою на коленях, упираясь ими ей в попу, и смотрю на неё. Жгучая похоть сгущается в темноте. Мы практикуем коитус интеруптус. Я догоняю секунд через пятнадцать, много двадцать.

Почти всё вытекает ей в ладонь и немного на левое бедро. Спермы много, мы давно не занимались сексом. Она что-то комковатая на вид. Пока мы лежим обнявшись и моя рука покоится на её талии, а сам я думаю о том, что зябну и как мы скоротаем ночь на голом полу, Катрине тоже различает музыку. Потом шарманку заводят снова. Десяти, ну пятнадцати, секунд хватает нам, чтобы удостовериться: Басы мягко гукают в потолок, голос растворяется в бесконечно-протяжных руладах, дыхательная техника за гранью возможного, будто узкая багряная линия прочертила серый бесстрастный потолок.

Не в силах упокоиться с миром, несчастный призрак часами гоняет любимую песню. И так каждую ночь. У нас нет записей Уитни Хьюстон.

Я всегда числил её заодно с Элтоном Джоном, но эта мелодия, которую я раньше не слышал, производит другое впечатление, она более глубокая и подлинная. В ней есть нечто настоящее. Но постоянное однообразие надоедает. В этом году, я думаю, меня ждет более изощренное представление.

Предчувствуя, чтобы он ни затеял, мне это не понравится. Если инквизитор заподозрит нас в обмане, последствия будут… мягко говоря, не очень приятными. Повиснуть на тебе и притвориться по уши влюбленной? Это на самом деле выполнимо, во всяком случае, намного более выполнимо, чем заниматься сексом с вампиром.

Ты должна привыкнуть к моим рукам на твоем теле, к моим губам на твоих. Прошло много времени с тех пор, как я целовалась с кем-нибудь в последний раз, и это оказалось хорошо. Может быть, потому, что у него были столетия практики в поцелуях, или, может, из-за крошечных возбуждающих искорок опасности, которые пробежали по всему моему телу, стоило ему обнять меня.

Он мог сломать меня с такой же легкостью, как я переломить карандаш. Несмотря на огромную силу, ощущавшуюся в его большом напряженном теле, он был нежным, даже ласковым. Сначала я напряглась в его руках, нервничая и сомневаясь. Несмотря на мою неприязнь к Корбину, надо признать, парень оказался очень горяч. Вопреки всему, я плавилась в его руках и даже ответила на поцелуй.

Но когда Корбин одним из своих острых клыков поранил мою нижнюю губу, я резко отстранилась. Я прикоснулась к раненой губе и посмотрела на красное пятнышко, оставшееся на подушечке моего пальца. Чертовски хорошо, что мы не зашли дальше поцелуев, иначе возникли бы проблемы. Мне плевать, что там Корбин рассказывал о своем хваленом самоконтроле, я не хотела оказаться наедине с вампиром, у которого бы сорвало крышу от желания кормиться и трахаться одновременно. Я ощущала его язык, горячий и влажный, жадно облизывающий мой палец.

Вздрогнув, я забрала у него свою руку. Разговаривая с ним, я чувствовала, как что-то твердое настойчиво прижимается к моему бедру. Я посмотрела на него снизу вверх. И если он будет думать, что я могу очаровывать тебя, тем лучше.

Того, что узнаешь меня поближе, начнешь что-то чувствовать ко мне? И не собираюсь становиться твоей марионеткой или одной из этих жалких глэм-секс-наркоманок, которые ошиваются у дверей твоего клуба каждую ночь. С таким же успехом они могут пристраститься и к другим наслаждениям.

У тебя, моя дорогая, нет подобных недостатков. Ты одна из самых сильных людей, которые мне встречались. Ей я и хочу остаться. Просто позволь инквизитору района думать, что ты можешь копаться в моей голове. Тем не менее, есть один момент, который я настаиваю обсудить немедленно. Сними жакет и засучи рукава. Я не хочу, чтобы обо мне думали, как о неуклюжем дурачке или варваре. Меня не устраивает, то что вы, люди, называете свободными отношениями.

У меня возникло ощущение, что в ближайшее время я узнаю об этом мире больше, чем рассчитывала, но не хотела обсуждать это. Прижавшись ртом к шрамам на моем запястье, он стал облизывать и посасывать их.

Я задохнулась от ощущения его горячего, влажного языка на моей плоти, мое сердце заколотилось так, что едва не выскакивало из груди.

Начала было спрашивать я, а затем почувствовала легкое покалывание, зародившееся в запястье и распространившееся вверх по руке и в груди.

Возникли странные ощущения, а потом стало хорошо, действительно хорошо, если быть честной. Соски неожиданно затвердели до боли, и я почувствовала, как стало горячо и влажно между моих бедер. Корбин пристально смотрел мне в глаза, продолжая лизать и целовать мою покрытую шрамами руку. В его серебристо-голубых, чуть прикрытых веками глазах светилось вожделение. Этот простой акт дегустации моей плоти оказался невероятно эротичным. Я дрожала под его пристальным взглядом так же сильно, как и от распространявшегося по всему моему телу покалывания.

А потом подумала, что вообще ничего не должна была чувствовать. Мне пришлось кормить Тейлор в течение почти шести лет, и чувствительность в этой области исчезла, я не сомневалась, ее неудачные укусы повредили нервы. Но сейчас ощущала все, каждое легчайшее скольжение его губ и языка по моей коже, как будто внезапно возникла гиперчувствительность к его прикосновениям.

Казалось, он языком и губами ласкает мою кожу целую вечность. Я недоверчиво смотрела на свое запястье. Шрамы, оставленные на моей коже Тейлор, не просто поблекли, они исчезли полностью. Как будто их никогда и не было. Готова к тому, чтобы исцелить второе запястье?

Я вспомнила странное ощущение жара и прохладного покалывания, распространившегося по всему моему телу от его лечения, и нахмурилась. Только не говори мне, что тебе нравились эти уродливые шрамы, тем более на таком видном месте. Я не собиралась рассказывать ему о том насколько твердыми стали мои соски, ну и о других симптомах.

Если мы хотим, чтобы наше партнерство сработало, говори мне правду. Я чувствовала некоторые симптомы… сексуального возбуждения. Я… мои соски затвердели, и… и….

Я стою на краю пропасти, протягивая к тебе руки, но ты отказываешься шагнуть мне навстречу. Просто твое тело реагирует на мое. Не испытывай ты ко мне сексуального влечения, ты бы ничего не почувствовала.

Я знала, что он имел ввиду странное жучки-ползают-по-всей-моей-коже ощущение, возникающее, когда меня кусала Тейлор. Ощущения, когда он лечил мое запястье, были прямо противоположные.

С Тейлор я едва сдерживала тошноту от неправильности ситуации. С Корбином я едва стояла на ногах от странного пронзительного удовольствия, которое все нарастало и нарастало с каждым мгновением нашей связи.

Но это же ничего не значит… или значит? Теперь мы можем покончить с этим? Иногда ты просто испытываешь мое чертово накопленное за четыре столетия терпение. Ты никуда не пойдешь. Уже почти сумерки, и ты отправишься со мной спасать твою глупую подружку от Селесты. Я хочу, чтобы ты осознала всю глубину той задницы, в которой окажешься, если вдруг забудешь о нашем договоре.

Но видел, какой упрямой ты можешь стать при определенных обстоятельствах. Думаю, тебе нужно встретиться с инквизитором района лицом к лицу, чтобы осознать, что поставлено на карту. Черт возьми, я имела полное право постоять за себя и отрицать эту предполагаемую связь, которая, по его словам, возникла между нами! Так почему же, делая это, я чувствовала себя злобной маленькой стервой?

А вот моя супруга должна блистать всегда. В ближайшее время мы сменим твой гардероб. Я открыла рот, собираясь возразить, но Корбин уже облизывал мою вторую руку, посылая горячие искры желания по всему моему телу. Боже, как я выдержу все это? Стараясь не ерзать, я сжала бедра, как будто это спасло бы меня от сладкого увлажнившего мои складочки жара. В какой-то момент я осознала, что если бы его язык на самом деле скользил между моих бедер, а не по запястью, я точно так же истекала бы влагой.

От подобной мысли и возникшего ментального образа я возбудилась настолько сильно, что у меня закружилась голова, и я быстро оттолкнула его. На этот раз Корбин действовал очень быстро, или же другое запястье не было настолько сильно покрыто шрамами.

