7007077.ru
Категории
» » Домашнее Порно Видео - Щели Мамочки С Большими Сиськами Трещали По Полной Программе Во Время Жесткой

Найди партнёра для секса в своем городе!

Домашнее Порно Видео - Щели Мамочки С Большими Сиськами Трещали По Полной Программе Во Время Жесткой

Домашнее Порно Видео - Щели Мамочки С Большими Сиськами Трещали По Полной Программе Во Время Жесткой
Домашнее Порно Видео - Щели Мамочки С Большими Сиськами Трещали По Полной Программе Во Время Жесткой
Советуем
От: Arashilabar
Категория: Сиськи
Добавлено: 03.07.2019
Просмотров: 4607
Поделиться:
Домашнее Порно Видео - Щели Мамочки С Большими Сиськами Трещали По Полной Программе Во Время Жесткой

Посте Пары Месяцев В Тюрьме Питер Вернулся Домой И Первое Что Он Сделал - Это Достал Свой Большой Чл

Домашнее Порно Видео - Щели Мамочки С Большими Сиськами Трещали По Полной Программе Во Время Жесткой

Порно Анал Мужчине Бесплатно

Diana G – Диана Джи – Кудрявая Звезда Сквирта С Маленькими Сиськами Порно Звезда

Мастурбация девушек анальная

Она заметила орлиным глазом, что он чуть не чихнул. Не смутившись, она попробовала лоб своего ангела, заставила его выпить чай при ней. Лермонтова, забившись под одеяло, тихо сходила с ума от этой нежности. Даже в Перове, у соседа Кольки, пьяницы и дебошира, хватало ума без стука не входить в комнату дочери, десять лет бывшей замужем.

Сын с обожанием смотрел на маму, она поцеловала своего ангела, выключила свет и сказала тоном, не требующим возражения, что надо спать и что у него завтра доклад на кафедре. Мальчик смирно повернулся на бок и запыхтел через минуту. Лермонтова из духа противоречия потерлась о сокровище, цепко дернула его за член — никакого эффекта.

Сын выполнил волю матери, любовь к матери и Родине выше секса. Три месяца спустя мама с сыном воссоединились, а Лермонтова поехала на Кавказ в Пятигорск пить воду и лечить свою хандру. Санаторий, в который приехала Лермонтова, относился когда-то к ФСБ, потом его передали местной власти, они сделали в нем ремонт по-русски, стеклопакеты и все такое. Три дня она восхищалась природой, воздухом и водой, но потом стала хандрить без любви. Любовь была ее перманентным состоянием, прилепиться к кому-то и жертвовать себя всю было долгом ее жизни.

Прилепиться в санатории было к кому. Вокруг шныряли коммерсанты, воры и сотрудники правоохранительной системы. Все искали на свою жопу приключений. Днем все чинно принимали процедуры, соблюдали диету, жемчужные и родоновые ванны, ходили к источникам.

Но вечером весь санаторий превращался в вертеп, люди зажигали в трех ресторанах и дальних кустах так, что треск шел аж до самого Пятигорска. Лермонтова ходила по местам пребывания однофамильца и с восторгом читала себе под нос стихи Михаила Юрьевича, в который раз проклиная Мартынова, убившего ее родственника. Воздух был прозрачен и чист, мужчина напротив, кавказской наружности, бил копытами и облизывал губы; кадык его нервно ходил туда-сюда.

Он не подходил к ней, изучал откровенно и грубо — лев готовился к прыжку. Лермонтова не боялась этого льва, наоборот, поощряла его своим призывным взглядом, качество и смысл которого не вызывали сомнений.

Лермонтова оценила его стайл, и он получил за подход пятерку. Он сразу перешел на ты, рассказал о себе: Лермонтова знала нескольких мужчин в этом периоде: Гусей надо бить на перелете — так называется эта схема овладения мужчиной. Брать его надо тепленьким, пока он еще от рук не отбился. Тенгиз упал в руки Лермонтовой, как спелая слива. Они вернулись в Москву, славно зажили в его доме на Остоженке.

Кругом шумела Москва, окна выходили на храм Христа Спасителя. Лермонтова жила с Тенгизом барыней, в доме заправляла его тетка, бездетная, всю жизнь живущая рядом с ним, как нянька. Тенгиз работал мало, основным видом его деятельности было подведение нужных людей к очень нужным для решения вопросов с обеих сторон Кремлевской стены. Получал он за это неплохо, на службу не ходил.

