7007077.ru
Категории
» » Босс Жестко Порол Ванессу С Большими Сиськами На Своем Рабочем Столе, Взамен Девушка Теперь Будет Ра

Найди партнёра для секса в своем городе!

Босс Жестко Порол Ванессу С Большими Сиськами На Своем Рабочем Столе, Взамен Девушка Теперь Будет Ра

Босс Жестко Порол Ванессу С Большими Сиськами На Своем Рабочем Столе, Взамен Девушка Теперь Будет Ра
Босс Жестко Порол Ванессу С Большими Сиськами На Своем Рабочем Столе, Взамен Девушка Теперь Будет Ра
Советуем
От: Nisar
Категория: Сиськи
Добавлено: 27.04.2019
Просмотров: 8487
Поделиться:

Порно Видео Трахает Мамашу

Босс Жестко Порол Ванессу С Большими Сиськами На Своем Рабочем Столе, Взамен Девушка Теперь Будет Ра

Порно Видио Со Зрелыми

Порно Онлайн Негры Большие Члены

Порно Зрелых 2019

Кучкой, как куры, они то наклонялись к центру и на миг замолкали, слушая внимательно и напряженно, то откидывались наружу круга и сально, смачно хохотали, суча ногами и руками, — шел интенсивный обмен последними анекдотами. У вас ведь нет пистолета" — "Я вас зарежу!! У вас нету ножа" — "Я вас повешу!!! Вы можете меня только забодать". Рассказчик ковал железо, пока горячо. Он наклонялся, приставлял ко лбу оба кулака с вытянутыми вперед указательными пальцами и, мотая головой, шел на одного из своих коллег.

Компания икала от смеха. Пауза, и они опять закатываются. Но тут пришел Вася — запыхавшийся, красный и, кажется, снова "поддамши". Дружно полезли в автобус, стали рассаживаться, а параллельно шла игра: Меня усадили на самое лучшее место — на первую скамейку справа, рядом с одной из женщин, скучавших все это время в автобусе. Это была Вера Игнатьевна, ведущая актриса театра, имевшая — в отличие от всех остальных — отчество и даже почетное звание заслуженной артистки Мордовской АССР. Она царственно мне улыбнулась и голосом Аллы Константиновны Тарасовой пропела:.

Прелестная гимназистка, натанцевавшись до упаду на уездной вечеринке, томным голосом говорит своему кавалеру: Галантный кавалер понимающе шепчет: Стекла и мелкие металлические детали автобуса жалобно задребезжали от громоподобного гогота — это развеселился театральный пролетариат: Смеялся герой-любовник, смеялся благородный отец, но громче всех смеялся сам Вася.

Я почувствовал, что неудержимо краснею, но ничего не мог с собой поделать. Заслуженная артистка величественно качала головой, а на заднем сиденье в голос рыдали от смеха две молоденькие актрисы. Они вытирали слезы и кулаками месили толстую васину спину. Шофер повернулся в салон и привстал, упираясь коленом в сиденье, а руками в спинку своего кресла. Медленным взглядом обвел он своих странных пассажиров, неприлично корчившихся в конвульсиях беспричинного веселья, — так, примерно, озирает и пересчитывает свою группу воспитательница детского сада перед прогулкой.

Он сказал "поехали", поерзал, усаживаясь поудобнее, захлопнул рычагом дверцу и взялся за руль. Скрежеща, надсадно чихая и переваливаясь с боку на бок, театральная колымага медленно развернулась и выехала за ворота. Артисты как-то сразу успокоились, задремали. За стеклами автобуса медленно проплывала главная улица.

Невысокие заборы, штакетники, покосившиеся ворота, а за ними — мезонины и крыши бревенчатых домов, охваченных последними огнями поздней осени: На центральной площади остановились перед местной достопримечательностью — единственный в городе светофор ненужно мигал, регулируя отсутствующие потоки уличного движения.

Справа — горком, разместившийся в купеческом клубе, слева — горсовет бывш. Их окружали непременные торговые ряды XVIII века, каланча пожарной команды, колокольня краеведческого музея и ампирная колоннада горбольницы — на взгорке, в красных хоругвях кленовой листвы, за чугунной узорной решеткой. Зажегся зеленый свет, и мы поехали дальше, а вслед нам из витрины районного универмага прощально улыбался одинокий манекен, зажившийся здесь, вероятно, со времен НЭПа, если не с русско-японской войны.

Мелкобуржуазное его происхождение подтверждали тонкие усики, на концах завивавшиеся порочными полуколечками, мейерхольдовский монокль из знаменитого фильма "Портрет Дориана Грея" и неестественно изящная поза, взятая с египетского барельефа. Правда, был он переодет согласно духу нашего времени: Петлицу его украшал огромный ценник — "19 р.

Автобус постепенно набирал скорость, город постепенно редел и вдруг кончился, растаял, словно его и не было. Простучав по деревянному мосту через тихую речку, мы въехали в вековечный российский простор. Бодро бежала машина по разбитой шоссейке, крутились с обеих ее сторон перелески, овраги и поля; бурое, черное, ярко-зеленое.

Когда минут через сорок мы свернули с шоссе на проселок, пошел дождь. Во время поворота я успел разглядеть на развилке нелепый придорожный плакат: Автобус стало подбрасывать на ухабах, мотор то натужно взвывал, то заходился кашлем старого курильщика, чихал и давал перебои.

Пассажиры очнулись от спячки. Теперь они дружно тряслись на сиденьях, клацая зубами, вцепившись судорожно кто во что горазд. За моей спиною, стиснув зубы, кто-то из мужчин тихо и нудно проклинал все на свете: Горестные эти причитания были прерваны внезапным и резким толчком. Нас всех подбросило и уронило с такой силой, что у меня заныл крестец, а заслуженная моя соседка прикусила язык. Мотор угрожающе заревел, закашлялся и заглох. В тишине стало слышно, как барабанит дождь по брезенту.

Шофер подергал рукоятки, раскрыл дверцу и выскочил на дорогу. Он заглянул под колеса, обошел автобус кругом, поглядел вперед на расквашенную дорогу и, постучав в стекло, скомандовал: Выходи из машины — попробую налегке выползти". Сбились в кучу на краю колеи, выбрали местечко повыше и посуше, стали закуривать. Вася потопал в ближний кустарник.

К курящим выпрыгнула одна из женщин, молодая актриса, с двумя зонтами, раскрыла их и передала, как букеты цветов. Костюмерша, опустив стекло протянула ей из окошка еще один, третий зонтик, яркий, в горошек, с кокетливой оборочкой, видно из реквизита.

Все радостно спрятались в укрытие. Только я гордо и одиноко мок в стороне — я не выношу, не перевариваю зонтиков. Шофер притащил откуда-то охапку прелой соломы, бросил ее под задние колеса, отряхнулся но-собачьи и забрался на свое место.

Тут просто необходимо сказать несколько слов о специфике актерского юмора. Далеко не все артисты обладают даром слова, поэтому они очень часто и с удовольствием пользуются чужими текстами. Ведь сама их работа приучает артистов говорить всю дорогу чужие слова. Отсюда их любовь к игре цитатами.

Такая "цитатность" присуща именно театральному остроумию. Разнообразнейшие подтексты, необычные окраски, двусмысленные трактовки, бесчисленные интонационные вариации и перефразирования применительно к конкретным обстоятельствам,— вот чем освежают они заимствуемые реплики. Автобус задрожал, подергался взад и вперед, бойко затарахтел и выскочил из колдобины.

По инерции он проскочил далеко но дороге. Мы радостно побежали вдогонку. На бегу я попал в глубокую лужу и набрал полный туфель холодной воды, но это нисколько не уменьшило всеобщего ликования.

Как мало нужно человеку для счастья: Очевидно для того, чтобы я как следует понял природу и причину столь экспансивного восторга, судьба не заставила себя долго ждать, — при переезде через первый же неглубокий овражек мы засели прочно и очевидно надолго.

Мужчины вылезли из автобуса без команды. Начинало темнеть, и надвигающийся вечер в данной ситуации не сулил ничего приятного. Катафалк Мельпомены застрял в разбитых колеях на самом дне оврага, перед подъемом.

По всем признакам он сидел на днище, потому что колеса его бешено крутились, не находя опоры и не двигая машину с места ни назад, ни вперед. Шофер попросил немногочисленных дам освободить салон. Просьба была выполнена без разговоров и мгновенно, а костюмерша даже прихватила с собой большой неподъемный чемодан. Не сговариваясь, мы начали собирать и ломать ветки кустарника, чтобы кинуть их иод колеса.

Кто-то обнаружил неподалеку россыпь камней, выступавших из земли на склоне оврага. Выворачивали камни и таскали их, пытаясь замостить бездонные колеи. Шофер поправлял и перекладывал все, что мы притаскивали в соответствии со своими, особыми, не очень понятными простому человеку соображениями. В конце концов он вытащил из-под своего сиденья большие грязные тряпки и накрыл ими кучи хвороста перед ведущими колесами.

Как видно наступал ответственный момент. Чувствуя это, люди обступили автобус с обеих сторон. Они так основательно промокли, что на дождь не обращали теперь никакого внимания; под зонтиками стоял только огромный чемодан, на который кто-то водрузил театральный прожектор.

Ожидание стало непереносимым, но все терпеливо ждали. Загудел мотор, машина рванулась вперед, выбрасывая из-под себя хворост и грязь, но, увы, не продвинулась ни на шаг. Шофер напряженно подался вперед — ни дать, ни взять механик-водитель, ведущий свой любимый танк в атаку. Шум мотора возвысился до визга.

Содрогаясь всем корпусом, автобус медленно пополз в гору. Вот он поднялся на два метра, на три. Единодушный вопль понесся по оврагу: Но тут умолк двигатель, на краткий миг машина зависла на склоне, а затем начала неостановимо пятиться вниз. Все кинулись к ней, стали подпирать ее руками, толкать плечами наверх, истерично крича шоферу: Газу, газу давай, Сереженька!

Поставленным голосом в интонациях Шаляпина герой-любовник задавал ритм: Крутились колеса, поливая нас грязью, как из брандспойта, но никто не обращал на это внимания, все старались помочь машине. Рядом со мной шумно задыхалась костюмерша, с другой стороны пыхтел благородный отец. Кто-то смеялся, повалившись на меня сзади: В гуще людей визгливо острил Вася: Автобус был уже на середине склона, и вдруг опять заглох мотор.

Раздался бешеный крик шофера Сережи: Внизу она дернулась и, охнув, уселась на прежнее место. Вася побежал вниз, размахивая руками и напевая "Наше место в кювете", но поскользнулся и с размаху упал в лужу.