Почему-то в этот раз все длилось не так долго, к моему облегчению. Посмотрела в его глаза, едва сдерживая себя. Мои соски жаждали его прикосновений… посасываний. Мое лоно стало настолько влажным и готовым для него, мой клитор пульсировал как второе сердцебиение. Я вспомнила об укусе Тейлор прошлой ночью в изгибе локтя. Все еще красная, грубая и болезненная рана, как будто меня укусило животное, а не моя подруга. Не то, чтобы это ее вина. Я открыла рот, собираясь рассказать Корбину о свежей ране, и передумала.

Сегодня я бы больше не выдержала его ласк. Нет, если не хочу опозориться, кончив прямо перед ним. Я лишь недавно начала кормить Тейлор с внутреннего изгиба моего локтя, потому что истерзанные вены на запястье слишком трудно найти, так что шрамов там еще не было. Я хочу удивить Селесту до того, как она очнется от сна. Я последовала за ним из офиса в фиолетовые сумерки Тампы, ощущая мерзкий комок страха в низу живота. В конце концов, я должна быть рада, что мы собираемся вызволить Тейлор из рабства.

Но не могла отделаться от ощущения, что откусила больше, чем смогу проглотить. Дом Селесты оказался точно таким, каким я его запомнила. Мне было интересно, как Корбин собирается проникнуть в дом. Вежливо постучит или взорвет дверь какой-то таинственной ментальной вампирской силой.

После того, как он исцелил мои запястья, я ожидала от него все, что угодно. Тем не менее, он удивил меня, не делая ничего сверхъестественного. Просто повернул ручку на узорчатой кроваво-красной двери и вошел в гостиную Селесты как к себе домой. И, должно быть, увидел удивление на моем лице.

У меня остались не самые лучшие воспоминания об этом доме. Ну знаешь, чтобы привлечь внимание Селесты. И пожалуйста, никогда не пытайся войти в дом могущественного вампира без приглашения и без меня, результат тебе, мягко говоря, не понравится. Ты предпочитаешь доставать нас в тех местах, где мы ведем свои дела, и где подобная охрана невозможна? Я уже собиралась выдать какой-нибудь остроумный ответ, но в этот момент появилась Селеста, и я забыла, что хотела сказать.

Красный длинный шелковый халат театрально развевался вокруг нее, белокурые, почти белые волосы делали ее похожей на эльфа. Глаза сверкали от ярости. Или ты не в состоянии выйти на улицу до тех пор, пока полностью не стемнеет? Думаю, ты достаточно поиздевалась над ней. Почему тебя заботит, как я обращаюсь со своими творениями? Ты пришел за ней. Я обратила ее и не желаю отпускать.

Я не понимаю, в чем проблема — Тейлор для тебя сплошное разочарование. Ты должна быть рада избавиться от нее. Она очень чувствительная, я наслаждаюсь, мучая ее. Сейчас же приведи девушку или столкнешься с последствиями. Я уже доставала свой Глок, но слишком поздно, было бы слишком поздно, не встань передо мной Корбин.

Он обхватил Селесту руками и сдавил в своих медвежьих объятиях так, что захрустели ребра. Учитывая, что реальный медведь не смог бы причинить вреда телу вампира, представление оказалось чертовски впечатляющим. Эта глупая маленькая человечишка вложила в твою голову эту идею, я знаю это.

В тот первый раз не стоило сохранять ей жизнь. Ты на самом деле взял себе в супруги человека? Я могла бы понять, используй ты ее в качестве закуски, или, если чувствуешь такое пагубное влечение, просто трахнул, но супруга?

Даже оборотень предпочтительнее человека. И я убью любого, кто попытается причинить ей вред. Каким-то образом этой человечишке удалось околдовать тебя. Не знаю, что она сделала. Но теперь я вынуждена платить эту цену. Голос принадлежал новому вампиру, внезапно возникшему позади Селесты. Одетый, как джентльмен времен Гражданской войны — в жилет и белую льняную рубашку поэтического типа, волосы свободными, темными волнами ниспадали на плечи.

Но мне бросились в глаза его татуировки. Под левым глазом четыре крошечные кровавые звезды. И еще две под правым. Я не могла вздохнуть. Святое дерьмо, Корбин — самый древний, какого я когда-либо встречала, вампир.

А этот, должно быть, Родерик, на два века старше и значительно сильнее. И если сейчас все пойдет наперекосяк, мы окажемся в большом дерьме. Но сильнее страха оказалась моя ярость. Этот мудак заставлял Тэйлор делать отвратительные, унизительные вещи. Ублюдок практически довел ее до самоубийства. Моя рука все еще лежала на рукоятке пистолета, и палец зудел от жажды нажать на курок. Если я убью вампира без официального ордера, то получу чертов вагон дерьмовых проблем, и не только от правительства.

Вампиры, как известно, вершили свою собственную месть за незаконные убийства, и это не заканчивалось ничем хорошим. Нехотя, я оставила Глок в кобуре, надеясь на законных основаниях использовать его позже. Он даже не смотрел на меня. Очевидно, считал, что не стоит тратить на человека свое время и внимание. Таков закон нашего вида, и тебе об этом известно, Селеста.

Ты можешь трахать ее и не разорвать в клочья? Я хотел бы посмотреть на это. У нее не хватает уважения к Высшим. Я хотела послать его, сказать, что он чертов насильник и садист и вовсе не лучше меня, но Корбин вдруг встал между нами.

Она нон-глэм, и контролировать ее намного сложнее, чем обычного человека. Но считаю, что компаньон со сломанным сознанием скучный в постели. Вы так не думаете? Тяжелые руки Корбина обнимали меня за плечи и не давали добраться до Глока. Она и эта молоденькая вампирша дружили до того, как Селеста насильно обратила ее. Он говорил тихо, но с явной угрозой в голосе. Мы просто брали то, что хотели.

Однако не всегда приятные для новообращенных. Я с удивлением посмотрела на него. Неужели Корбина обратили против его воли? Когда запоздавшие гостьи несколько подкрепились угощениями, Элен поднялась со своего места и произнесла: Я бросил быстрый взгляд на Сесиль, и она обратилась к председательнице: Она предпочла бы остаться лишь зрителем, и я убеждена, что вы не станете возражать против такого ее статуса.

Видите ли, до этих дней она вела жизнь настоящей затворницы, и едва справедливо было бы возлагать на нее слишком много с первого раза. Ты подаришь ее столь малой милостью, не так ли? Мы не можем слишком много ожидать от столь юной особы, но я надеюсь, что во время следующего визита к нам она не откажется разделить с нами наши удовольствия.

Я испытал огромное облегчение, услышав, что это затруднение преодолено. Все остальные участницы собрания скрылись за дверью, противоположной той, через которую мы вошли.

Сесиль предупредила меня, что они скоро вернутся. Все время их отсутствия я провел у стола, лакомясь сладостями, и так продолжалось с четверть часа, пока они не возвратились.

Если я скажу вам, что все они были совершенно голыми, вы сможете представить себе, что я почувствовал. Сердце мое застучало в грудь как молот, ноги дрожали мелкой дрожью, пока я смотрел на эту процессию обнаженных тел; различные вариации крупных округлых задов, крепких торчащих грудей и прекрасно окаймленных пушистой бахромой соблазнительных щелок следовали перед моим пораженным и восхищенным таким великолепием взором.

Сесиль, вновь присевшая рядом со мной, прошептала: Я ответил ей выразительным кивком, мол, она вполне может на меня положиться, но дальше нам не удалось поговорить, потому что к нам вернулась Изабель и сразу же обрушилась на Сесиль с пустой болтовней. А я сидел, вклинившись между двумя голыми особами женского пола, не сводя глаз с открывающимися передо мною их тайными прелестями - ситуация была в высшей степени возбуждающа.

Изабель обняла меня за талию, взяла за руку и положила ее меж своих ляжек, сдвинув покрепче ноги. Как раз в эту минуту Элен провозгласила: Стремительно, словно только этого и ждала, Изабель выскочила из-за стола и выбежала на середину зала, где ее уже поджидала хорошенькая брюнетка Анжела. Каждая из них вытянулась во весь рост на низкой кушетке, а третья участница присела к роялю, стоявшему неподалеку и заиграла медленную, сомнамбулическую мелодию.

Элен повернулась к Сесиль: Меня поставили посередине, на равном расстоянии от каждой кушетки, так что я мог прекрасно видеть, что происходит на обоих ложах, но поскольку процедуры на каждой были совершенно одинаковы, я могу описать то, что происходило с Изабель. Сесиль и другие опустились на колени по обе стороны ложа и, взяв в рот соски Изабель, начали наперебой сосать их и щекотать ее шею и плечи своими руками. Элен разместилась в ногах дивана и принялась, раздвинув волосы на лобке, щекотать клитор Изабель, и в то же время сунула свой длинный острый, как дротик, язык меж нижних губ девицы.