Все закончилось в один день. Он взял деньги за контакт с министром, дело не сделал, деньги отдавать не стал, люди его предупреждали, он не понял, и его убили вечером во дворе их дома на глазах Лермонтовой люди в черном. Лермонтова впервые овдовела, ходила в черном, строго держала обряд вдовы. Брак был незарегистрирован, бывшая жена Тенгиза выгнала ее из квартиры и… опять Перово, где уже осталась только бабушка.

Родители наконец-то получили долгожданное жилье в Жулебине. В гастрономе, недалеко от дома, Лермонтова встретила странного мужика — немолодого, несвежего, волосатого и очень потрепанного. Он покупал кефир и, заметив Лермонтову, предложил нарисовать ее портрет для выставки в Нью-Йорке, куда он собирался ехать через месяц. Лермонтова не удивилась этому предложению, это с ней и раньше бывало.

В молодости ей часто это предлагали, но она не ходила — боялась художников, считая их ненормальными. Что-то помешало ей отказать этому дядьке, и она пошла с ним, как под гипнозом. Пришли в мастерскую в подвале старого дома — он был нежилой, аварийный. Когда-то там был сквот, там жила группа художественно отягощенных молодых людей, которые, самовольно заявившись, устроили притон для маргинальных персонажей, курили траву, пили, устраивали хэппенинги или просто трахались вместе и по отдельности.

Имен у них не было, только клички: Махно, Собака, тетя Маня. К ним приходили корреспонденты западных изданий и газет, которые писали о них всякую ересь, считая, что здесь рождается новое русское искусство, но, увы, ни одного Уорхолла или Магрита там не получилось. Художник остался в доме с тех времен, сделал себе имя портретами мужчин и женщин с кошачьими головами — не бог весть какая идея, но он хорошо владел пиаром и запутал много людей этими картинками, намекая, что он наследник С.

Дали, и даже сочинил историю, как они встречались и Дали дал ему авторский перстень как наследнику его художественного метода. Перстень был всегда при нем — огромный черный камень в белой оправе. Лермонтова этого не знала, но вспомнила, что видела в светской хронике этого чудака, который вещал о Дали и своих кошачьих мордах.

Рисовал он ее долго, по квадратикам на холсте с помощью проектора, тщательно прописывая все детали, потом распечатал на компьютере кошачью рожу и приставил к телу Лермонтовой — вышло хорошо. Лермонтова, любившая это дело, слегка расстроилась, но педалировать эту тему не стала, считала, что со временем научит этого Дали любить.

Лермонтова поняла, что с ней происходит невероятное: Маленький, некрасивый, полуимпотент, злобный, помыкает ею. Лермонтова мудро посчитала, что у нее прорезается новая страсть к садомазохизму. Девушка она была широких взглядов, не испугалась своих новых желаний и стала служить художнику музой, подстилкой и домработницей. Подошло время лететь в Америку на выставку.

Работы отправили, сами прилетели позже. Выставка должна была проходить в галерее бывшего русского фарцовщика, который в Америке заделался галеристом и специалистом по русскому авангарду. На Пятой авеню, как ожидалось, арендовать зал не удалось, поэтому работы повесили в культурном центре при синагоге, что не понравилось художнику.

Он не любил этот народ, хотел американского признания. Начали презентацию под вспышки телефонов с камерой, которые были у бабушек. Евреи не очень любят кошек, а здесь были кошачьи хари, но приличия нужно было соблюдать. Через полчаса все кончилось, они вернулись в подвал.

Художник все понял о себе, напился и отпиздил Лермонтову сильно. Она лежала на полу, рядом с диванчиком, где ей не было места, плакала и жалела своего гения, гладила его, он не унимался, все орал, что жиды украли у него жизнь, и в финале перед сном еще раз дал Лермонтовой в рожу за всю еврейскую нечисть в ее лице.

Ей было больно и обидно: Фима утром забежал к ним, дал триста долларов и сказал, что это все, надо уезжать в Россию и работать над новым циклом — кошки уже не канают, надо работать с собаками. Через день они съехали к Таниной подруге в Квинс, где прожили восемь месяцев на шее порядочной подруги в творческих судорогах художника, который или лежал на диване, или пил на Брайтоне с мужиками без художественных наклонностей.