К нему подбежали две актрисы, стали поднимать его, но он, хохоча, сопротивлялся, как ненормальный, и склонял на все лады "Вася сел в лужу. В лужу сел Вася. Сел Вася в лужу Осенние сумерки сгущались слишком быстро. Тяжелые капли дождя становились все мокрее и холоднее.

В довершение всего подул пронзительный ветер. Он по-разбойничьи свистел в приовражных кустах, в голых лакированных прутьях. А бедные служители Мельпомены веселились все отчаяннее.

Водитель включил фары, и все как один заворожено уставились на внезапно вспыхнувший конус. В резком боковом свете фар стало видно: Прервала молчание Вера Игнатьевна. Она сказала, что уже седьмой час, а в восемь начало спектакля. Еще она сказала, что мы не имеем никакого права задерживать начало спектакля, что до клуба всего километра три-четыре, что придется взять с собой самый минимум только костюмы, грим и музыкальные записи и пойти пешком, что без декораций можно обойтись придумаем "концертный" вариант , что она договорится с председателем сельсовета о присылке сюда трактора, что И все с нею немедленно согласились.

Легко и быстро, без особых разногласий разобрали и расхватали узлы-чемоданы. Лаялись беззлобно, для проформы, а, может быть, и для игры. Я в порыве энтузиазма схватил чемоданище, стоявший под зонтиком, но не знал, куда деть фонарь: Самое трудное было вылезти из оврага, но с этим я справился, а когда оглянулся вниз, был поражен, — настолько экзотичной была картина, представшая моему взору.

Вверх по склону с гиканьем и хихиканьем, падая и поднимаясь, ко мне карабкалась дикая орава веселых и мокрых людей. Растрепанные, заляпанные грязью, увешанные узлами и узелками, чемоданами и саквояжами, в фантастическом ореоле контрового света автомобильных фар, они были удивительно живописны. В композиционном центре группировки мотался сухой и рыжий Вася в ярко-зеленом шелковом цилиндре под красным зонтиком в белый горошек.

На правой его руке, элегантно согнутой в локтевом суставе, висел пузатенький клетчатый узел с большими ушами. Из щелей этого узла во все стороны выпирала нищенская бутафория: Вася все время засовывал ее внутрь, но она упрямо возникала снова и снова. Оправдывая столь необычную куриную настырность, Вася выдвинул гипотезу: Наш комик был в ударе.

Подогреваемый удовлетворенным ржанием коллег, он вдохновенно импровизировал спич о благородстве и гордости русского артиста. Потом, на спектакле, я понял, что это был мастерский коллаж из реплик Шмаги. Увидев меня с фонарем и чемоданом, артисты громко прыснули и стали с трогательной заинтересованностью выяснять, для чего попу понадобилась гармонь.

Поднявшись ко мне наверх, все перевели дух, грустно оглянулись назад на оставшийся в овраге родной автобус, сделали ручкой Сергею и бодро зашагали вперед, в снежную темную муть.

На ходу они громко галдели и легкомысленно трепались о чем попало, но постепенно тема дорожной болтовни определилась окончательно — началась классическая актерская дискуссия о положении в периферийном театре: Шлепая по снежному месиву, они радостно выстраивали нелепые воздушные замки на будущий сезон и тут же с хохотом их разрушали:.

А я думал о другом. О корнях этой необъяснимой выносливости, этого неистребимого актерского оптимизма, о том, как легко и достойно переносят они любые удары судьбы, переезжая из театра в театр, из города в город. Тут, вероятно, какая-то таинственная генетика, история в крови, давнишний обычай, идущий от первых наших актеров — отчаянных скоморохов Древней Руси, скитавшихся по лесным дорогам от села к селу, со двора ко двору. Скоморохов гнали, гнули, любили, а они кривлялись, паясничали в веках и, надраив свеклой щеки, орали: Я думал о том, что, может быть, корни уходят и еще глубже — в психологию народа.

В школе учитель истории рассказывал нам такую вот притчу: Возвратилась дружина с большой добычей, а князь был сильно недоволен: Все взято, княже, не гневайся. Все, что можно отнять, было отнято. Горько плачут древляне, сокрушаются. Стон идет по древлянской земле, княже. Рыдают по весям жены, рвут на себе волосы, а мужи плачут в голос и ругают нас ругательски. И снова ушла дружина к злосчастным древлянам, но на этот раз вернулись почти ни с чем.

Бросили жалкий скарб перед княжеским крыльцом и стоят молча. Рыщем мы по дворам, ищем по углам, последнее отымаем, а древлянские люди веселятся: Коль смеяться начали — конец: Этот парадоксальный принцип — чем хуже живем, тем веселее поем — достоин самого пристального внимания, изучения и уважения, потому что в нем выразилась очень важная, я бы сказал, знаменательная особенность характера русских актеров.

Этот принцип знаменует их органическую, естественную народность, неразрывную духовную связь со своими национальными корнями. Небольшой клуб был забит до отказа, прием был прекрасный. Наивные зрители плакали, хохотали, хлопали и подавали ядреные реплики по ходу действия. Произошло тривиальное театральное чудо. Случайно все дивно сошлось — одно к другому: Островского, дорожное приключение, поднявшее со дна актерских душ мучительные раздумья о смысле и бессмыслице жизни, о превратностях театральной судьбы.

А главное — возникла важнейшая на театре правда — правда мастерства. Совпали, так сказать, и профессионально, и человечески. Ложь переплавилась в достоверность. Все, что так раздражало в их спектаклях на стационаре старомодность, дремучие штампы, ложный пафос, декламация, мелкое, ничтожное каботинство , здесь воспринималось как подлинность, как реальность театрального быта второй половины XIX века.

А сквозь эту внешнюю правду мерцала живая актерская душа, невольно прорывалась неподдельная беда продрогших, промокших и перенервничавших людей. Все было приличней, тоньше, может быть, даже изысканнее, но суть была та же самая: Я ставил тогда спектакль в Центральном театре Советской Армии.

Пьеса была хорошая, работа шла легко, и репетиции удавались одна другой лучше. Избалованный удачей, я немного распоясался и на очередной репетиции сделал замечание одному артисту. Артист этот был довольно милый человек — тихий, скромный, мягкий и вроде бы с дарованием. Но репетировал он в самом деле неважно, не то, чтобы плохо, нет, просто — никак.

И я прицепился к нему:. Нужно же готовиться к репетиции, причем к каждой репетиции — это элементарно. Нужно работать дома над своей ролью, иначе — халтура. Вам должно быть стыдно! Хоть бы текст выучили Что вы знаете обо мне? Знаете, что ли, как я живу? Это курам на смех.

А у меня на шее двое детей, жена не работает Его партнер, толстый, большой добряк, что-то шептал ему на ухо, обняв сзади и поглаживая друга огромными лапами. Я слышал только "Валя, перестань, Валя, не надо".

Но бедный артист не мог успокоиться. Думаете, я не знаю этого сам? Вот сейчас кончится ваша репетиция и я побегу на другую, на телевизионную халтуру. А что мне делать? В Останкино еду на общественном транспорте, с пересадками. На такси денег в нашем семействе нет!

Вечером обратно на спектакль. И тоже нельзя опоздать и, значит, тоже бегом. Если свободен от вечернего спектакля, бегу на драмкружок — лишних полсотни. Драмкружок у меня в городе Дмитрове. В Москве все расхватано заслуженными артистами, и нам, простым смертным, остается только Дмитров. Три часа туда и три часа обратно. Возвращаешься часа в три ночи — на последней электричке. Транспорт уже не ходит — значит пешком домой с Савеловского вокзала, через всю Москву пешком!

А утром снова сюда, на репетицию, к вам, — и он как-то странно хмыкнул — это было что-то двусмысленное, глубоко двусмысленное: Я не мог вымолвить ни слова. Может быть, даже побледнел немного. Помреж впоследствии говорила мне: Толстяк стал меня успокаивать:. Со всяким ведь может случиться. Он будет готовиться, ручаюсь — будет. Текст в электричке гад будет учить. Меня хватило на то, чтобы прекратить репетицию и отпустить их на сегодня по домам. Друзья-артисты, оба некурящие, тоже взяли у меня по беломорине и как-то неумело, по-актерски неестественно и картинно, пускали дым со мной за компанию.

Молчание опасно затягивалось, и, смущенный тем, что я так сильно расстроен из-за него, виновник происшествия сочувственно пожалел меня:.

Я в недоумении повернул к нему голову и увидел — он внутренне смеется, беззвучно хохочет, сдерживаясь из последних сил. Они понимающе переглянулись и начали ржать вслух — неостановимо, неудержимо, до слез. Они корчились в судорогах неуместного по их мнению веселья, но ничего с собой поделать не могли и только жестами пытались извиниться за свое игривое настроение.

Прошло какое-то время и я тоже засмеялся вместе с ними — понял причину их бурной радости. Их развеселила неожиданная, непредусмотренная, но от этого еще более, по их мнению, удачная острота. Дело в том, что артисты, которым пришлось работать со мною, распространили по театру преувеличенные слухи о моем педагогическом даровании, о том, что я будто бы умею научить артиста хорошо играть любую роль.

Попов, стоявший в то время во главе театра, отметил на одном из заседаний худсовета мои педагогические эксперименты как положительное явление. Поэтому словосочетание "господин учитель" в применении ко мне представлялось им достаточно смешным и двусмысленным: Все это усиливалось еще и ассоциациями с анекдотом, так что оснований для удовольствия и веселья у них было достаточно.

Потом я увидел, как они удовлетворенно перешептывались и смеялись за обедом в столовой театра. Вечером они пересмеивались, глядя на меня, в гримуборной во время спектакля, а впоследствии, стоило мне только на репетиции сбиться в поучение, в учительскую тональность, они начинали, как теперь говорят, ловить кайф и бесстыдно хихикать. Но я на них нисколько не сердился, я понимал, что эти их веселые игры помогают им забыть и избыть на какое-то время свои нешуточные заботы.

И, что любопытнее всего, с того самого дня я ни разу за всю свою жизнь не позволил себе бросить артисту поспешный упрек в недобросовестности или впрямую вещать им высокие слова о благородном долге артиста перед своим искусством, о безжалостных требованиях театральной этики.

Готовясь к работе в новом коллективе, я выписывал теперь не только имена-отчества артистов, но и сведения об их семейном положении и должностном окладе, потому что их веселость не всегда шествует об руку с их благосостоянием.

Теперь, слава богу, положение изменилось в лучшую сторону. Актерские ставки повсеместно повышены, так что той, чисто символической зарплаты в рублей не встретишь нигде, даже в самом захудалом театре. Правда, с точки зрения хорошего токаря или знаменитой доярки рядовой артист все еще живет ниже официальной черты бедности, но тут, как говорится, ничего не попишешь — непроизводительная, увы, сфера: Впрочем, разве пашут в НИИ теории и истории искусств или в Академии общественных наук?