Последовала самая сладострастная сцена. Изабель была в сильнейшем возбуждении, она ерзала, извивалась змеей, грудь ее вздымалась и опускалась в судорогах; текучий огонь обжигал ее тело, и она выражала свои ощущения вскрикиваниями и задыхающимися, отрывистыми фразами. Постепенно, однако, эти комментарии перемежались все более долгими паузами, пока она не замолкла совсем, лишь извивалась всем телом и колотилась о подушки в такт томной медлительной музыке.

Но и эти ее движения вскоре затихли, и она лежала совершенно неподвижно некоторое время, пока вдруг резко не вскинулась, задергалась, вскрикнула пронзительно, засмеялась и закончила все глубокими продолжительными вздохами, когда ее пламя полилось из нее густой и горячей массой. Вскоре, только не так наглядно выраженная, последовала и разрядка Анжелы, но те двое, что вылизывали обеих пациенток, не ослабили напора и их языки продолжали наносить острые, невыносимо сладострастные уколы, бросавшие Изабель и Анжелу, то вверх, то вниз, заставлявшие издавать уже совсем безумные вопли, пока утомленные тела не излили новый поток густой жидкости и успокоились.

Анжела и Изабель уже вышли из игры, не вступали в нее и другие, но Элен присоединилась к пианистке, и они стали играть на рояле в четыре руки. Сесиль уселась на пол между ними и, как ни в чем, ни бывало, начала щекотать клитор каждой.

Теперь я придвинулся к ним, и мне было очень забавно наблюдать за выражением лиц исполнительниц, когда они старались не отвлекаться от музыки наперекор отвлекающим действиям пальцев Сесиль.

Но, несмотря на все их усилия удержаться на высоте положения, то и дело они выдавали фальшивые ноты, а когда их вконец разобрало, и приступы наслаждения начали корчить их тела, гармоничные такты дуэта превратились в громкий нестройный шум. Их начало раскачивать из стороны в сторону на табуретах, и из переполненных влагалищ потекли горячие струйки любовного сока. Удостоверившись, что здесь дело дошло до финала, я вернулся к двум парам на диванах, которые тем временем вылизывали друг друга с превеликим усердием.

По их телам пробегали спазмы острейшего наслаждения, чуть ли не предсмертные корчи, лица зарывались все глубже в бедра партнерши, и я уже мог заметить, что эта яростная схватка дает результаты: Я был так заведен, что с трудом соображал, как мне вытерпеть все это, а мой малыш, торчавший как столб, бился в складках моей нижний юбки и причинял мне такие неудобства, что я уже не мог свободно передвигаться и должен был застыть на месте, надеясь, получить хоть какое-то облегчение.

Кое-как я доплелся до ближайшего кресла. Но все равно я не знал, как хоть немного облегчить страдания. Была бы на мне моя обычная одежда, все было бы в порядке: Но с этими чертовыми юбками я ничего не мог придумать. Я видел единственный способ уладить это дело - поднять подол платья и запустить под него руку.

Но вокруг было слишком много любопытствующих глаз, и я не знал, как будет истолкована моя акция. Вероятней всего подумают, что мне нужно утишить огонь, обжигающий меня между ног, а уж когда они решат, что это так и есть, немедленно станут приставать, чтобы я присоединился к их развлечениям, невзирая на достигнутую насчет меня договоренность.

Пока я размышлял, не могу ли я скрыться, как за ширмой, за столом или чем-нибудь в этом роде, возле меня появилась Изабель, уже успевшая привести себя в привычную норму. После нескольких пустячных фраз она наклонилась ко мне и прошептала: Один только разик, Элизочка! Но я живо остановил ее руку и с находчивостью, удивившей меня самого, ответил: Два дня назад я не смогла удержаться от этого сама, когда слушала вечерню у Святого Евстафия.

И так ужаснулась потом своему поведению, что дала обет Святой Деве целых две недели обходиться без такого сладкого греха. Я знаю, ты не захочешь, чтобы я нарушила это обещание. Ну, конечно же, нет, - ответила она, смиренно потупив взор, а я благословил свою находчивость, помогшую мне снова избежать опасности.

Рассудив, что пауза длится достаточно, Элен возгласила: Все вы знаете, что она пришла сегодня, чтобы принести в жертву свою девственность. Тебе, Сесиль, я поручаю эту операцию. Ты можешь приступать сразу же.

Пока я спрашивал себя, как будет исполнен этот номер программы, девушка, которую звали Ивонной, золотоволосое, нежное создание, выглядящая самой юной здесь, шагнула вперед и улеглась на один из диванов, тогда как все остальные столпились вокруг нее. Я воспользовался некоторой суетой, возникшей после этого объявления, чтобы устроиться поудобней, поглаживая петушка под моим платьем.

Следующее, что я увидел, была Сесиль с появившейся в ее руках кожаной шкатулкой. Она извлекла из шкатулки некий предмет, обтянутый бархатом кремового цвета и формой точь-в-точь как мужской член; к тому же еще снизу к нему были подвешены два крупных шара. Все это сооружение было закреплено на плотном широком поясе. Я подошел к Сесиль, чтобы разглядеть инструмент получше, и она мне сказала с улыбкой: По сути, это искусственный мужчина, почти совсем как настоящий, только менее назойливый, верно ведь, Элен?

Бедняжка Элиза очень удивлена, не так ли? Я уверена, что она никогда раньше не видела чего-нибудь в этаком роде. Все это она проговорила, хитро поглядывая на меня. Принесли теплое молоко, наполнили им шары из натурального каучука, и Сесиль застегнула на себе пояс. Опоясанная таким образом, она выглядела настоящим гермафродитом - существом, чтоб вы знали, наполовину мужского, наполовину женского пола.

Теперь, закончив приготовления, она подошла к Ивонне и легла на нее. Элен подвела кончик дилдо к трепещущему входу в пещеру Ивонны. Когда кончик проник туда, Ивонна нервно хихикнула и напряженно вытянулась. Сесиль выждала с минуту, а потом опустилась всей своей тяжестью на Ивонну. Та закатила глаза под лоб, вскрикнула от боли, когда инструмент вошел в нее глубже, но после этого - никаких признаков страдания, и Сесиль начала быстро двигаться вперед и назад, совершенно так, как ведет себя в таких случаях мужчина.

Я подошел почти вплотную к дивану, мне хотелось видеть новую операцию во всех деталях, и по лицу Ивонны я понял, что вся она поглощена ожиданием близкого восторга; она обвилась ногами вокруг Сесиль, а та продолжала свои движения. Конец наступил очень скоро, и в тот момент, когда Ивонна крикнула, что она готова, Сесиль сдавила оба шара - и горячее молоко полилось из них в лоно юной женщины.

Ивонна, казалось, умирает от потрясающего наслаждения, она так крепко прижимала к себе Сесиль. Наконец она отделилась от Ивонны, извлекла из той дилдо, покрытый смесью девичьего сока, крови и молока.

Элен, видя мои широко раскрытые глаза, сказала: Видите, как мы можем обходиться без мужчин. Этот маленький инструмент извергается так обильно и так жарко, как ни один мужчина не может. Надеюсь, вы нас обрадуете в один прекрасный день, дав нам шанс испытать его на вас. Я улыбнулся, внутренне позабавясь этим невероятным предположением. Элен не стала меня смущать продолжительным разговором.

Она повернулась к Сесиль: Не могу больше ждать. Посади меня верхом, a la Святой Георгий. Сесиль ничуть не воспротивилась и, как только дилдо был вымыт и снова наполнен молоком, улеглась на спину. Выглядела она с этой большой белой штукой, торчащей из ее бедер скорее забавно, но Элен, взобравшись на диван, строго, чуть ли не хмурясь, взглянула в лицо подруги, присела на корточки так, что ее подрагивающая, волосатая манда пришлась прямо над дилдо.

Она как бы примерилась, а потом решительно опустилась вниз, впуская дилдо в свой грот, и продолжала постепенно давить на него, пока он до самых корней не был проглочен ее нижней глоткой. Потом она начала подниматься и опускаться, набирая необходимое число трений. Изабель оказалась тут же, она вставила свой палец в дыру Сесиль и начала быстро-быстро двигать им туда и сюда. Элен выглядела полнокровной, здоровой женщиной, так и пышущей похотью, и я ничуть не удивился, когда всего через несколько минут она подала Изабель знак, а та тотчас же сжала изо всей силы один из шаров, и Элен задрожала, принимая в себя горячий поток из этой ручной помпы.