Они жалели его, слушали бред о Москве и давали доллар на метро. Лермонтова стала отчетливо осознавать, что ничем помочь не может, и засобиралась домой на Родину, помня, что и эта глава ее жизни завершилась на печальной ноте. Прилетев в Москву, она обрадовалась, залегла в Перове на неделю в постель и стала думать, что делать дальше. Сделала сто звонков всем знакомым, сообщила, что жива, и один звонок оказался результативным. Знакомая подруга, работавшая на радиостанции для геев и лесбиянок, предложила ей в ночном эфире говорить с ними об их проблемах и ставить музыку определенной ориентации.

Попробовала несколько раз, ее взяли. Ей удавалась интонация сочувствия, и она стала популярной, ей писали письма, электронный адрес ее сайта трещал от фото и предложений руки, ног и других членов.

В коридоре студии она увидела молодого человека с футляром. Она остановила его и завела с ним разговор: Мальчик был пухлым, хлопал ресницами и не понимал, чего хочет эта тетка. Тетка Лермонтова быстро уложила саксофониста в свою постель, и у нее одновременно образовался и муж, и сын. Он был нежным и бесконечно глупым юношей, весь свой ум он выдувал в саксофон, а остальное время смотрел DVD и курил на балконе. Лермонтова звонила ему каждый час, беспокоилась, как он там без нее, была ему и мамой, и папой, что для него, сироты, было нелишним.

Мальчик был неконфликтный, без друзей и вредных привычек, дул в свою дудку. Таня пыталась его куда-нибудь воткнуть, но, увы, он был не Бутман; тогда она устроила его продавцом в ночной ларек, где он продавал пиво и жвачку. Днем он спал, вечером дул в саксофон и гладил свою маму-жену с нерастраченной нежностью сироты.

Лермонтова купалась в его любви, как старая блядь на пенсии с молодым жеребцом. На душе было легко и светло, ее малыш толстел от обильной еды и внимания мамы Тани, записал альбом для саксофона с табуреткой — это был Танин креатив.

Беда пришла внезапно в виде чиновника префектуры, который отвечал за строительство в округе. Он был небедным дядей, семья жила в Германии без права переписки и возвращения на Родину.

Чиновник в гей-клубе был в авторитете, его боялись, и он имел всех во все места. Глаз его упал на саксофониста, он стал его обхаживать, запутал и растлил душу несмышленышу. Мама у него уже была, он хотел папу и получил его. Папа забрал его к себе на дачу в Серебряный бор, где среди елок и берез он зажил как принц. Малыш Тане не звонил, это было запрещено. Таня смирилась с этим, чиновник объяснил ей, что ему нужнее, и дал ей десятку на новую машину. Все это мне рассказала она за одну ночь после двухлетнего необщения.

Сильная, неутомимая, она до сих пор крутится как белка, работает как лошадь, не печалится, верит в себя и свою судьбу, ждет своего мужчину, не забывая всех тех, кто был с ней.

Она любит их всех, как своих сыновей, общается с ними время от времени. Может быть, на взгляд других, ее жизнь — путанна и несчастна, но это не так. Ее счастье в них; она растворяется в мужчинах без остатка, без второго плана, падает в них, как в омут, и корабль ее все плывет и плывет!!!

Я работал в одном банке в отделе спецпроектов, руководство часто пеняло мне, что я пресекал инициативу своих сотрудников и некорректно обращался с различными посетителями, которые бомбили меня своими идеями. Я сделал выводы, и вскоре представился случай показать себя корректным и внимательным к инициативе снизу. Банк готовился к десятилетию, и был объявлен конкурс на постановку данного действия.

Я такой организации не знал и попросил выслать мне предложения для изучения. Дама предложила встретиться тет-а-тет и за пять минут изложить мне три своих эксклюзивных предложения. Я опять предложил прислать их по факсу. Дама возразила, что я воспользуюсь бесплатно ее интеллектуальной собственностью, что с ней уже не раз бывало.

Помня об обещании руководству, я дал согласие на встречу, и через десять минут в моем кабинете появилось существо лет пятидесяти, потрепанного вида, с двумя пластиковыми пакетами: На голове у нее была народная прическа типа хала, черная бархатная юбка с разрезом до бедер и белая прозрачная блузка без рукавов недельной свежести, завершал композицию лифчик под блузкой — розовый, огромного размера, потертый и желтоватый в подмышках.

Сюжет татуировки был тоже со смыслом: Пакеты она из рук не выпускала — боялась потерять авторские права на свои сценарии.