Или, может быть, начали сеять в Институте марксизма-ленинизма? Скорее всего, нет, хотя ставки там по сравнению с актерскими — ого-го! Но то, что в одном месте называется "непроизводительная сфера", в другом месте формулируется как "идеологический фронт"; за "фронт", естественно, платят дороже.

Ладно, не будем мелочны. Дело ведь не только в деньгах. Да и на рублей жить как-никак можно. Тем более, что существуют еще разные персональные ставки, лауреатство, премии и всякие почетные звания. Государство у нас заботится о театре. Кроме того, партийные руководители всех уровней, постепенно войдя во вкус меценатской деятельности, не забывают любимых артистов и щедро раздают им звания: Украшенных званиями артистов развелось как нерезаных собак.

Столь обильная раздача, конечно, несколько обесценила сами эти звания и незаметно превратила их в своего рода чины, получаемые просто за гибкость талии с маленькой буквы и за выслугу лет.

В общем, в театре у нас теперь почти полный порядок: Прежнего веселья, прежнего живого юмора, непринужденной шутки, игры, столь свойственной всегда безалаберному и бессребреному актерству, как не бывало. Они теперь не ко двору в театре.

Все ходят неприступные, деловые, не желающие рисковать, молчаливо поддерживают свой престиж и с глухой серьезностью оберегают свой авторитет. Надо срочно послать Погонщику Рабов извинительное сообщение по электронной почте, но я слишком сильно разозлилась — ведь чуть было не получила производственную травму — и считаю это серьезной проектной недоработкой.

Все время думала про тусовку и про Хэллоуин. Боюсь, что не придет вообще никто. А еще беспокоюсь по поводу возможных жалоб соседей за исключением Большого Майка, который собирается нарядиться Германом Мюнстером. Хоть приглашай их всех тоже — по крайней мере, чтоб взять числом. Опросила всех в офисе, даже Прыщавого Гэри и Задавалу Дейва. Слава богу, не пришлось приглашать Погонщика Рабов, который как раз отбыл на ярмарку в Вулвергемптон — продвигать электроносощипки и ушечистки.

А вдруг это Грег? Это была Элис первый раз, когда моя младшая сестра звонит мне на работу ; она хотела сообщить, что обязательно будет на моей тусовке, и нельзя ли прихватить с собой кое-кого из друзей? Не помню, чтобы я ее приглашала. Думаю, не стоит сейчас печатать ту служебную записку. Лучше накопирую-ка я еще приглашений, пока Погоняло недоступен.

Я почувствовала, что ты сегодня не в духе, когда мы пошли на это новое кино с Майклом Дугласом и ты весь фильм презрительно насмехался над пивным животиком звезды, при этом горстями отправляя в рот попкорн. Ты боишься взглянуть в глаза будущему? Сегодня я увидела абсолютно нового тебя — уязвимого и ранимого, и я люблю тебя таким еще сильнее.

Думала хоть сегодня получить от тебя весточку. В переулке наткнулись на Большого Майка — он стоял и восхищался мотоциклом Молотка. И все не переставал восторгаться. Но нас с Джейн агрегат не впечатлил, т. Мы сказали Большому Майку, что это мотоцикл нового дружка Беллы, который работает курьером в Лондоне, и он сразу как-то попритих и объявил, что тоже не прочь пропустить пинту-другую в пабе. Пинт получилось несколько больше. Большой Майк стал еще тише наверное, испытывая такое же отвращение к этой картине , и я решила вовлечь его в нашу беседу, поведав о своем беспокойстве по поводу отсутствия какой-либо реакции на мое приглашение на Хэллоуин.

Мама родная, стыд-то какой! К счастью, кроме нас в пабе было всего трое посетителей, причем один из них — старик Арчи, эта глухая тетеря. Думаю, Большой Майк просто перебрал. Когда мы возвращались домой, он нечаянно уронил мотоцикл Молотка и принялся ржать как лошадь.

Пришла на работу пораньше: Мне страшно нравится моя новая идея — очень оригинальная! Осенило вчера вечером, когда мы с Беллой и Джейн смотрели этот странный испанский фильм. Келвин Хатчард, главный менеджер. Гэвин Слейтер, начальник отдела маркетинга. Люси Гордон, сотрудник отдела маркетинга.

Мари Райсс, секретарь м-ра Слейтера. Презентация была временно приостановлена в связи с получением м-ром Хатчардом легкой травмы черепа, вызванной упавшим лекционным плакатом с рейкой; но по прошествии незначительного промежутка времени работа возобновилась, и мисс Гордон попыталась продемонстрировать прохождение имитационной модели галстука сквозь аппарат.

Однако модель не вместилась в презентуемое устройство. М-р Хатчард объявил презентацию оконченной, поскольку маркетинговая кампания продемонстрировала свою недееспособность.

Считается, что он лучше разберется в рекламируемом товаре. Крыжовенные оладьи, зажаренные в открытом пламени, с медово-мятной корочкой. Спасибо тебе за открытку. Я показала ее маме с папой, которых, правда, больше заинтересовали твои комментарии насчет Грега, чем сама открытка. Он просто замечательный и вчера вечером водил меня в оперу. Бедняжка, он так устает на работе, что засыпает при первом же удобном случае.

Я только что вернулась с обеда на авеню Круглоголовых и, как обычно, пересылаю тебе меню. Папа без ума от своего нового приобретения — он обзавелся цепной пилой. Я не думаю, что в такой дыре, как Уэксбери, повышенный спрос на декоративную стрижку деревьев, но папа уверяет, что это выгодное капиталовложение. Он заполучил ее на каком-то сельском аукционе на прошлой неделе и с тех пор целыми вечерами не вылезает из своего сарайчика — приводит пилу в порядок т.

За это время из сада таинственным образом исчезли две яблони и ива. Я ответила, что мне нужно посоветоваться с девчонками. Да, Джейн так ведь и не вспоминает о тебе. Если хочешь вновь завоевать ее сердце, тебе лучше бы поторопиться домой. Молоток, новый дружок Беллы, опять торчал у нас все выходные. Он всерьез действует мне на нервы своими вонючими сигаретами, оглушительной музыкой и мерзкой привычкой оставлять дверь туалета открытой, когда идет отлить.

Вчера вечером они познакомились с Грегом и сразу же друг другу не понравились. Надеюсь, он не начнет толкать косяки — или как это у них там называется? Осталось всего два дня до вечеринки! Ужасно волнуюсь, хотя сейчас меня больше беспокоит то, что мы пригласили слишком много народу. Сегодня пошла в нашу местную лавку, прикупить бутылочку винца на вечер, и тут Маргарет, продавщица, мне и говорит: Выяснилось, что Большой Майк пригласил, похоже, все население Чизбурна, даже восьмидесятилетнюю миссис Броуди, которая на этой неделе приводила к нему в лечебницу своего кота на кастрацию.

Вихрем ворвалась к соседу — потребовать, чтобы прекратил раздавать налево-направо приглашения от нашего имени кстати, очень неудобно получилось, потому что застала его в одних трусах: А он мне и говорит, что я сама его об этом попросила. Если хорошенько подумать, то смутно что-то такое припоминается.

Кажется, я и вправду плакалась, что маловато народу набирается. А теперь, боюсь, придется нанимать вышибал и брать напрокат биотуалеты. В этот момент появился папа с коробкой стаканов и двумя мешками яблок. Буквально через минуту я услышала, как он уже болтает с Майком: Майк широко раскрыв глаза: Господи, до чего же скучные эти мужики!!! Надо наконец решить с костюмом. Столько уже мыслей было! А ты бы что посоветовала? На улице кто-то устраивает гулянку с фейерверками.

Должно быть, это единственные из местных, кто не был у нас вчера, так как остальное поголовье Чизбурна мучается коллективным похмельем. Джейн напялила меховые зимние наушники и убирается в доме; а я набила уши ватой и скрываюсь в своей комнате: Я просто не могу показаться им на глаза, а еще надо извиниться перед Джейн.

Зато все остальные вчера просто отрывались. Начало, правда, слегка смазалось. Белла пришла мне на помощь, прорезала три дыры в черном пластиковом пакете для мусора и превратила его в платье вампирши.

Вечеринка вскоре переросла в отвязную гулянку — спасибо пуншу, острому, как шипы спринтера. После четырех стаканов я решила отплатить Грегу той же монетой и начала заигрывать с обалденного вида блондином. Оказалось, что это и есть Лошадник Тим — тот самый инструктор верховой езды, по которому сохнет наша Джейн. Когда она сказала мне об этом, я почувствовала себя просто ужасно и с той минуты всячески игнорировала его — решила вести себя как идеальная хозяйка вечера. Услышав мои вопли, Большой Майк — он как раз был на кухне, разливал напитки — решил, что у меня как минимум ожог третьей степени, и вылил прямо на меня ведро пунша, а потом стянул остатки мешка.

Остаток вечера я провела в мамином халате для беременных, стараясь избегать похотливых взглядов Лошадника Тима. Думаю, надо спрятать мою бедную головушку под подушку. Ненадолго — недельки на две, на три.

Специально для тех, кто не смог попасть на чудесную вечеринку Люси, ребята из конструкторского отдела слепили фотоколлаж в полный рост.

Так выглядела наша хозяйка, когда сжигала свой лифчик. По крайней мере хоть кто-то из нас живет полнокровной общественной жизнью. Вчера вечером я должна была отправиться на вечеринку с фейерверками в шикарный загородный отель вместе с Беллой и Джейн, но так и не смогла набраться смелости Лошадник Тим, Большой Майк и прочие наши знакомые тоже собирались туда. Вместо этого я осталась дома и смотрела из окна спальни Джейн на чизбурнскую сельскую ярмарку зелени и овощей.

Для настроения зажгла бенгальский огонь, но, кажется, подпалила Джейн занавески. Попыталась спрятаться, но мерцание экрана выдало мое присутствие, и он принялся колотить в окно.

Я не смогла вспомнить название отеля, где шло фейерверочное шоу, а потому пришлось дуть с ним вино и вести светскую беседу, пока не вернулись Б. Несмотря на голубые волосы и вонючие самокрутки, в целом он парень ничего, если познакомиться с ним поближе.

Он с большим сочувствием отнесся к моему недавнему несчастью — с ним такое же стряслось на прошлогоднем фестивале в Ридинге, только это были пластиковые штаны и жаровня. Сегодня он, дымя как паровоз, спустился сверху в домашнем халате Беллы как раз в тот момент, когда мы сели обедать. Очень неловко жить в одном доме с подругой, которая преподает историю искусства твоей сестре. Скоро Белле все это надоело и она многозначительно поинтересовалась у Элис, написала ли та сочинение о прерафаэлитах.