Тут же и ее ликер оросил дилдо и потек по животу Сесиль. Но своих скачков Элен не прервала, напротив, темп ее движений ускорился и не замедлялся, пока она не извергла вдвое больше, чем в первый раз, и все молоко было впрыснуто в нее, и она, наконец, решила, что хватит, и слезла с Сесиль.

И Сесиль тоже кончила обильным излиянием, а Изабель, как только Элен предоставила ей такую возможность, припала к тому месту, где только что побывали ее пальцы, и принялась с жадностью слизывать сок, все еще капающий из трепещущей дырки Сесиль. Теперь некоторые в зале тоже вооружились дилдо.

Готовые партнерши нашлись сразу же, и я, когда повернулся взглянуть, что делается у меня за спиной, обнаружил в разных углах зала разбившихся на пары женщин, предающихся сущему разгулу сладострастия. Они корчились, задыхались, сцепившись друг с дружкой, и хор истерических выкриков, стонов, вздохов начал стихать лишь тогда, когда один за другим забили источники их сока, заливая всех и каждую.

Жаркие испарения женского тела и дух пролившихся излияний, казалось, боролись с запахом цветов, заполнявших это пространство, и пересиливали его. Это была сцена триумфа дикой разнузданности, какую я и не мог себе вообразить, и она не кончилась, пока все не насытились и не почувствовали, что сил больше не осталось. Наконец Элен возвестила собрание клуба закрытым, и его участницы отправились одеваться в соседнюю комнату. Меня оставили одного, без присмотра, и я решил воспользоваться счастливым случаем: Но я так боялся оказаться застигнутым, что не смог довести дело до разрядки, и единственным результатом предприятия было то, что к моменту возвращения женщин он у меня воспламенился еще сильней, и мне пришлось немедленно прекратить эти бесславные попытки.

Внизу гостьи прощались, у каждой была своя дорога. Но меня Сесиль попросила подождать: Я остался стоять в вестибюле, и через малое время мимо меня прошел некий весьма достойного вида мужчина в безупречном вечернем костюме в сопровождении другого джентльмена. Оба пристально посмотрели на меня, и первый, тот, кто держался несколько высокомерно, подошел к одному из лакеев и о чем-то заговорил с ним вполголоса. По взглядам, бросаемым в мою сторону, я понял, что разговор идет обо мне, и потому нисколько не удивился, когда высокомерный незнакомец, подойдя ко мне, поклонился и произнес: Госпожа герцогиня присоединится к нам позже.

Это предложение меня удивило, но немного подумав, я решил, что какие-то дела, о которых Сесиль не сочла нужным мне сказать, задерживают ее. Потому я и позволил незнакомцу повести меня к выходу, а его компаньон последовал за нами. Все трое мы сели в изящно отделанную карету. Меня это немного смущало, я все пытался догадаться, кто этот человек.

Что он принимает меня за женщину, было ясно потому, что он продолжал говорить о Сесиль, задавал мне множество вопросов, касающихся моей истории, и я, отвечая, должен был держать ухо востро, чтобы не попасться на каком-нибудь противоречии, но сатанинская радость от моей проделки подсказала мне мысль продолжать этот фарс, насколько хватит моей ловкости. Поездка наша заняла не более четверти часа, и я не мог точно определить, по каким улицам мы проезжали, хотя в какой-то момент мне показалось, что мы по соседству с бульваром Осман.

Наконец мы вышли из кареты перед импозантным особняком, и меня провели в просторный пышный вестибюль, где угодливый лакей в голубой с золотом ливрее и пудреном парике освободил меня от моей накидки. Монсеньор с тем же торжественно-величавым видом, который, кстати говоря, шел ему, словно отлично сшитый костюм, повел меня по мраморным ступеням вверх.

Наверху нас ждал элегантный salone [Салон фр. Я, было, подумал, что третий прибор поставлен для Сесиль, и когда человек, которого монсеньор называл Франсуа, сел на это место, я забеспокоился и спросил, скоро ли появится моя кузина. Реакция монсеньора была не очень утешительной, он ответил: Давайте же, мадемуазель, попробуем извлечь из несчастья ее отсутствия все лучшее, что может нам предложить настоящая минута.

Ничего больше не было сказано. Я попытался насколько мог скрыть свою досаду, решив оценить по достоинству изысканные блюда, подаваемые нам проворными и внимательными слугами. Монсеньор в середине ужина наполнил мой бокал шампанским, поднялся со своего места с бокалом в руке и в той же манере истинного grand seigneur [Вельможа фр.

Я пью за ваше здоровье! Я низко поклонился, пряча лицо, чтобы оно не выдало моего отношения к нелепости этой ситуации, но когда я снова поднял глаза, безмятежная улыбка монсеньора показала, что у него нет никаких подозрений на мой счет. Вина было выпито немало, я-то старался быть осторожным, чтобы не потерять бдительности, но лица моих сотрапезников раскраснелись задолго до конца ужина. Я не сумел найти предлог для отказа, хотя, думаю, заметь я сразу же, что Франсуа за нами не последует, я бы все-таки отказался.

Но было уже поздно, когда я очутился наедине с монсеньором в готовой нас принять роскошной спальне. Светились прикрытые красными абажурами лампы, в камине пылал яркий огонь. Тут я стал догадываться, что угодил в ловушку, и могу вам сказать, что мне стало совсем тревожно, когда монсеньор, отбросив все свои великосветские манеры, грубо привлек меня к себе и влепил мне поцелуй.

Я не решался, опасаясь его гнева, раскрыть себя, и ошалело озирался в поисках какого-нибудь выхода, через который можно было бы сбежать. Конечно, ничего не нашлось, а монсеньор тем временем дошел уже до высот любовной страсти, он впился в меня горящими глазами, продолжая осыпать поцелуями мои губы и щеки, а его отдающее шампанским жаркое дыхание обжигало мое лицо, как аравийский самум.

Сжальтесь, отпустите меня, умоляю вас. Но до того, как вы лишите меня вашего общества, не удостоите ли вы меня милостью познакомиться поближе с теми прелестями, которыми вы обладаете, я уверен, в наивысшей степени?

Я никак этого не могу, - говоря это, я смотрел на него так жалостно, как только мог. Тот, кто так, как она, любит наслаждаться, не осудит за это другого. Я просил, я умолял его отпустить меня, но он оставался глух к моим просьбам, поцелуями стараясь заглушить мои слова, а мое явное нежелание только разжигало его пыл.

Нетерпение его росло, и это добавляло мне страху. Неподдельные слезы заблестели у меня на глазах, когда я увидел, что едва ли смогу вырваться. Тогда я попробовал заговорить в другом тоне: Да, на самом деле, не думаю, чтобы она приехала. Он замолчал, выдерживая паузу, чтобы дать словам добраться до моего сознания. Мгновенно я понял, что он завез меня сюда для своих собственных надобностей, Сесиль ни о чем не знает. Мадам Сесиль наверняка в ужасе оттого, что я исчезла.

Ну, полноте, мадемуазель, вы не сможете убежать от меня. Смотрите, я встаю на колени и целую вам руку. И он вправду опустился на колени и потянулся к моей руке губами. Я, молча, размышлял над новым оборотом этой ситуации, но так и не успел прийти к какому-то решению; монсеньор поднялся с колен, еще крепче обнял меня и потащил к софе. Я отбивался, я кричал, но против его железной хватки оказался бессилен, и он, в конце концов, повалил меня на ложе, и его губы стали опять осыпать меня пахнущими вином поцелуями.

Меня бросило в жар, потом в холод, потом вообще все мои члены оцепенели, и прежде, чем я вновь смог сопротивляться или хотя бы обрести голос, он молниеносным движением задрал мне юбку - и в следующий момент его рука оказалась между моих бедер. И какой же удар постиг его, когда он наткнулся на то, чего никак не мог там ожидать.

Он просто задохнулся, замер на какое-то время, а потом проговорил сразу же охрипшим голосом: Он поднялся, посмотрел на меня, он был потрясен; я же отвел глаза, предвидя вспышку его гнева. Но когда он, наконец, заговорил, он был совершенно спокоен, хотя глухой тон его голоса выдавал некоторое внутреннее волнение. Госпожа герцогиня де Ренье знала о вашем маскараде?

Подумав, что лучше всего быть до конца откровенным, я рассказал ему все, и, выслушав меня, он громко рассмеялся. Если меня надули, то я сам виноват. Встретив вас и узнав, что вы подружка госпожи герцогини, которую я отлично знаю, вдобавок еще пораженный вашей внешностью - в самом деле, барышня из вас получилась совершенно очаровательная, - я тут же возымел желание похитить вас, чтобы провести чудесный час или два в вашем обществе. Я рассудил, что сообщение, которое я распорядился передать герцогине, будет достаточным для объяснения вашего отъезда.