Она мне мило улыбалась и старалась понравиться. Это был ее козырной аргумент, умело срежиссированный. Предложив ей чаю, я приготовился к сеансу легкого зомбирования нейролептическим методом.

Я ее не торопил, дама пила чай с легкой жадностью; печенье и конфеты она поглощала вместе — так, ей казалось, будет сытнее. Надувшись чаю, она приступила к презентации. Мне было предложено три варианта сценария. Распутиной и ею в роли ведущей, с элементами вольтижировки на пони и с финальным проходом по нисходящему канату с подносом шампанского брют, с кульбитом и выходом на шпагат у ног хозяина банка. Я выразил сомнение по поводу шпагата, и тут же, в кабинете, она села на шпагат, не выпуская из рук своих сумок.

Подняться самостоятельно она не смогла, и я, как джентльмен, помог даме. Дама расстроилась и попыталась вяло сопротивляться, предлагая в качестве удешевления сметы убрать из меню банкета канапе, взамен она предлагала напечь пирожков с вязигой. Третий муж ее очень хвалил за это. Перешли к первому варианту. Она оставила в покое свои сумки и изобразила медведя, как гвоздь программы. Поясняя свою концепцию, она объяснила смысл этой задумки следующим образом: Мне это понравилось, но я заметил, что не хватает изюминки.

Она взяла тридцать секунд на раздумье и выдала без перехода: Я убедился, что экшн есть. Распутину тоже пришлось убрать из-за дороговизны и невнятной целевой аудитории. Этот выход был также забракован решительно.

Отчаяние дамы было невыносимым, и я решил мягко подвести итог. Я поблагодарил ее за сотрудничество и попросил подумать еще, разбудить фантазию, чтобы набросать феерию в лирико-мифологическом ключе и сделать хеппенинг.

Она удивилась, но подумала, что для дела чего не сделаешь. Щеки ее порозовели, и она стала расстегивать блузку медленно и решительно — я понял, что она понимает хеппенинг иначе, чем я, и остановил ее стриптиз в самом начале.

Видимо, в ее годы в Институте культуры это не проходили. Усталая и подавленная, она сидела в кресле и молчала, потом посмотрела мне пристально в глаза и сказала: Я возмутился, вспомнив упрек руководства, и ответил ей: Да я заебу вас звонками!!!

Она ушла, и больше я ее не видел; она была последней из могикан этого жанра, таких теперь уже и не делают! Летом в Париже жарко, кондиционеры не справляются с июльской жарой и не спасают от духоты.

Мой товарищ был спонсором этого шоу, а я продюсером. Казаки пели и плясали, французы были счастливы, что те вошли в Париж не с пиками и ружьями, как когда-то после войны го года, а, наоборот, услаждали французов на сцене за жалкие копейки.

Спонсор, мой товарищ, жил под Версалем в собственном доме с красавицей женой и двумя собаками — мопсом, которого звали мистер Паг, и дико нервной собачкой по кличке Моня. Казаки уехали в Марсель, а друг устроил ужин для близких — отметить медаль парижской мэрии за вклад в дружбу народов. За столом собралась живописная компания — друг с женой, его французский партнер, сахарный брокер с женой, моделью из Алжира, русская пара из Питера, эмигранты первой волны, живущие в Луизиане, глухой провинции Америки, мама-профессор друга из Нью-Йорка со своим бойфрендом семидесяти лет, еврейским дедушкой из Челябинска, уехавшим двадцать пять лет назад с должности замначальника литейного цеха трубного завода.

Особо привлекала одна пара — это был управляющий бизнесом моего друга, албанец из Косово с женой-израильтянкой, жившей до выезда из СССР в Белой Церкви под Киевом. Мама друга была в восторге от концерта, ей понравилось все — сын, его новая жена, Париж, дом и все вокруг, она была счастлива успехами сына, своим здоровьем и своим другом из Челябинска, несмотря на духовную пропасть между ними. С годами интеллектуальные разночтения супругов утихают, а сочувствие и добросердечие становятся главным.

Поданная вовремя таблетка важнее, читал ли или не читал человек Марселя Пруста, которого мама переводила в России в семидесятые годы. Стол трещал от еды по русскому обычаю. Вечер был теплым, сидели у бассейна на террасе, шутили, смеялись, говорили тосты по-русски в очередь, длинно, пронзительно, со слезой.

Первый звонок прозвучал, когда я вспомнил о певце Ф. Жена управляющего из Белой Церкви громко, на весь стол, заявила, что Фредди не умер, что он не гей и она видела его восемь месяцев назад в Занзибаре, где он, уйдя на покой, счастливо живет со своей женой-малазийкой и двумя прелестными детьми.