Грег в отъезде — полетел с какими-то важными шишками на Нормандские острова. Я позвонила ему на мобильник, хотела сказать, что ужасно соскучилась, но почти ничего не услышала из-за громкой музыки и смеха на другом конце провода.

Грег объяснил, что это орет телевизор в его гостиничном номере, а он никак не может найти пульт, чтобы выключить. В результате разговор получился какой-то неестественный. Я спросила, скучает ли он по мне так же сильно, но боюсь, что Грег не так меня расслышал, потому что прокричал в ответ: Бедняжка совсем замотался со своей работой. Я обратил внимание на то, что некоторые члены нашего коллектива стали набрасываться на своих коллег и весьма действенно применять тактические приемы, больше уместные на площадке для игр, чем подобающие профессиональным управленцам.

Я предлагаю исправить ситуацию, спаяв нашу команду путем организации коллективной экскурсии. Прошу вас изложить свои соображения в письменном виде и оставить их на моем столе.

Это все из-за тебя. Теперь придется всей толпой тащиться на дурацкую экскурсию в какой-нибудь Уэльс, где всех заставят напялить одинаковые футболки, хором бежать десятимильный кросс, а потом сооружать мост через реку из двух ржавых бочек из-под солярки, коротенькой дощечки и мотка бечевки.

Слышал, твой дружок опять свалил. Как насчет пропустить по стаканчику вечерком? Всегда считал Вас необычайно привлекательной, мисс. А что, если всем вместе прыгнуть с парашютом? К сожалению, у меня самой хронические головокружения, но я с огромным удовольствием поучаствую на уровне земли.

Мне известно, что Дейв Маркс в восторге от этой идеи. Большое спасибо всем за широкий спектр предложений, хотя я был бы вам признателен за несколько более целомудренные идеи.

Позвольте мне воспользоваться случаем и указать на тот факт, что многие из вас представили свои предложения анонимно, что не входило в мои намерения. Таким образом, весь отдел маркетинга записан на коллективный прыжок с вытяжными парашютами, который состоится через три недели на трашфилдском аэродроме.

Давайте поаплодируем Люси Гордон за отличную идею. Я надеюсь, участвовать в прыжке будут ВСЕ члены нашей команды. Никакие жалобы на состояние здоровья не принимаются. Невыход на это важнейшее коллективное мероприятие будет расцениваться в весьма негативном свете.

Все члены маркетинговой группы компании собираются в следующем месяце принять участие в прыжках с парашютом, и директор по маркетингу Гэвин Слейтер в настоящее время ищет спонсоров, чтобы привлечь средства на благотворительные цели. Не могу думать ни о чем, кроме прыжков с парашютом. Я знаю, что мне через это никогда не пройти — меня даже в лифте начинает подташнивать.

Постоянно думаю о недавнем случае над долиной Салисбери: У меня такое чувство, что я ее даже переплюну — залечу прямо на шпиль кафедрального собора и буду болтаться на какой-нибудь горгулье. Что же я наделала!

Ведь компания Грега как раз базируется на трашфилдском аэродроме. Хотя нет худа без добра: Пока ничего ему не говорила: Собиралась намекнуть вчера вечером, но он был настроен так романтично, что у меня просто язык не повернулся. Он приготовил мне ужин — да! И это только первые шаги. В его квартире теперь постоянно прописались два моих джемпера, зубная щетка, баночка увлажняющего крема и пара кроссовок для утренних пробежек.

Собираюсь тайком перевезти еще кое-что в ближайшие несколько недель — в надежде, что это подсознательно инициирует в нем чувство стабильности и обязательств по отношению ко мне. Сегодня он идет на какой-то мальчишник, но я заскочу пораньше — помогу ему с костюмом троглодита. Думаю заодно оставить там серьги. Я на тебя обиделась уточняю, если ты этого не заметила , потому что ты молчишь.

Всю неделю у него было прекраснейшее настроение в предвкушении общеотдельского парашютного прыжка да-да, и я в том числе. Постоянно лыбится, глядя в мою сторону, и нахваливает меня за идею. Правда, в списке нас осталось всего четверо: Мысленно представила себе чудную картинку: Грег оставил мне сегодня сообщение на автоответчике: Не могла бы ты как-нибудь заскочить и забрать их? Хотя что-то я не замечала, чтобы Белла так уж сдерживала свои чувства к Молотку, а Джейн к Тиму они ведь даже не ходят вместе, но она все равно каждые десять минут названивает ему по телефону.

Младшая Сестрица уломала Джейн давать ей уроки вождения за символическую плату. Сегодня утром Элис появилась в нашем коттедже с полудюймовым слоем косметики на лице и прической с рожками, как у Бьорк.

Папа подбросил ее к нам Элис наотрез отказывается учиться на его машине, так как, видите ли, та загрязняет экологию, но зато без зазрения совести усаживается в нее и просит подвезти, когда ей куда-то надо. Они с мамой строго-настрого запретили ей встречаться с ним, потому что тому уже двадцать девять, и у него все лицо в татуировках.

Папа купил себе какое-то новое приспособление для всасывания опавших листьев и игрался с ним целый час у нас в саду. Когда, отучив Элис, она вернулась домой, то обнаружила, что папа заодно подчистил все ее анютины глазки. Хотя бы просто чтобы я знала, что ты еще жива. Сижу в отчем доме и смотрю регби в компании с бабулей, которая давно заснула с открытым ртом, в одиночку уговорив бутылку вина, что я привезла для папы с мамой. Рассказать во время воскресного обеда о моем предстоящем прыжке с парашютом было не оч.

Бедная мама сейчас плачет на кухне, опрокинув рагу из кролика с можжевельником и черносливом на ковер в столовой. Бедный папа удалился в сарайчик — снова разбирает свою возлюбленную пилу. По-видимому, она сломалась вчера как раз в тот момент, когда он до половины пропилил ствол заболевшей липы Поттингеров. Сейчас они живут под постоянной угрозой падения подпиленной липы на их теплицу, а папино имя навеки опорочено на всю улицу. На некоторое время вынуждена прерваться. Наша Младшая Сестрица пристала как репей: Но Элис непреклонно заявила, что нуждается во втором настоящем занятии, поскольку уже записалась на экзамен.

Джейн будто бы согласна, так что мне, судя по всему, тоже лучше согласиться. Подозреваю, что Младшая Сестренка чем-то подкупила Джейн. Везла Элис в объезд из-за дорожных работ на дороге в Чизбурн, и вдруг она как заорет: Пришлось припарковаться и отправиться на поиски — вдруг она решила устроить диверсию на землеройной машине? В конце концов нашла ее мило беседующей с деревом.

Подозреваю, что они до этого поругались и Элис теперь захотелось помириться. Когда я в конце концов все же отволокла ее обратно к машине, то обнаружила, что вокруг собралась целая армия охранников с радиопередатчиками. Битый час убеждала их, что я вовсе не местная экстремистка и не собираюсь перерезать электрические провода. Мы с Беллой просто вне себя. Будь моя воля, я бы немедленно отвезла ее домой, но Грег который сейчас в Амстердаме обещал вечером позвонить. Так расстроилась, что велела Элис ехать домой на автобусе.

У Погонщика Рабов по-прежнему отвратительно хорошее настроение. Грег задержался в Амстердаме из-за тумана. Так и не сказала ему о прыжке. А может, оно и к лучшему: Я ведь обязательно приземлюсь именно туда, проломлю крышу, переломаю все административные причиндалы у него на столе и раздавлю горшок с валерианой.

Джейн неделю назад использовала твою открытку, чтобы загнать в стакан паука, после чего открытка куда-то испарилась, так что проверить адрес невозможно. Сегодняшний день провела на трашфилдском аэродроме — тренировалась перед прыжком. Столько всего нужно было запомнить, но для себя я уяснила лишь одно: О боже, меня уже тошнит! Грег все еще в Амстердаме. Я наконец-то набралась смелости и сегодня вечером по телефону сказала ему о предстоящем прыжке: О боже, меня точно вырвет.

Вчера я таки выпрыгнула из самолета — с рюкзаком за спиной, набитым скрученным нейлоном, привязанная к яркой бельевой веревке — и осталась жива! Теперь все вокруг кажется другим — как-то по-особому удивительным и прекрасным. Зашла в магазин купить шоколадных конфет Погонщику Рабов и чуть было не кинулась на шею Маргарет, продавщице. Хорошо, что все-таки сдержалась, потому что Маргарет как-то странно поглядывает на меня с того самого вечера в прошлом месяце, в канун Дня Всех Святых, когда я случайно покрасовалась в одном бюстгальтере перед ее мужем, Недом.

После обеда навестила Погонщика Рабов в больнице. Его сломанная нога теперь представляет собой что-то вроде палатки из одеяла. Его уязвленная гордость немного успокоилась, когда я сказала, что Задавала Дейв приземлился на пастбище, прямо посреди овечьего стада, а Прыщавый Гэри вообще умудрился спланировать на жилой массив, до смерти напугав какую-то женщину, когда вылезал из ее декоративного пруда с прицепившимся к ремням пластмассовым листом кувшинки.

Хотела скаламбурить насчет курса и аэродрома, но вовремя прикусила язык и ретировалась. Получено… в воскресенье… в… четырнадцать… часов… тринадцать… минут. Вечером в пятницу мы возвращались из Амстердама, но перед самой посадкой наш маршрут вдруг изменили, и мы вынуждены были садиться на другом аэродроме.

Это случайно не ты? Ты в порядке, дорогая? Со мной все нормально, мой милый. Я только что вернулась от родителей. Я же не знала, что ты был дома все выходные. Мог бы, кстати, и зайти. Ну да ладно, чего уж там. М-м-м… вот только странно… если ты так сильно волновался, то почему позвонил только сегодня? Ты только что выскочил купить вина, пока я готовлю ужин у тебя в квартире.

Я твердо намерена обольстить тебя своим кулинарным искусством. Карри из цыпленка так замечательно булькает. Никогда раньше не готовила карри. Сначала хотела использовать старый мамин способ: Хотя если вдуматься хорошенько, то теперь я не уверена, правильно ли ты меня понял. Я имела в виду только цыпленка, не более того. Ничего страшного, ты ведь обожаешь карри — и чем острее, тем лучше.

Только что попробовала блюдо на вкус. Тебе непременно понравится — ведь ты сегодня во всем стараешься угодить мне и окружить меня своей заботой и вниманием. Очевидно, он не в курсе, что мы с тобой встречаемся. Зато ты теперь исключительно внимательный и предупредительный. Надо, похоже, почаще прыгать с самолетов. Или еще лучше — купить себе парашютистский комбинезон и походить в нем по Уэксбери в качестве повседневной одежды.