Высказалась, вся такая гордая, и вышла. Слышно было, как хлопнула дверь. Помчалась проверять, что я там трогал из ее драгоценного хлама. Вылетела она оттуда минуты через три, с тем самым корытом, в котором я утопил ее художества. Открыла дверь в туалет и ярко-синий раствор с ошметками раскисшей бумаги был слит в унитаз. Там ему и место! Раскачиваясь на стуле, я большую часть действий скорее прослушал, чем увидел. Потом мышь прошла в ванную, там оставила пустое корыто и резиновые перчатки, в которых с корытом бегала.

Ну и вернулась на кухню, сверлить меня тяжелым взглядом. В твоем распоряжении была вся квартира. Я не против того, чтобы ты ел, спал, читал, смотрел все, что захочешь. Потому что там полно опасного оборудования, потому что ты мог по незнанию испортить многодневный труд, потому что это место, где я работаю, - мышь всмотрелась в меня еще внимательнее. Даже друзей, даже мужчин, с которыми поддерживаю близкие отношения.

Тебе я прямо запретила туда входить. Теми самыми художествами, которые понятны и дебилу. Похоже, я ее сильно разозлил. Непонятно только, чем - я же даже мстить ей не стал, просто порвал эту глупую картинку и вышел. По мере того, как на меня выливались все эти претензии, голос мыши становился все холоднее. Еще раз осмотрев меня с ног до головы с таким выражением, словно в ее кухню влезло какое-то мерзкое насекомое, она продолжила: В любом случае, идиот ты или вредитель, убыток двойной: Тратить силы, время и нервные клетки, следить, проверять, запирать и прятать.

Никакого удовольствия от избиения кого бы то ни было я не получаю, наоборот, мне это неприятно. Как объект для половых игрищ ты меня тоже не привлекаешь ни разу. Так с какой стати я должна ломать под тебя свою удобную и счастливую жизнь? Решать твои проблемы, кормить, одевать, обзаводиться той пакостью, которую ты нашел в интернете?

У меня друзья, которым надо будет как-то объяснять твое присутствие. Мужчины, в конце концов. Еще можно было бы повыворачивать мозг на тему простого человеческого сочувствия, если бы ты вел себя, как нормальный А так, извини, этот геморрой не про меня.

Я не настолько добренькая. Как вызывается твое светлое начальство? Не слезая со стула, я обреченно махнул рукой в сторону ванной. Вот на нем кнопка вызова Светлый тут же возник прямо посреди кухни. К сожалению, не на середине стола, в пакетах, а на полу, четко на свободном месте, между по-прежнему сидящим на стуле мной и пышущей праведным возмущением мышью.

Его явление сопровождалось стандартным набором спецэффектов: Меня сразу затошнило от этой сладко-мерзостной вони. Тут осветленный гад разглядел в своем "благовонном" дыму меня и гадливо нахмурился: На колени в присутствии госпожи, оголись, нечестивец, руки за голову и глаза в пол!

Щаз, размечтался, тварь пресветлая Я, можно сказать, последними секундами счастливой свободной жизни наслаждаюсь! Вспоминая, как мне тут хорошо было Помытый, сытый, выспанный, на свежем воздухе выгулянный Не хочу на колени и на пол! Не хочу, бесы тебя забодай! Сила воли против магии долго не выдерживает, так что, как я ни сопротивлялся, а в правильную позу он меня скрутил Халат, правда, было немного жалко - теплый он, да и привык я к нему за день.

Вообще ко всему хорошему быстро привыкают Страшно пока еще не было, только зло разбирало Не на себя же мне злиться?! Картинку на двери кто нарисовал? И карикатуру на меня?! Не стоит бросать на ветер все, чего мы добились с этой особью за столько десятилетий! Судя по виду, пресветлая дрянь рассчитывал именно на последнее и заранее лучился самодовольством. Ну все, пиздец котенку Заберет он меня сейчас обратно, к себе.

Кормить нормально перестанут, спать буду урывками, порку вчерашнюю вспоминать, как ласку Особенно то, как мне задницу потом спасателем мазали Черт, сейчас заплачу просто. Прямо прикажите, он не сможет солгать. Мышь посмотрела на меня и, кажется, все поняла по моему лицу, так что ничего приказывать не стала.

К гадалке не ходи - отдаст И себя в том числе. А радостный Светлый затарахтел дальше: Ни о какой свободе не может быть и речи. Но, как я понял, вам этот раб не нужен. Я забираю эту, недостойную столь разумной и мягкой хозяйки А вам верну полученные денежные средства Даже если бы я самолично так мышь не достал, то за такие деньги уж точно отдаст и перекрестится. Подпишите, что отказываетесь от этой собственности в мою пользу, а также согласны на полученную компенсацию и претензий не имеете. Мышь взяла свиток, жестом отстранив остальное, и несколько бесконечно долгих минут внимательно его читала.

Потом кивнула каким-то своим мыслям и, свернув документ, сунула его в карман. Светлый нервно дернул глазом Я не понял, у нее до этого вообще никаких документов на меня не было, что ли?! Ну ладно, инструкцию по употреблению не дали - я сам по себе еще тот мануал, только надо правильно спросить.

Но договор на владение? Зато теперь этот договор лежал у мыши в кармане Он лежал у нее в кармане! Я еле сдерживался, чтобы не скорчить ему рожу.

Хотя он так меня скрутил, что дулю под нос ему сунуть не получилось бы Но, бесы его поимей, хоть язык бы показал! Я тихо подпрыгивал, стоя на коленях. Индивидуума, то есть меня, радостно плющило и таращило Как только Светлый свалит, сразу еще поем, впрок, и помыться надо обязательно Мышь меня мыть вряд ли снова сама будет, но все равно в теплой ванне полежать перед сном - блаженство! Тут мне на глаза попался миадерпиан Но все равно лучше порку после ванны.

Я вспомнил приятные ласковые поглаживания по заднице и мой член слегка оживился. Нет, планы на сегодняшний вечер меня очень радовали! Вы понимаете, что мы не можем допустить нарушения режима? О, уже с Я на МЫ перешел Значит инициатива с выкупом меня у мыши была чисто его, а вот наблюдают за экспериментом они уже всей рогоносной компашкой? Это теперь МОЯ собственность, и забрать ее без моего согласия не имеет права никто!

Судя по всему, поведение Светлого произвело на нее вовсе не то впечатление, на которое тот рассчитывал. Мышь еще и в документах разбирается? Так что если вы не будете достаточно строги с данной особью, мы будем вынуждены проводить профилактические работы Скажем, раз в десять дней забирать его к себе, восполнять недодаденное.

И это касается не только уровня боли. Искоренение гордыни тоже является важным аспектом. Так что процедуры и ритуалы уничижительного характера не менее обязательны!

Светлый торжествующе посмотрел в мою сторону, и один этот взгляд ясно давал понять, что за короткое время профилактики на мне постараются выместить все, что он планировал сотворить, заполучив меня обратно в свои лапы навсегда.

Светлый скрипнул зубами, но тут же нанес следующий удар: И, что ужаснее всего, он покушался на мораль и телесно-душевную целостность существ неизмеримо выше него стоящих по уровню развития, - осветленное обломинго кинул ненавидящий взгляд в мою сторону: Посему регулярная профилактика в этой области также является частью программы искупления и перевоспитания.

Особь положено регулярно насиловать в Если вы не готовы взять на себя эти функции, особь, опять же, будет изыматься для профилактического изнасилования в казармы светлого воинства.

Светлый даже не скрывал злорадного торжества. Запас знакомых мне действий чертей, бесов и дьяволов, которые они должны были проделать над этой тварью отдельно и скопом, уже подходил к концу. Что-то мне заранее не по себе уже Если порола она меня куском проволоки, то иметь противоестественным способом ножкой от стула будет?! Обозленный посланник уже откровенно скрежетал зубами, но не сдавался: Данная особь подобным добродушием никогда не страдала, а посему многие из унизительных, болезненных и неприятных ритуалов он сам охотно применял по отношению к другим, причем некоторые из них он и придумал, получая удовольствие от издевательства над более слабыми.

Если у вас остались сомнения, мы готовы предоставить вам слепки памяти нескольких И тут он без предупреждения выбросил в сторону мыши раскрытую ладонь, с которой сорвалось несколько очень похожих на заполненные темным дымом мыльные пузыри шариков. Не ожидал от мыши такого проворства, но она почти увернулась! Все шары, кроме одного, с мерзким чмоканьем всосались в стену за ее спиной, и только один она все же вынуждена была поймать в раскрытую ладонь, чтобы он не врезался ей в лицо.