Мое карри пахнет та-а-ак вку-у-усно. Но попробовать все же не мешает, а уж потом пойти уничтожить это письмо. Я люблю тебя, Грег. Пожалуйста, сделай мне предложение переехать к тебе и готовить карри каждый вечер. Не обращай внимания на фото Джона Ноакса в женском платье: Эта фотография должна была пойти со статьей о театре пантомимы, который приезжает на хлебную биржу в Уэксбери.

Кстати, о неуместных картинках: Грег просто по-ангельски отнесся к тому кошмарному карри, что я приготовила вчера вечером. Сказал, что закажет для меня что-нибудь неострое, но официант его, похоже, недопонял, поскольку принес нечто обжигающее.

Сегодняшний обед у мамы с папой. Обстановочка та еще, поскольку Элис продолжает тайком бегать на свиданки к Сидру, прикрываясь уроками вождения с Джейн. Думаю, папа что-то подозревает.

После обеда он чересчур надолго исчез в сарайчике — все возился со своей сломанной пилой. Это не предвещает ничего хорошего, поскольку Сидр сейчас временно обосновался на дереве у объездной дороги. Кстати, чуть не забыла: Поттингеры, здешние соседи, ведь так и живут с подпиленной липой, весьма ненадежно нависшей над их теплицей.

Так что папе лучше бы поскорее привести свою пилу в порядок. Мама говорит, что мистер П. Я рассказала ей, какой душкой стал Грег после моего прыжка с парашютом, а мама вдруг и говорит: Была убеждена, что Грег придет в ужас от этой идеи, но все равно позвонила ему мама все это время стояла у меня над душой, спрашивая одними губами: Это что, наконец-то признак появления неких обязательств?

Нет, не надо, не отвечай. План внедрения проекта — Маркетинговая кампания электронной зубонитечистки. Красивое платье не слишком ли тянет на Дорис Дей? Позаимствовать что-нибудь сексуальное у Беллы мама с папой могут упасть. Плюс время от времени любовно сжимает мою руку или касается щеки.

Надеюсь, дикари обращаются с тобой хорошо и пускают к компьютеру читать мои письма. Я так подозреваю, что писать ответы тебе все же не разрешают, поэтому-то ты и молчишь. А они заставили тебя напялить оранжевую робу представляю, какой выцветшей ты в ней смотришься или — что еще хуже — обрить голову налысо? Могу выслать тебе шляпу, если сообщишь мне адрес их мозго-промывочного штаба. Между тем, время последних новостей.

Страшно нервничаю от перспективы сегодняшнего ужина с Грегом у моих родителей. И начало их знакомства в новом качестве было не самым удачным. От этих слов меня каждый раз мутит и тянет "похвалиться харчами" — не правда ли, странная реакция для того, кто горбатится во славу этих самых харчей?!

Представляю себе, как он по утрам отдается процедуре бритья, завязывает галстук, донимает деток вопросами о свежести своего дыхания, включает на полную катушку "Франс-Инфо", читает "Эко", стоя в кухне с чашкой кофе.

Он не спит с женой аж с года, но и не изменяет ей чего не скажешь о его половине! Он читает ровно одну книгу в год, да и та написана Аленом Дюамелем. Он носит шикарные костюмы, свято верует в свою ключевую роль в холдинге, ездит на громоздком "мерседесе", который утробно рычит в уличных пробках, говорит по сотовой "Мотороле", звонко бибикающей в кожаном футляре над автомагнитолой "", откуда несутся рекламные вопли: Он глубоко убежден, что рост производства — величайшее благо, тогда как этот самый рост все чаще и чаще выливается в "перепроизводство" Карл Маркс , в горы бесполезных, ненужных вещей, которые рано или поздно погребут нас под собой.

Ибо у него есть ВЕРА. Он обрел ее на своих Высших курсах: Слава экспансии — двигателю заводов, которые двигают экспансией! Главное — не останавливаться и ничего не брать в голову! Мы сидим в конференц-зале, абсолютно пустом, как и все офисы мира, вокруг большого овального стола с бокалами апельсинового сока и чашками кофе, который разносит в термосе, потупив взор, рабыня-секретарша; от подмышек собравшихся несет кислым потом вчерашних вечерних бдений.

Дюлер открывает совещание сакраментальными формулами: В тот же миг все сидящие за столом начинают дружно хмурить брови. Нам бы сюда еще каски, мундиры цвета хаки да штабные карты, и был бы точь-в-точь "Самый длинный день"! После традиционных метеорологических комментариев Жан-Франсуа, экаунт-менеджер нашего агентства, берет слово, дабы вкратце обрисовать исходное задание; одновременно он включает проектор и демонстрирует на стене слайды.

Напомню стратегическую цель, поставленную во время предыдущего заседания: Оторвавшись от своих шпаргалок, он меняет слайд. Теперь на стене возникает текст, набранный жирным шрифтом:. Поскольку никто не реагирует, он продолжает долдонить то, что отпечатала в Word-б его ассистентка у которой ребенок аккурат в тот день заболел отитом в яслях:. Так сказать, и волки сыты, и овцы целы, ха-ха Эта речь — плод изысканий отдела стратегического планирования две сорокалетние депрессушницы и парочки замов по рекламе птенцов гнезда дижонского — ВКК.

Она составлена с учетом в первую очередь желаний и вкусов клиентов и обосновывает а priori скрипт, коим я разродился вчера вечером. Но тут наш Жан-Франсуа или попросту Джеф перестает хихикать, осознав, что, кроме него самого, никто не веселится. И продолжает свой танец живота:.

Ну вот, а теперь передаю слово Октаву. Поскольку Октав — это я, мне приходится встать и изложить проект ролика среди гробового молчания собравшихся, демонстрируя раскадровку из дюжины цветных картинок, нарисованных нашим художником за бешеные бабки:.

Две ослепительные блондинки в красных купальниках бегут по песку. Вдруг одна говорит другой: На что другая отвечает: Главное, не впасть в онтологическую парономазию!

Мы вновь возвращаемся на пляж, где две девушки теперь чертят на песке математические уравнения. Фильм завершается показом баночки "Мегрелет" С титром: В зале по-прежнему царит гробовая тишина. Директор по маркетингу обращает взор на бренд-менеджеров, которые лихорадочно строчат в блокнотах, лишь бы их не заставили высказать свое мнение.

Наконец Жан-Франсуа решается — правда, без особого энтузиазма — исполнить свою партию:. Кроме того, не будем забывать, что спорт на свежем воздухе все больше входит в мейнстрим. Впрочем, здесь возможны варианты: Тут наконец прорезаются Дюлеровы замы, которые комментируют услышанное в строгой иерархической очередности: Наконец очередь доходит до самого Дюлера. Главный с низшими не согласен:. В общем-то Альфред Дюлер прав: Давясь подступающей блевотой, я пытаюсь аргументировать свое мнение:.

Юмор сделает ее более привлекательной. Он великолепно способствует запоминанию. Потребитель никогда не забудет того, что вызвало у него смех: Возьмите, к примеру, комедии, которые сейчас идут на сцене.

Люди ходят в театр или в кино, чтобы хоть немного развлечься Я прошу извинить меня и удаляюсь в туалет, думая по пути: Ты у меня будешь наипервейшим героем. Начиная с третьей главы. Всякий писатель — доносчик. А всякая литература — донос. Какой интерес писать книги, если при этом не плюешь в лицо своим благодетелям?! Так уж получилось, что я стал свидетелем определенных событий нашей эпохи, а кроме того, вожу знакомство с одним издателем, достаточно безумным, чтобы позволить мне их обнародовать.

В начале пути я никого ни о чем не просил. Я угодил в самое сердце страшного механизма, который все перемалывает на своем пути, и не надеялся выбраться из него целеньким.

Я только хотел дознаться, кто же тут в силах изменить наш мир, пока не уразумел: В общих чертах их замысел сводился к тому, чтобы уничтожить леса и заменить их автомобилями. Это даже не был осознанный, продуманный план — все обстояло гораздо хуже. Они сами не знали, куда идут, но шли и шли, беспечно посвистывая, — после них хоть потоп притом кислотный потоп!

Впервые в истории планеты Земля все люди во всех странах задались единой целью: На остальное они плевать хотели, последствия расхлебывать уже не им. Я вовсе не предаюсь здесь самобичеванию или публичному психоанализу.

Я просто пишу исповедь сына тысячелетия. Слову "исповедь" я придаю в данном случае чисто религиозный смысл. Желаю спасти свою душу перед тем, как свалить из этого мира.

Ибо "на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии" Евангелие от Луки.

Отныне единственное начальство, с коим я готов заключить бессрочный контракт, это Господь Бог. Хочу напомнить, что я пытался сопротивляться, даже сознавая, что одно лишь участие в таких сборищах, как это, уже есть коллаборационизм.

Стоит сесть вместе с ними за стол в их унылых мраморных кондиционированных залах, и ты начинаешь содействовать всеобщему оболваниванию. Их выдает воинственный лексикон: Они планируют тактические задачи, первую атаку, вторую атаку. Они опасаются каннибализации, отказываются иметь дело с вампирами. Я слышал, что у Марса фабриканта шоколадных батончиков, носящего имя бога войны! Одним словом, генералы, затеявшие Третью мировую войну. Реклама — это техника запудривания мозгов, изобретенная в г.

Геббельс был гениальным концептуалистом, асом пропаганды: Старайтесь не забывать об этом: В какой-то момент я решил, что могу стать той самой песчинкой, которая остановит этот убийственный механизм. Эдакий бунтовщик в еще плодоносящем чреве гадины, солдат-новобранец в пехоте глобального рынка. Эта мысль помогала мне выполнять свою грязную работенку. В общем-то парни го начали с революции, а кончили рекламой; я же хотел действовать в обратном порядке. Я воображал себя кем-то вроде либерального Че Гевары, мятежником в пиджаке от Гуччи.

Жаль только, что есть парочка проблем на уровне восприятия:. Иногда, вернувшись с работы в свою необъятную квартиру, я маялся бессонницей, сострадая бездомным. На самом-то деле мне мешал уснуть кокс — от его металлического привкуса постоянно першило в горле.

Я мастурбировал в ванной, куда шел за таблеткой стилнокса. Просыпался я лишь к полудню. У меня больше не было женщины. Мне кажется, изначально я хотел сеять вокруг себя одно добро.

Но это оказалось невозможно по двум причинам: Люди, питающие благие намерения, как раз и становятся чудовищами. Сегодня я уже знаю, что ничего не изменю, не смогу изменить, слишком поздно. Нельзя одолеть противника, который вездесущ, виртуален и нечувствителен к ударам. Возражая Пьеру де Кубертену, я бы сказал, что ныне главное — НЕ участвовать. Нужно просто свалить подальше — как Гоген, Рембо или Кастанеда, вот и все.

Удрать на необитаемый остров с Анжеликой, которая будет умащать кремом грудки Джулианы, которая будет умащать но не кремом мое жало. Возделывать свой сад марихуаны , тешась надеждой, что сдохнешь раньше, чем наступит конец света. Особенность Третьей мировой войны состоит в том, что ее продули все страны одновременно. Заявляю вам с полной ответственностью: Давид никогда не победит Голиафа.

Я был наивным дурачком. А наивность — не то качество, которое пользуется спросом в нашей гильдии. Вот меня и поимели. Как, впрочем, и вас — и это единственное, в чем мы с вами схожи. Я выблевал все двенадцать чашек кофе в туалете "Манон интернэшнл" и зарядил себя приличным дозняком, чтобы встряхнуться. Перед тем как идти назад, я ополоснул лицо холодной водой.

Ничего удивительного, что на "Манон" не хочет горбатиться ни один креатор, — дураков нет! Но у меня в загашнике имелись и другие сценарии; я предложил проект под названием "Крутые телки": Он держит нас в прекрасной физической и интеллектуальной форме!

Поймите, Октав, вы мне очень симпатичны, и ваши хохмы меня смешат, но ведь я не среднестатистическая "домохозяйка моложе пятидесяти", мы работаем на рынке рекламы, наш долг — абстрагироваться от собственных мнений и прислушаться к мнению потребителей, которые увидят в супермаркетах наши "гондолы". Но Альфред-проктерианец не оценил по достоинству мое остроумие. Теперь он перешел к апологии тестов. Его "шестерки" продолжали строчить в своих блокнотах, от усердия едва не выпрыгивая из галстуков.

Все, что им нужно, это конкретная информация: А потом, где она — Моя визуальная идея, где, я вас спрашиваю? Ваши творческие замыслы, конечно, превосходны, но я простой торговец, мне нужно сбывать товар, и его реклама должна запасть в душу клиента на всю жизнь. Как я буду, например, делать ее в Интернете? Американцы уже разработали "spam" — рассылку рекламы по электронной почте, а вы застряли в двадцатом веке! Нет, так дело не пойдет! Я уже избавился от иллюзий, да-да!

Твердая почва под ногами — вот главное! И тогда я готов купить нечто действительно удивительное — разумеется, в границах наших требований. Я изо всех сил старался держать себя в руках. Разве вы предлагаете своей супруге выбрать подарок, который хотите ей же преподнести сюрпризом ко дню рождения? Я продолжал мило улыбаться Дюлеру, невольно вспоминая при этом фразу Адольфа Гитлера: О это презрение, эта ненависть к народу, который считают покорным быд-лом!..

Иногда мне кажется, что промышленники, так страстно желающие впарить людям свой товар, не постеснялись бы загнать их в вагоны для скота. Вы мне разрешите еще три цитатки? Все эти максимы принадлежат опять-таки Йозефу Геббельсу. Ваши девицы, бегающие по пляжу с заумными рассуждениями, чересчур интеллектуальны; это годится для кафе "Флора", а рядовая потребительница ни шиша не поймет! Что же до упоминания книги "Ессе homo", то мне, например, ясно, о чем речь, но, боюсь, широкая публика учует тут педерастический душок!

Нет, прямо скажу, вы должны все переделать с начала до конца, как это ни печально. Вам, конечно, известен принцип Проктера: Это означает, что демократия идет к саморазрушению. С такими изречениями немудрено вернуться к фашизму: Мы всего лишь продаем йогурты, а не устраиваем революции.

Что это с тобой сегодня? Ты почему такой злой? Не пустили вчера вечером в "Бэн"? Впрочем, для так называемых проктерианцев ваша стратегия, вы уж простите, скорее уязвима: Жан-Франсуа знаком попросил меня не упорствовать.

Мне жутко хотелось предложить им другой слоган: Вам, наверное, кажется, что я делаю из мухи слона, что все это не так уж и серьезно.

Но вы только вдумайтесь, какая игра велась на этой гнусной утренней сходке! Вовсе не обсуждение очередной рекламной кампании, нет, куда там! Это совещание было поважнее Мюнхенского сговора в Мюнхене в г. Сотни оперативок, подобных той, что шла сейчас в "Манон", ежедневно сдают целый мир. Тысячи Мюнхенов каждый день! То, что здесь творится, поистине страшно: Вы сидите лицом к лицу с типами, которые презирают народные массы, стремятся загнать их в рамки акта приобретения — бессмысленного, но заранее жестко обусловленного.

Они зациклены на мысли, что имеют дело с умственно отсталой "домохозяйкой моложе пятидесяти". Вы пытаетесь предложить им нечто забавное, говорящее хоть о каком-то уважении к людям и способное чуточку поднять их над самими собой, потому что надо же проявить хоть минимальную вежливость, когда врезаешься со своей рекламой в их телесериал.

Надо — но это запрещено. И вечно одна и та же история, каждый день, каждый час И вечно тысячи моих собратьев в своих тергалевых костюмчиках капитулируют, трусливо поджав хвост. И малодушно утешаются кто чем может. Шаг за шагом эти сотни тысяч дебильных совещаний подготавливают триумф хладнокровно рассчитанной, циничной глупости над простодушным и наивным стремлением человечества к прогрессу.

В идеале, при демократии следовало бы использовать потрясающую власть массмедиа для того, чтобы будить умственные способности, вместо того, чтобы давить их. Но такого никогда не будет, ибо люди, обладающие этой властью, предпочитают не рисковать. Рекламодатели хотят, чтобы все было заранее разжевано и протестировано, чтобы вы, боже упаси, не вздумали сами ворочать мозгами; им нужно превратить вас в баранов; я не шучу, вот увидите, в один прекрасный день они отштампуют у вас на руке магнитный код.

Уж им-то известно, что ваша единственная сила — в кредитной карточке. Они не хотят давать вам свободу выбора. Они хотят свести все ваши немотивированные действия к одному в высшей степени мотивированному — к акту покупки. Здесь царит Ее Величество Стагнация, ее дворец — это здание, ее подданные — эти вот "шестерки" с перхотью в волосах и супинаторами в ботинках. Им доверили ключи от власти — иди знай почему! Они — пуп земли! Политики ничего больше не контролируют, теперь нами правит экономика.

Маркетинг — это демократия, поставленная с ног на голову, оркестр, командующий дирижером. Опросы общественного мнения определяют политику, тесты определяют стиль рекламы, анкетирование определяет выбор музыки для радио, результаты sneak previews определяют развязку фильма, телеметрия определяет содержание программ TV, и все эти "исследования" организуются такими вот альфредами дюлерами по всему земному шару. Вся ответственность лежит только на альфредах дюлерах, больше ни на ком. Альфреды дюлеры "стоят у руля" — и никуда не едут.

Big Brother is not watching you, Big Brother is testing you. Однако тестомания и есть залог косности, отречения от свободы. Вот так и убивают новизну, оригинальность, творчество, мятеж духа. Полнейшее безразличие к уродству. Нет, это не рядовое совещание. Это конец света на марше. Нельзя одновременно прогибаться под мир и менять его. Когда-нибудь в школах будут изучать тему "Самоуничтожение демократии". Лет через пятьдесят Альфреда Дюлера будут судить за преступления против человечества.

Всякий раз, когда этот тип произносит слово "рынок", он подразумевает "навар". И если он говорит об "исследовании рынка", это нужно понимать как "исследование навара"; "экономика рынка" означает "экономика навара". Этот человек одобряет либерализацию навара, он намерен вбрасывать в продажу новые продукты ради навара, спешит завоевывать все новые и новые области производства во имя навара и никогда не забывает подчеркнуть мировое значение навара.

Он вас ненавидит, знайте это. Вы для него всего лишь бессловесный скот, поставленный на откорм, собаки Павлова; его интересует только одно — ваши денежки в карманах его акционеров американских пенсионных фондов, иными словами, шайки старперов с "подтяжкой" на мордах, одной ногой в гробу, другой — где-нибудь в бассейне Майами, штат Флорида. И да процветает во веки веков Лучший из Материальных Миров! Я снова попросил разрешения выйти, чувствуя, что у меня вот-вот пойдет носом кровь.

Вечная проблема с этим парижским коксом: Я почувствовал, как прихлынула кровь, встал и на всех парах понесся в сортир; из носу вдруг полило как никогда, кровь не останавливалась, она была всюду — на зеркале, на моей рубашке, на валике с бумажным полотенцем, на полу; ноздри пускали большие кровавые пузыри.

К счастью, в сортир никто не заходил; я глянул в зеркало, и оно отразило мою окровавленную физиономию — багровые губы и подбородок, грудь и умывальник в крови, кровь на руках, — вот-вот, на сей раз победа за ними, у меня буквально "руки в крови"; и тут мне пришла в голову замечательная мысль: В тот день я окропил капитализм своею кровью.

Кто это нарисовался у меня в кабинете? ПГД нашего агентства, собственной персоной! Он носит белые брюки, темно-синий блейзер с золотыми пуговицами и белым платочком в кармашке, розовую клетчатую рубашку "виши" естественно, а какую же еще!

Я едва успел убрать этот текст с экрана. Он отечески хлопнул меня по плечу: И еще ему известно, что без меня он — ноль, и это взаимно: Он принадлежит к тем людям, о которых я буду сожалеть, когда меня начнут распинать вкупе со всей французской рекламой после публикации этого опуса. Он дорого платит мне, чтобы доказать свою любовь. А я его уважаю, потому что его квартира больше моей. Ну так вот, он как-то странно похлопывает меня по плечу и встревоженно шепчет на ухо:. Но я очень прошу, уймись; похоже, ты сегодня утром здорово наколбасил в "Манон".

Дюлер вызвал меня на ковер и устроил жуткий разнос. Мне пришлось высылать туда команду уборщиков, чтобы отмыть твои художества. Может, тебе нужен отдых? Об этом и речи быть не может, мы слишком ценим твой талант. И это обошлось бы дороже, чем мытье сортира! Филипп вышел, закудахтав на весь коридор, — знак того, что он ни хрена не понял. Однако тот факт, что ПГД явился распекать меня самолично, — доброе предзнаменование для моего увольнения: Люди все реже говорят друг с другом; и вообще, когда кто-то решается наконец сказать тебе правду в лицо, это значит, что уже ПОЧТИ слишком поздно.

Меня часто спрашивают, за что креаторам платят такие бешеные бабки. Какой-нибудь вольный журналюга, который неделю корпит над статьей для "Фигаро", зарабатывает в пятьдесят раз меньше, чем копирайтер, за десять минут набрасывающий рекламный слоган. Да просто потому, что работа копирайтера дает больше навара. Рекламодатель располагает годовым бюджетом во многие десятки, а то и сотни миллионов. На самом-то деле креаторам даже недоплачивают, если учесть приносимые ими доходы.

Когда видишь, сколько денежек утекает у нас из-под носа, какие суммы загребают шефы, наша зарплата кажется и вовсе мизерной. Но попробуй-ка кто-нибудь из концептуалистов запросить прибавки — это сочтут неудачной шуткой.