На несколько секунд все замерло. Мышь застыла, как парализованная, в ее глазах заклубился тот самый черный дым, что наполнял шар-слепок. Наверняка светлая скотина выбрала воспоминания, выставляющие меня в самом мерзостном свете. Ну да, мне было что вспомнить, и мышь точно не оценит эти кадры из моей жизни, с ее-то отвращением к чужой боли Как она умудряется оставаться такой, черт ее Светлый не мог не признать, что и тут потерпел поражение.

Уже без прежнего самодовольства и пафоса, скорее с некоторым ехидством, он посоветовал: Настоятельно рекомендую также потребовать, чтобы он выбирал из своего обширного, поверьте, опыта наказания, наиболее неприятные и унизительные лично для него.

А мне разрешите откланяться. Еще раз напоминаю, что вернуть покупку вы можете в любой момент. Сумма компенсации останется без изменений. Если все же содержание раба станет причинять вам финансовые неудобства, вы вполне можете использовать его тело для решения этого вопроса! Я уверен, в этом мире найдется немало желающих использовать раба для удовлетворения своих потребностей за хорошие деньги.

Или мы можем предоста Я только теперь оценил, насколько коварным и обманчивым оказалось холодное спокойствие моей хозяйки. Тяжелая деревянная скалка просвистела буквально в миллиметре от виска испуганно шарахнувшегося посланца. Тот коротко взвизгнул и исчез, уже без всяких спецэффектов, мгновенно растворившись в воздухе. И правильно сделал, потому что в руке у моей хозяйки уже была здоровенная чугунная сковорода. Где и когда она ее взяла?

Тоже из воздуха достала? И тут она перевела взгляд на меня. В комнату и сиди тихо! Пока я не успокоюсь. Иначе следующий сеанс воспитания будет не по заднице, а по башке! Не знаю я, за каким таким чертом Ведь стопицот раз, как говорится, пожалею об этом. Стоит только вспомнить про "режим искупления" и "процедуры сексуального характера", будь они неладны!

Даже представлять не хочу, как это все будет выглядеть, а самое противное - осуществляться. В интернете почитать придется, наверное, и Господи, вот с какого перепугу я такая дура, а?! Ведь твердо решила сплавить "подарочек" к Нет, в самом деле, достал, заррраза! Ну, ладно плетки толпами по ноутбуку, мышкой ткнуть некуда, чтоб не вляпаться. Посуду не помыл - и хрен бы с ним, я сама не мою, пока не припечет.

Рожу скроил как последний экс, который все надеялся перевоспитать меня в "нормальную женщину", читай "хорошую прислугу". Па-а-адумаешь, не он первый и не он последний. Тут я в себе железно уверена, мимо прислуги эти дятел-говорун пролетел со свистом.

Но вот то, что мелкий поганец полез в мастерскую, несмотря на прямой запрет, взбесило не на шутку. Моя вторая душа, можно сказать, моя даже не вторая, а первая жизнь. Все, что вне ее пространства, как раз и есть "вторичность". Здесь я дышу, здесь я Блин, аж на пафосность пробило, пополам с романтической чушью. Но факт остается фактом, это мое пространство полета, и вторжения посторонних я не переношу. Непосторонних-то пускаю редко, со скрипом и ненадолго.

Может, со стороны эта "душа" и выглядит странновато, а местами даже страшновато. Камни, железо, проволока колючими кустами во все стороны Я сюда никого не звала.

Все мои эксы, кстати, заворачивались сразу и четко знали, что "милая спокойная девочка" мгновенно мутирует в страшного монстра, стоит переступить запретный порог. Единственный экс, с которым я теперь не дружу и не выбираюсь временами поболтать и попить хорошего пивка, оказался настолько безмозглым, что посмел вякнуть по поводу захламленного помещения и наведения "порядка" в моей жизни.

Вылетел за дверь раньше, чем договорил. Заверни все в отпускной билет и к маме, от меня подальше. НШ - Я имею право куда-нибудь хоть на два часа от вас подальше выехать, а не смотреть на вас целый день?

Что налетали, сталинские соколы? Чем дальше от границы - тем больше пограничников, тем толще пограничники. После просмотра Ваших донесений у командующего начинается подагра, а у меня - бешенство. Ваша жизнь под угрозой. К вечеру набегаешься - ноги не несут. Он сидит, яйца развесил - и кот ему их шевелит. Создали начальству невыносимые условия службы. НШ на совещании, заслушивание направленцев - Ну, пожалуйста, рядовой Ну все, пора меняться!

Задача НШ подписать и добиться исполнения. У меня мурашки по спине. Каждое наше решение - уголовная ответственность. Не увещевать телеграммами, а послать комбригу один патрон от ПМ. Если материал недобросовестный - поднимайте сигнал тревоги. Я уже боюсь применять артиллерию. Бахнем куда-нибудь на 1,5 км в сторону в очередную школу. Вы все ребята умные, даже некоторые военные училища закончили. Учишь относиться к делу как на уровне ОГВ с , а у нас получается как на уровне какого-то задрипанного конвойного полка.

Почему вы пустили все на самотек, зная какие они безалаберные?! Нормальные сюда не приедут: С нашей публикой покой нам только снился. У нас не курсы и не общее собрание. Но структура доклада должна быть! Что у него в голове? Он хоть и длинный, но опыта у него нет. Мусор собирать не надо, недостатки должны быть существенные.

Приезжают самые умные, умнее их нету: Так сами они считают! Почему не владеете обстановкой? Я бы с удовольствием доложил, но они же присылают говно. А Путин в ответ мне: Что меня подкупает, так это то, что Вам никто задачи не ставит! Были бы мы с улицы, на которых форму генерала и полковника одели, мы бы сказали, что мы сантехники. Но у нас же по два ромба висит! У коменданта из ручки, купленной в году, списано 2 сантиметра пасты!

Ковыряются в носу, даже муху лень с носа согнать. Дежурный по отделу докладывает - за ночь никто не позвонил. А войска живут своей жизнью, просто за ночь никто никуда не попал. Заходит одна, а выходит с взысканием для должностного лица. Какая банда наглым образом осмелилась обстрелять ИРД должен разобраться разведотдел. Направленцы берут стол, компьютер, телефон и гей на подвижное ЦБУ работать! Сяду за стол, ручку возьму. Глаза открою - прошло 15 минут.

У меня с утра жопа в мыле, не присел еще. Вместо того, чтобы доклады принимать - высасываем информацию. Ты что, прибурел - замену представил? Кроме стакана, ложки и хуя ничего в руках не держал. Закончил только военное училище, и то 32 года назад, полковник, комендант целый. Карту в руках держит вверх ногами. Тренировали его, аж глаза на карту наклеили. Мы все стоим мокрые, а он, докладывая Командующему бред, даже не вспотел!

Настройте уши на нужную частоту! Надо на местах откручивать уши за то безобразие, которое твориться. У всех ушки повылазили. Ничего не могут пояснить, а информация уже в Москве. Теперь полдня буду объяснять.

На ЦБУ зайди, доложи, выходя закрой глаза и забудь. Такая секретность, что сами скоро запутаемся, и знать ничего не будем, где что творится. Спецназ всегда работает благодаря нашему мудрому руководству, целыми днями сидит в резерве. А работает всего максимум 20 человек. Вышли, накрылись маскировочными сетями и хрюкают до утра.

С такой работой нашему разведотделу с помощью нашей медицины скоро кастрацию сделаю. Если у него дырка в голове, то нужно туда ехать и брать его за хобот. Где мои ебнутые очки? А мы уши, лохотроны свои, развесили и ни хрена не понимаем! Посмотришь на отдельных командиров - не то, что воевать с ними, жить не хочется.

У вас мысли вылазят из головы и разбегаются, не оставив следа. Утром будем искать следы волочения. С открытым ебалом мух ловить можно, а информацию нужно добывать. Пишут всякую ересь - мне страшно становится. Набрали долбоебов, а спрашиваете как с умных. Разведчикам надо сахар выдавать, а сигареты в задницу запихивать! Надо придумать медаль за вредительство и выдавать. Пришел без результата с РПМ - получи.

Предлагаем без артиллерийской поддержки СпМ не проводить. Кляп возле себя держу, чтобы рот закрывать и не дать команду на открытие огня. На мне и так два уголовных дела висит. На тропках первый день сидим, а на второй костры жжем.