Однажды, выходя с очередного совещания, я задал вопрос Марку Марронье:. Креатив — не то ремесло, где ты должен оправдывать свою зарплату; это такое ремесло, где твоя зарплата оправдывает тебя.

И карьера креатора так же эфемерна, как карьера директора телепрограмм. Вот почему креатор огребает за несколько лет столько, сколько нормальный работяга за всю жизнь. Но между рекламой и TV есть одна существенная разница: И потом, креаторский труд — отнюдь не синекура.

Репутация этой профессии страдает из-за ее кажущейся простоты. Все думают, что рекламу можно делать одной левой. Но сегодняшнее утреннее сборище, надеюсь, доказало всю сложность нашей работы.

Если продолжить сравнение с газетчиком из "Фигаро", то можно сказать, что продукция креатора — та же статья, которую исправит сначала замредактора, потом редактор, потом главный редактор, потом ее прочтут и исковеркают все упомянутые в ней лица, а за ними — фокус-группа читателей данной газеты, после чего ее перепишут сверху донизу, и при этом 90 шансов из , что ее вообще не напечатают.

Много ли вы знаете журналистов, которые согласились бы терпеть такое обращение? Вот почему нам так щедро платят. И вот почему нужны люди, которые пекут эту самую Рекламу, что повсюду мозолит вам глаза: И вот почему некий юный хмырь сидит на своем стульчике, напрягает свои юные мозги и вытаскивает из них слоган за слоганом, и этот юный хмырь ценится дорого, очень дорого, ибо он — Повелитель Вселенной, как я уже имел честь вам доложить.

Этот юный хмырь находится на самой вершине производственного процесса, там, где всякое производство уже завершено и начинается битва не на жизнь, а на смерть — за сбыт. Фирмы разрабатывают новые марки, миллионы рабочих изготавливают эти товары на заводах, потом их выставляют в бесчисленных магазинах. Но вся эта заваруха ни к чему не приведет, если юный хмырь на своем стульчике не удумает, как раздавить конкурента, как вырваться вперед, как убедить покупателей брать именно этот товар и никакой другой.

Такая война требует каторжных усилий, и дилетантам тут делать нечего. Это странный, мистический процесс: И каждый раз это нас изумляет словно впервые. Замысел всегда рождается ниоткуда, из пустоты. Это чудо потрясает буквально до слез. Да, похоже, меня действительно пора вышвырнуть вон. Название моей должности — концептуалист-текстовик, так в наши дни зовут рекламных авторов. Я сочиняю сценарии для тридцатисекундных роликов и слоганы для рекламных плакатов. Я говорю "слоганы", чтобы вы легче поняли, но вообще-то это словечко давно уже has been.

Сегодня у нас говорят "цеплялки" или "титры". Мне лично больше нравятся "цеплялки", но "титр" звучит солиднее. Все самые крутые снобы-концептуалисты говорят "титр", иди знай почему. Ну и я тоже объявляю, что родил тот или иной титр, потому что, ежели ты крутой сноб, тебе и зарплату чаще повышают. Я тружусь сразу на восьми направлениях: Дни мои текут подобно нескончаемому зэппингу между этой восьмеркой пожаров, требующих тушения.

Буду резать, буду бить. А на канале-то — канальи! Вывсьоврётииии… Нииверюяааваам… Люди,я прочел ваши комменты. И удивился вам, люди. Ну и дураки же вы все. Нельзя же быть такими дебилами, б.. То есть, нет ваще. Да может быть, и не надо. Не трябва, без нее лучше. Мир, соколики — это мое лично представление о нем. То, что вокруг — это нам с вами кажется.

На самом деле мы все матрицы в черных ящиках. Не матрицы, а матрешки. Сидим друг в дружке, подогнанные плотно, по ранжиру надо фильм такой снять. Вот, покажу тебе, мальчик, буку!

Ты думал, что это буки, а это твои брюки. Все в гаджетах гады. От доморощенного солипсизма у Никиты все усиливалась мигрень, как с похмелюги. Срок человеческой жизни специально так кем-то рассчитан, что невозможно толком ничего про нее понять. Только что-то понял — а тут уже и умирать пора. Не было ее, нет и не будет никогда!

Замычит, как клонированная из косточки коровушка крошечки-Хаврошечки. Видно, правдочку-то на земле волки съели. Зарыли правдочку, до косточек обглоданную, в могиле, на распутье, у трех дорог. Лежит она там, и никогда из-под земли не выберется. Ивиковым журавлем под облаками не заплачет. Яблоневым цветом не процветет. Буренушкой доброй, с тонким хвостиком, не замычит.

А правит всем Кривда. Не Хаврошечка — свинья Хавронья Ивановна. Ну, пройдет еще десять лет, еще триста лет. В украинских учебниках напечатают известно что, а в российских строго наоборот. А в американских что-нибудь третье, мелким шрифтом или вообще ничего не напечатают, эка важность эти бывшие сиськи сраны.

Ивик с журавлями, моя плакучая ивушка! У нас ведь, как, два профессора — три мнения. На борту пиндосы курят папиросы. Долго ждать не станем, перепиндостанем. В гражданскую кто был прав — белые, красные? Это ведь, смотря как посмотреть. А в крестовых походах кто лучше — крестоносцы или мусульмане? Топ-рыцарь Львиное Сердце или нор-султан Салладин?

Кто победил — Лев или Алладин? Один с рысьей лапой и с Римским папой, а другой с волшебной лампой. Девка с парнем поругались. Муж и жена развелись. У каждого своя святая правда: Он тебе одно расскажет, а она — ну совершенно, девочки, другое. А Христос в ответ молчит. Даже Сын Божий не знал. Или знал, да нам не сказал. Ни к чему нам.

Как пришелец из другой галактики, всматривался Никита в чужое лицо жизни. Сутью мира, первоатомом, кварком ее было вранье. Не из огня, не из воды, не из воздуха, не из химических элементов таблицы Менделеева, не из праны состоял мир, а из лжи. Весь, от гриба под елью, до атомного гриба. Над пропастью во лжи.

Нету никакой войны на Украине. Снято строго в Строгино. В павильонах пав холеных дикторш и секретарш. И Хатынь в Одессе. И Сталинград на Донбассе.

И Мариуполь в Бурятии. Иисус Христос был прото-укр, а русские — рабы монголов. Крым всегда был русским, его просто замаскировали под украинский, чтоб потом было что присоединить. Навели морок силами прирученных экстрасенсов. Трупы — съемочной съемной труппы. Эйзенштейн — наш Эйнштейн. Хичкок — хищный повар-кок. Наш гол — Голливуду. Но люди-то умирают не на ютубе. Титушки, съехавшие с катушки, ужели, протухшие тушки?!

Разбей экран зомбоящика — оттуда польется кровь. Твоя, от пораненной руки. Кого тогда хоронят на кладбищах? Вышел человек прогуляться вечерком, по железнодорожной насыпи, а ему поездом по пах отрезало обе ноги. Кому ампутируют конечности в хирургических отделениях?

Кто убил Сашку Музычко? Сам убился двумя выстрелами в затылок. А Джона Кеннеди кто убил? В ограде бузина, а в Киеве дядько. Все виноваты, никто не виноват. Зачем и кому все это было надо?

Весь этот ужас, маленький ребенок с оторванными ручками, пляшущий полечку на елке в бомбоубежище? Некто в сером пальто. Без лица и названья. На него в Гаагу подавайте. В Геенну, к гиенам. Но ведь кто-то же сбил этот лайнер ! Не сам же он с неба упал! Или это тот малазийский Боинг, который еще по весне исчез, тот же самый, только по бортам простреленный, несвежими трупами набитый, зомби-летчиком ведомый, прямиком с того света а для них, может,это мы — покойники.

Отфотошопили по-полной — и родственников рыдающих, и плюшевого мишку в обломках. Милую в обмылках е-мэйл. И есть кто-то над ним. Кто вербовал и курировал, кто разрабатывал и ставил на контроль брал на крючок , кто заказывал и проплачивал, мусор подметал.

Обама, мудрый шимпанзе, знает. А Меркель, может, и не знает, недостойна она знать, канцлерина. Потом когда-нибудь ей скажут: Только людей с панталыку сбивала и сама себя расстраивала. Кто ж в таком суду признается.

Легче всех убить, кто пока жив, и одному на свете остаться. Коли нету доказательств нет в ФСБ, значит, нет нигде , значит, остается только верить. Вот, что поэт имел в виду, когда писал: Тут можно только верить, потому, что знать тут ничего нельзя.

Все от Платона и платы за тонны до планшета, от калача до Калашникова, от сыра на прилавках и до мать-сыра-земли — вопрос веры, а не разума. Лукавый интеллект, он ведь, как уж под вилами: Как лемур, предлагающий лямур. Как леший с голубенькими, притворно безвинными глазенками, указывающий путнику дорогу в лесу: И сгинешь ты в экспертных дебрях, недобрых. Разум со счетами канцелярскими — недалек, колхозный счетовод. Главбуся малого и мелкого бизнеса. Ну и что нам твоя цыфирь? Зачеркни все и пиши: Что упало, то пропало.

Яичко упало и разбилось. До лета не все доживут. Обманули дурака на четыре кулака. Лэптоп и Айпад — еврейские цацки. Наука умеет много гитик. У каждого Абрама своя программа. Тги евгея и один агмянин гассуждают о судьбах Госсии. Ум — лешему кум. Ему-то одному и надо верить. Ореховый человечек из старой детской книжки.

С орешком в руке. Это и есть загадочная славянская душа, которой дежурно удивляется Запад. Если Господь есть, пусть он нас рассудит. А нету Бога — значит, и судить нас некому. Зароастрийцы в зорях и астрах. Чтобы всем обняться истово Не хватает малой толики. Короче, новые религиозные войны. С крестовыми подходами, Варфоломеевской ночью и кострами для еретиков онлайн.

Такое часто с ней теперь случалось, от недосыпания. Она вспомнила сон, который ей приснился сегодня утром, когда она прилегла после смены: Беспородная, рыженькая… Рождественский бульвар. Противный сон, как и большинство их, но и милый чем-то. Рыженькая собачка, жалкая такая, ни-ко-му не нужная. Надо было добираться домой в обход Марша. Домой — означало в общежитие железнодорожников, дешевое, но блатное, бедное, но престижное, бульвар, самый писк, до ГУМА пять минут, а из нашего окна площадь Красная видна, четыре комнаты в секции, общая кухня, тараканов нет, мыши забегают с ресторана, санузел на этаже, вахтер у входа, буфет в подвале.