Генерал - образование ЦПХ. Отсюда мышление про церковь, огород, капусту и малину. Полоумный комендант рассказывает сказки Андерсена, как боевики не поделили груз наркотиков в Автурах. РЭР сидит, порнуху смотрит уставившись в компьютер, и пот со лба рабочий стряхивает. А мы думаем, что он работает.

Начальник разведки, не будьте таким наивным! А что, боевики еще книжки на чеченском читают? Боевики библиотеку запалили, мост через вонючую речку заминировали и засаду поставили. Но никто не поехал. Бедные бандиты в засаде до 7. Зампотыл чеченского РОВД сдуру одного бандита застрелил и забаррикадировался в доме.

Благодаря стремлению нас и боевиков что-то делать, получилось боестолкновение. На схеме я только дулю могу нарисовать! Мы же на придурков похожи! Как все тихо, мы вместе в столовую ходим - нормальный штаб, а как что - дураки. На смотре буду трусЫ проверять, не ваххабиты ли вы?

Боевая подготовка в ОГВ с уничтожена как антагонистический класс. При проверке документов, проверяющий из Главка сознание потерял от их состояния. Командиры привлечены к уголовной ответственности, вплоть до выговоров. Все делается в интересах дела, если мы где-то друг на друга слюной брызгали или тяжело дышали - это не повод для дуэли.

Бандиты, получив по соплям, проявят себя где-нибудь. Начальник штаба ПОН такой страшный, что боевикам не по себе становится. На крови на войне не учатся. Разбор за лохотронство мы не учинили. Благодаря нашей лености был срыв.

Не надо быть умным и находчивым, надо быть жирным и ленивым. Бегают язык на бок, как бестолковые гончие псы, и след взять не могут. Раньше на убитого боевика приятно было смотреть - мордовороты холеные, бороды до колен, а сейчас сопляки одни. Должно быть решение как по арифметике Пупкина - от каждой части по засаде. Не надо идти на поводу у этих лоботрясов, а то будут разорванные БТР и по 10 трупов. В засаде можно только фугас высидеть! Как вытаскивать информацию от этих правнуков Дзержинского, колхозников?

В последнем колхозе и то план работы есть У нас тормоза тоже есть, только с ручным тормозом. А в Горной - и с ручным, и с ножным, и с головным. Он понятия не имеет, какой силой управляет. У него в подчинении целый симфонический оркестр. Въебал по кустам с минометов, а там тракторист. Вот и уголовная ответственность. За каждое решение надо отвечать. Все ходят по ЦБУ в трусах, управляют колоннами и счастливы, что не в колоне едут.

Общий замысел бандитов повсеместно ими не управляемый. Сегодня работал в войсках. Горная часть как заведет свои войска в район, так мы туда потом и бабахнем! Где болтология - там нет результата. МВД ЧР работает в обычном режиме - на рынок и обратно.

Один я свои тухлые яйца провез туда и обратно без инженерной разведки. Каждый выезд чего-то полезное приносит! Я разберусь, кто кому подчиняется, и откручу ему яйца.

Эльзе же яйца не открутишь!? Снаряды так просто не отрываются от траектории полета. Проносили свои яйца на вертолете целый день, а потом отдыхают. НШ - Я забыл, когда был полковником. Мне кажется, я родился генералом: А то на яйца упадешь и виноват будет начальник штаба. У них ума только и хватает - поехать и подорваться.

А потом ходят с внутричерепным давлением. Полевые командиры бандподполья заставляют младших работать, а те не хотят - боятся уголовной ответственности. Вышел батальон на СПМ, сколько там человек? А хрен его знает. У страха глаза велики, сковать сплетнями действия и все.

Идут потом звонки с верху с целью заебать Цель акции - показать нашу бездарность, никчемность и бестолковость. Никто никому не подчиняется. Отбивались как могли - как при татаро-монгольском нашествии удельные князья.

Отыграли вводную как песню. Вывод по четырем событиям в преамбуле к директиве - высший пилотаж. Стоят три отряда по трем заставам по три человека, а где - никто не знает. Я же не обосрался, полетел и выбросил!

Группу со средствами связи и мозгами, собранными в две извилины. Все сидят и ничего не делают. Я тут и Буденного пересижу! Разведотдел и оперативный отдел сами по себе, и все отделы работают в свое удовольствие. Смотрят хрен знает с какой горы в хрен знает что, увидели хрен знает что - но оно почему-то на ПЗРК похоже.

Эта работа меня нервирует. Фотография штаба вырисовывается неприглядная. Позору в РИ дать оценку нельзя. Ночью идет с опасением - куда-нибудь да вляпаются. Нам лучше оружие не выдавать, к вечеру обязательно кто-нибудь да застрелится. Проходящие события в Автурах - глупые, необъяснимые и непрогнозируемые. Смысл нашего нахождения - мы ищем встречи с бандитами. Поднимай руки и выходи на КПП сдаваться в плен. Боевики по закону подлости сами вышли на нашу засаду, а та и то не смогла сработать.

Это первая лебединая песня за три месяца здесь пребывания. Кто возьмет флаг в руки, и будет нести ответственность до того, как мы пойдем вас громить вместе с боевиками всем чем попало? Карта синяя, вся - как у кота яйца. Терпишь мои идиотские выходки. Наконец, пропихиваю головку, дальше будет легче.

Твои стоны блаженства срывают башню, тебе вторит звон цепей. Выплескивая порции спермы, вздрагиваю…. Воздух напитан запахами, они дурманят своей насыщенностью. Дух захватывает, еле удерживаю себя над тобой, восстанавливаю дыхание, силы, разум.

Улыбаюсь, придерживая резинку, медленно выхожу. Водитель паркует машину возле небольшого дома и, подхватив чемоданы, топает вслед. Долой пыльную дорожную одежду. Может, швабру под ручку просунуть? Догадываешься, как сложно будет тебе освободиться? Глаза горят, безумная улыбка растягивает мои любимые губы, нижняя, кажется, распухла….

Твой охреневший вид надо было видеть. Этот рыцарь тут всех "Гюльчатай" поименно знает. Хотя, нет… конкретно лезет. При этом что-то пытается мне сказать… глазами. Зато точно знаю, чего хочу. Ну, примерно, как Мона Лизка.

Сознательно или нет пытаешься успокоить меня… или себя? Про вензаболевания мимо ушей. Как говорится, для профилактики. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Твоя большая ладонь сжимает мои пальцы. Твои поцелуи дарят улыбку. Твои руки дарят чувство защищенности. Небось какую-то красотку усатую учуял. Кот опасливо оглянулся, видимо, почуяв мои громомолнии. Сквозь красную пелену читаю ниже: Что-то как-то подозрительно задница зачесалась. Видишь, что умные люди пишут? Как-то подозрительно неуютно стало.

Меня тоже иногда накрывает вдохновлятиной. Хватаю бутыль минералки, запиваю свои бредовые глюки. Что Лет читает мысли? Легкие набирают не хватающий кислород, раздирающая сердце ревность тянет губы улыбкой, застывающей на лице. Набираю пламенное послание автору: В воздухе повисла напряженная тишина: Нет слов, одни эмоции.

Меня буравят зеленые огоньки. Снова ищу глазами тапок. Понял, наконец, что лоханулся. Иначе нам удачи нифига. Видишь, как щеки горят? Чувствую кожей последующую фразу. Бросаешь куда попало кожку, берцы. Зависаю, забыв, как дышать. Останавливаюсь возле своего, глушу мотор, судорожно ищу ключи.

Поздно… Поздно замечаю красный сигнал, поздно начинаю тормозить. Понимаю, объехать препятствие нереально. Выплеснутый в кровь адреналин заставляет сердце биться в бешеном ритме. Мне предлагают вызвать скорую. Говорю, что сегодня без меня обойдутся, все согласно кивают.

Звездочки пляшут перед глазами. Все тело начинает болеть. Резкая боль опоясывает ребра, подкатывает тошнота. Вваливаюсь домой, силы покидают меня. Конечно, если это можно назвать разговором. Ребра пронизывает резкая боль. В голове вдруг всплывают слова. Бока протестующе ноют, нет, сука, они орут прям-таки.

Сердце пропускает удары, почему-то сразу замерзают руки. Со мной это происходит постоянно. Все перед глазами плывет.

Открываю дверь своим ключом. Сам удивляюсь, как так долго продержался. Чистая, сверкающая комната, повидавшая немало человеческих слабостей. Открываю кран, регулируя воду. Усмехаюсь при этой мысли.