В этом было ее счастье — что Светочка каждый вечер приводила в свою комнату Дарину. И тогда открывалась шкатулка. Лебеди плыли по глади озера-зеркала. Купала — ставила в таз и обливала водой из трех кувшинов.

Дара тихонько смеялась, она любила купаться. Дара была как ручеек, в бликах солнечных, в брызгах русалочьих… Русалочки играли в салочки. Светочка вытирала дочку пушистым полотенцем, и укладывала спать в кроватку с легким пологом, сделанном из стрекозиных крылышек и росинок.

И мычала колыбельную песенку. Она давно поняла, что у ее дочери есть такое свойство: То есть не поняла она вообще рассуждала мало , просто стала жить с этим. Фарфоровые жених и невеста. Разговаривали они с дочкой редко, не могла Светочка говорить. И боялась, что от этого у ребенка будут проблемы с устной речью. Даже водила к психологу в садике. Про аленький цветочек, золотой ключик.

Про Ёжика в тумане… Лишь сказки. Других книг в доме нет. Уложив Дару, Светочка запирала свою каморку, ключ отдавала соседке пенсионерке, заслуженной железнодорожнице Соне, на случай, если ребенок проснется и заплачет — напоить соком манго. И шла на Казанский вокзал. Там ровно в полночь ей нужно было заступать на работу. Когда клиенты просили что-нибудь — туалетную бумагу, чистое полотенце — приносила, не говоря ни слова.

Немой — нетвой, неваш, ничей. Немота ей очень помогала. Она сожалела, что нельзя иногда по собственному хотению ослепнуть, чтобы не видеть клиентов, застегивающих ширинки, и оглохнуть, чтоб не слышать звуков, которые они издавали. Если бы еще и запахов не обонять! Каждый посетитель оставлял в воздухе тоненькую струйку человечьего мускуса, собственное амбре. Отцы-святители, вот это ад и есть. Пол в общественном мужском смарт-сортире на Казанском вокзале недавно какой-то затейник не то за чьи-то деньги, не то просто так, из любви к искусству расписал портретами попозиции, в веселеньких жевто-блакитных ромбиках.

Светочка, елозя по полу шваброй, выучила их лица наизусть. Были тут и Хоррор, и Юлия в латах, и этуаль с лошадиной челюстью. Эдик Лейкин с Аликом Тюкавкиным. Светик-семицветик хлюпала шваброй, елозила щеткой, юлила тряпкой, делая портреты узнаваемыми, но их в считанные минуты вновь затаптывали многочисленные посетители топ-клозета. Сизиф нервно курит в углу. Почти все оригиналы не раз лично навещали люкс-нужник на Казанском, чтобы полюбоваться своими изображениями.

Делали вид, что их сейчас вырвет. Они болтали, болтали, болтали — Светочке болезненно-неприятна была эта потребность проговаривать жизнь вслух. Нельзя слова произносить без крайней надобности. Язык, губы, небо, горло, связки. Треп, трескотня, ор, хай, лай, тарарам.

Перепалка, перебранка, выясняловка, говориловка, терка. В словах есть сила. Не божья и не дьяволова, ничья. Поберегись, человек, этой силы. Она чуралась слов давно, с самого начала, из-за этого по два года сидела в третьем классе и в восьмом.

Хуже нее в А, Б и В никого не было. Ни толку, ни смыслу. Ни в белу армию ни в красну гвардию. Вот для нее слово. Так и не сподобилась ни разу ответить у доски, или хотя бы с места, с парты.

Ничего не понимала, о чем говорилось на уроках. Умной быть не удостаивала. Было в ней другое. Что будет, что предстоит, чем дело кончится, на чем сердце успокоится. Одноклассницы вспоминали о Светочке, когда сердце требовало ответа на роковой вопрос жизни: Краснея пятнами, спрашивала у Светы учительница анатомии, уйдет ли от нее к Галине Петровне муж.

А директор вызывал в кабинет и просил намекнуть, просто намекнуть хотя бы, как она чувствует: Но, поддаваясь неистовым уговорам, в конце концов, либо кивала, либо мотала головой один раз, слева-направо. Что за предрассудки, а еще образованные люди.

Но ведь есть, есть в жизни что-то такое. Для чего слово не скоро подберешь. Слова нет, а ОНО есть. Его не может не быть. Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам. И это многое — отнюдь не рацио. Мы сомневаемся, а оно все равно есть. Если я верю, значит правда. У нас в деревне жила одна ведьма. Еще про домовенка расскажи. Из третьего подъезда бобыль на бобах гадает. Как правильно пишется — Ванга или Ваенга? А про вуду вы читали? Вуду-вуду глядел, как в воду.

Опять же, битва экстрасенсов. Если тебе кажется — крестись. А любовь, она и есть только то, что кажется. Даже в Библии Сара гадала на камушках. То есть кажется, Мум и Хамум. Не волхование, а лохов умывание. Был один случай, вообще необъяснимый. На астрал я лично атсрал.

По этой надобности Светочку и держали в школе, а то хотели, было, отправить в интернат для умственно отсталых, но притормозили да еще ради Светочкиной мамы, которая до нее тридцать лет мыла в этой школе полы.

Домашние задания и контрольные Света списывала у соседей по парте. На письменных экзаменах ей помогал кто-нибудь из отличников, а на устных — учителя задавали сами себе пару вопросов, сами же на них и отвечали, и отпускали, выставив в табель тройку.

Так Светочка закончила среднюю школу, получила аттестат с Удами. Пифия - фея Пи. Светочка была очень умная, но скрывала это от людей и даже от самой себя. Не ради выгод, а потому что так было правильно, и нельзя иначе. Потому что невозможно было предать Муму. Офсянки, Елена и Кэйт, выслушав это, покаянно вынимали из ушей золотые сережки но после планерки вдевали их обратно. Они и с золотыми сережками выглядели нищими сиротками.

Никита смотрел на Хозяина и видел перед собой мышь в сыре где живу, там и питаюсь — жись удалась , толстую, лоснящуюся, всем бы довольную мышь — но вот беда, намедни сыр запретили. Сырные головы гильотинировали в ГРУ. Ника молчал и только все щурился. Ты мне новые бизнес-предложения подготовил?

Гамбургеры — переименовать в расстегаи, с застежками и сразу на растяжки,в фитнес-зал. Биг-мак — в кулебяку. О четырех чичиковских углах. В один угол запечь Расмуссена Андерса. В другой Столтенберга Йенса на скале сидит, за письменным столом.

В третий — Яроша Дмытрия. А в четвертый… Ну кого бы? Может, этого контуженного, Маккейна по-нашему, Мокея , ветерана Вьетнамской кампании.

Мокея в майонез макай. Кока-колу — переписать, натурально, в квас. И перепИсать колу квасом. На открытие — попов с кадилами. Андрейсергеич читал, доканчивал с нервным хохотком: Бес с тобой, Бельмесов. На этот раз прощаю.

Наше дело правое, и мы победим! За мистическую нашу Новороссию! Не мог переносить Бельмесов также, когда при нем Тимошенко называли Ты-мошонка, а Яценюка — Яйценюх, даже дрался из-за этого со случайными прохожими не потому, что любил украинских политиков, а просто, звучало противно.

Свежее порно видео в качестве hd публикуется у нас каждый день, все видео разбито по категориям, чтобы ценителям качественной порнухи было легче ориентироваться - Супер Порно! Вы запросто сможете убедиться в этом на своем примере, посмотрев русское порно в трусиках с этой страницы, а запустить ролик можно на любом воспроизводящем видео устройстве, включая телефоны и smart tv.

Бесплатно Порно С Красавицами Анал

大掃除と言えば年末に家族総出で行い、綺麗になった自宅でゆっくりお正月を迎えるのが慣わしとされていました。. О НАШЕМ СООБЩЕСТВЕ Добро пожаловать в одну из лучших групп-библиотек, в которой собраны самые лучшие и самые интересные любовные романы и книги о любви!

Смотреть Русское Порно Видео Зрелых Девушек

Друзья! надо бы пораньше выбрать книгу на январь, чтобы было что почитать в январские праздники. Предлагаю подвести итоги года и выбрать книгу из тех, что вышли в году.

Jasmin E – Жасмин Е – звезда сквирта с огромными горячими сиськами и с маленькими сосками порно звез

Доктор Трахнул Толстым Членом Грудастую Пациентку Брюнетку

Свежее порно

Зрелая Женщина В Колготках

ЛЮБОВНЫЕ РОМАНЫ ▪ КНИГИ О ЛЮБВИ

Смотреть Грубое Анальное Порно Бесплатно

Vidmo.Org Зрелые Делают Миньет И Массаж Постаты

Порно Анальное Насилие Боль

Порно Копро Инцест Зрелые

Голая Сара Саламо заманивает к себе своими замечательными и большими сиськами голая знаменитость

Мастерски прыгает попкой на члене / Liza French Kiss (2011) HD 720p

Резвый Массаж Мужского Члена Жарким Аналом - Смотреть Порно Онлайн

Порно Ебу Бабушку Анал

Порно Видео Групповуха Зрелых Мамок

Смотреть Порно Зрелая Жопа

Порно Видео Онлайн Мамки Анал

Влияние Анального Секса На Здоровье

Смотреть Русское Порно Про Мамаш

Онлайн Порно С Большыми Сиськами

Анальное Порно Толстых Жоп

Домашние Видео Анал Порно Русское

Удивительный Анал Онлайн

Порно Со Зрелыми В Теле

Онлайн Порно Фистинг Анал Видео Бесплатно

Ограничение доступа к сайту

Милфа Порно Фото Зрелых

Большой Член Секс

Смотреть Порно Видео Член В Жопу

Большие сиськи девушки радуют агента

Популярное на сайте:

Босс Жестко Порол Ванессу С Большими Сиськами На Своем Рабочем Столе, Взамен Девушка Теперь Будет Ра
Босс Жестко Порол Ванессу С Большими Сиськами На Своем Рабочем Столе, Взамен Девушка Теперь Будет Ра
Босс Жестко Порол Ванессу С Большими Сиськами На Своем Рабочем Столе, Взамен Девушка Теперь Будет Ра
Босс Жестко Порол Ванессу С Большими Сиськами На Своем Рабочем Столе, Взамен Девушка Теперь Будет Ра

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Nilmaran 14.12.2019
Влагалище Член Сосать
Bagami 14.05.2019
Порно Фото Ебать Чужих Жен
Goltikinos 30.11.2019
Секс Видео Больница
Akizragore 18.06.2019
Ищу Анал
Voodoobar 24.09.2019
Идеальный Минет Онлайн
Tegami 18.12.2019
Зрелые Красотки
Gataxe 15.05.2019
Домашние Русское Порно Зрелых Дам
Босс Жестко Порол Ванессу С Большими Сиськами На Своем Рабочем Столе, Взамен Девушка Теперь Будет Ра

7007077.ru