Набираю воздух полной грудью, становится тяжело дышать. Пораньше закончив все дела, возвращаюсь домой. Жар тела, пульсация между ног…. Видимо, что-то почувствовав, приоткрываешь глаза. Я глажу горячую, чуть впалую щеку. Сладкие, мягкие, чуть терпкие. Кружу, изучаю, упиваюсь вкусом. Свежий воздух холодит кожу. Вторая рука гладит другое. Твой запах возбуждения дурманит.

Накрываю тебя, всасываю всего, расслабляя глотку. Мой член пульсирует, покрасневшая головка выделяет секрет. С тумбочки беру смазку. Нахожу заветный бугорок, лаская изнутри, чуть давлю. Наконец, стягиваю мокрую майку.

Аккуратно приподнимаю бедро, член проходится меж половинок, пачкая смазкой. Поднимаю ногу выше, вроде легче. Ласкаю, прося этим расслабиться. Целую лопатки, слизывая капельки пота. Мое сокровище, не покажу никому. Да-а-а… нарочно делаешь, знаешь, как это меня заводит. Достаю бутылку вина, открываю. Может, немного позже обсудим?

Шестеренки закрутились, завертелись, перемалывая здравый смысл. Кто тебя так доставал? Язычок сексуально облизывает тонкие губы. Наверное, второй пузырь был лишним.

Совсем как пару часов назад. Перед порогом два парня: Проследив закономерность, стою, вытаращив глаза. Ощущения ощущаются весьма ощутимо. Жуткие мысли посещают голову. Это какой-нибудь твой бывший особо ревнивый любовник решил стебануться! Потирая сбитые костяшки, видимо, прикидываешь, спецназ вызвать, армию спасения или просто устроить фаер-шоу. Потрескивающие лампы умирают, излучая тусклый свет.

Возвращаюсь, новый скрежет оглашает ночную тишь. Последняя распахивает халат настежь. Другой край ползет вниз, обнажая безволосый торс. Руки гладят обнаженную кожу, распаляя желание.

Целую открытую ладонь, облизываю её. Запястье, там, где бьется пульс. Лижу каждый, снизу вверх. Зверя, ненасытного, необузданного, дикого. Там жизнь, там моё сокровище.

Под кожей перекатывается кадык. Прикусываю кожу сбоку, там, где вздутая венка. Ты видишь мой член, увеличенный, выделяющий смазку. Потихоньку, без напора, осторожно расслабляю мышцы.

Там туго, тесно, горячо. Глажу стеночки, пытаюсь нащупать секретный бугорок. Продвигаюсь глубже, зажатый твоими стеночками. Ты лежишь подо мной: Обхватываю твой член рукой, надрачиваю быстро, неистово…. Больницы все одинаковы, найдем выход. Пора применять отвлекающие маневры. Твои бедра покачиваются, сильные руки крепко удерживают моё тело. Такой волшебный танец, что захватывает дыхание.

Снова дикий вопль ржавых петель. Зубами оттягиваешь нижнюю губу. Почему-то опять все кружится. Моя очередь, дело знакомое. Осваиваем паркур, мать его. Видимо, это уже что-то нервно-психическое.

Безумно радуюсь ставшим родными стенам. Смеюсь, сам барабаня по твоей спине пятками ритм всеми забытого мотивчика. Поля, расчерченные стройными рядами виноградников, полосатые, как пижама. Запах озона пробирается даже под шлем. Первые капли начинающегося дождя разбиваются об асфальт.

Впереди маячит старое каменное строение. Стихия буйствует, набирает обороты. Сплошная серая стена дождя. Ноги трясутся, наконец, ощутив гравитацию.

Тут пострашнее черти водятся. Вмиг подхваченные шорты прикрывают мою многострадальную пятую точку. Бросил безуспешные попытки, зато вспомнил другую вещь. Аплодисменты, Ladies and Gentlemen, аплодисменты! Кое-как укладываю отросшие пряди. Громкая музыка, подвыпивший народ.

Заодно убедишься, что рядом с тобой гений, который все прекрасно помнит. Касаемся друг друга только глазами. Твой взгляд, что раздевает меня, мой, что целует каждую клетку твоего тела. Сразу стало как-то легче.

Чьи-то руки вцепляются в меня. Возле темного опять трется эта маленькая задрыга. Понимаю, что глупо ревновать. Что-то холодящее, неприятное скользит под кожу.

Ловлю взглядом тонкую темную фигуру. Пальцы сжимают край стола. Стук собственного сердца, кажется, заглушает музыку. Рядом, захваченная танцем, кружит француженка. Понимаю, что вариант подходящий. Первый, самый легкий способ: Она отличной женой будет, сама рекомендацию дала. Чуть более соленый — Нет! Один глаз подмигивает, а губы изрекают:. Рык зарождается где-то изнутри.

Так, пришибу мелкую заразу. Или как это зовут?

Витя сидел напротив, Утром родственники должны были уезжать на поезде к морю, на свои. Добро пожаловать в одну из лучших групп-библиотек, в которой собраны самые лучшие и самые.

Жесткий Анальчик / Anal Fucked Hard (Nikki Sexx) (2019) Siterip

Я продолжил дрочить свой член, а напротив сидел новый оперевшись руками на кресло. Надеяться на контролировать свою жизнь, они сидят и небольшие.

Большегрудая Блондинка Наслаждается Большим Членом

В том году я хотел поехать на море с семьёй, да папан не смог, Сестра на 4 года младше меня. вон и инвалида вывезли на кресле с Я забрала его на свою на открытом воздухе.

Русский Анальный Кастинг Порно Видео Онлайн

постоянно дроча свой Два ряда кресел друг напротив хотелось съездить на море. свою на пляже голые голый мальчик лижет чле.

Зрелые Обнаженные

10 привычек хронически несчастливых людей

Порно Красивые Сиськи Училка

Эротические рассказы

Матурка Эмми всего за одну минуту задрюкала нудисту Полу половой член вытянутой рукой смотреть

Veronica Sanchez – Вероника Санчез – Страстная Брюнетка, У Которой Натуральные Сиськи Порно Звезда

Порно Жмж Зрелые Анус Видео Смотреть Бесплатно

Порно Насилуют Задницу С Большим Членом

Порно Видео Первый Анал Молодые

Порно Онлайн Натуральная Грудь Плюс Анал

Смотреть Порно Ласкать Зрелую

Стоячие Сиськи Видео

Супруга Дрочит Ногами Своему Мужу После Чего Берёт В Ротик Его Напряжённый Член Смотреть

Ленка Получила Первый Анальный Опыт За Сотку Баксов

Скачать Мобильное Анальное Порно

Смотреть Порно Фильмы Онлайн Бесплатно Зрелые Мамаши

Домашние Ню Фото Зрелых Женщин

Порно Мамки Мобильная Версия

Мужское Анальное Порно

Порно Копилка Зрелые Мамы Онлайн Б

Зрелый Мужчина С Большим Опытом Соблазнил Длинноволосую Девушку С Маленькими Сиськами Смотреть

Бляди Анал

Красивое Порно Со Зрелой Онлайн

10 привычек хронически несчастливых людей

Порно Большие Члены На Телефон

Смотреть Порно С Русскими Зрелыми Домохозяйками

Порно Красивых Зрелых С Мальчиками

Зрелая Горничная Соблазнила Молодого

Популярное на сайте:

Сидя На Небольшом Кресле На Открытом Воздухе Напротив Моря, Голый Нудист Молниеносно Дрочил Свой Чле
Сидя На Небольшом Кресле На Открытом Воздухе Напротив Моря, Голый Нудист Молниеносно Дрочил Свой Чле
Сидя На Небольшом Кресле На Открытом Воздухе Напротив Моря, Голый Нудист Молниеносно Дрочил Свой Чле
Сидя На Небольшом Кресле На Открытом Воздухе Напротив Моря, Голый Нудист Молниеносно Дрочил Свой Чле

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Kazrajar 16.12.2019
Гей Страпон Порно
Doukree 06.09.2019
Порнография Групповуха Онлайн Чулки
Meztizil 05.07.2019
Смотреть Рвут Целку
Vudosar 03.02.2019
Парнуха Группавуха
Tygonos 06.03.2019
Ебут Толстух
Volkree 09.10.2019
Смотреть Онлайн Порно В Красном
Nashicage 25.08.2019
Сакура Аниме Порно Онлайн
Vudoramar 31.08.2019
Дрочит Вибратором
Shakami 02.12.2019
Порно Секс Мултфильмы Китайские
Сидя На Небольшом Кресле На Открытом Воздухе Напротив Моря, Голый Нудист Молниеносно Дрочил Свой Чле

7007077.ru