Все удивились, но из вежливости промолчали. Мне ответили, что это был сговор и постановка. Вторая тема была еще острее. Девушка сказала, что украинцы — это не южные славяне, а выходцы из Ирака, то есть потомки персов, основной тезис — это усы запорожцев, а бледность кожи — это патогенная мутация от засилья москалей. Это съесть тоже было нельзя — за столом сидел чистокровный хохол, которому не понравилось данное исследование, и он разбил в пух и прах персидское происхождение его предков, но выдвинул более яркую версию, что украинцы вообще ни на кого не похожи, что они инопланетяне и он видел под Волынью останки корабля, на котором, как на Ковчеге, по Днепру приплыли первые украинцы.

Я решил перевести тему в более спокойное русло, заметив, что албанец сидит бледный, машет своей жене, чтобы она перестала кошмарить стол своими изысканиями. Я предложил обсудить свою теорию, чем мужчины отличаются от женщин, и только открыл рот, как справа со скоростью спринтера полетело такое, что я онемел. Бывшая киевлянка, перебив меня, стала излагать теорию кратности отверстий.

Я с ужасом подумал, как теория ее перейдет в нижнюю часть тела, так как разница в возрасте гостей и религиозные отличия могли привести к непредсказуемым последствиям, но науке все под силу. Описывая свое отверстие между ног, она назвала его нежно нижней улыбкой, и я понял, что улыбаться она любит и, наверное, умеет.

Муж ее, зная за ней это мастерство, умолял ее не рассказывать ее методы. Потом был рассказ, что у нее есть третий глаз, но показать здесь ей неудобно, мне было предложено, как авторитетному эксперту, отойти за угол, где я смогу в этом убедиться. Моя жена твердо сказала, что этому не бывать, и наступила мне на ногу острым каблуком, похоронив одним уколом мои желания.

Ответный ход был стремительным — она сказала, что я гомофоб и латентный педераст. Дядя Гриша из Челябинска спросил у жены-профессора, что это такое. Ответа не получил, но не обиделся — его мучил более важный вопрос ко мне. Он услышал, что я недавно был в Челябинске, на его любимой родине, где он не был двадцать пять лет, и город и его завод снились ему каждую ночь в цветном изображении.

Его насильно увезла дочь за светлым будущим в Америку, он не хотел, замначальника литейного цеха на хорошем счету, любимый своими рабочими. Америку он не любил, не понимал языка, не любил негров, латинов, китайцев, они все вместе не любили его, но он об этом не знал.

Жена умерла, дочка с внуком переехала в Канзас, он жил один в Квинсе, брошенный и никому не нужный. В синагоге он встретил на бармицве праздник совершеннолетия мальчиков у своих дальних родственников маму моего друга, они стали жить вместе, но он был грустен всегда и мечтал о своем литейном цехе, где он два раза висел на Доске почета и мечтал о должности начальника. Человек он был трезвый, понимал, что он еврей и беспартийный и его никогда не назначат, но мечтал.

В перерыве застолья он робко спросил меня, как Челябинск, то да се, потом долго молчал, сглотнул нервно и спросил меня, а мог ли бы он после перестройки, когда отменили шестую статью Конституции о правящей роли КПСС, получить место начальника цеха.

Прошло уже двадцать пять лет, он прожил другую, новую, жизнь, и тем не менее его жизнь осталась там, среди труб и башен пролетарского Челябинска. Я твердо сказал, что, конечно, да. Его голос задрожал, в глазах были слезы, он понял наконец, что у него украли жизнь и нет счастья с обеих сторон Тихого океана.

Я вспомнил в этот момент своего папу, он тоже был заместителем, но он не мечтал быть директором, потому что знал: Он умер, не дождавшись перемен, и кто знает, что он сказал бы мне сегодня про новую жизнь.

Застолье завершилось поздней ночью, все разошлись по гостевым комнатам, у бассейна остались я и муж-албанец звезды вечера. Мы с ним выпили, он долго извинялся за супругу, за ее речи и темперамент, сказал, что она только три года такая — после взрыва в супермаркете в Хайоре, где они жили в Израиле.

Мой товарищ рассказал мне свою историю на берегу моря, в ресторане, где, кроме нас, сидели двести менеджеров по продаже химических удобрений со всего мира.

Любимое развлечение кадровых структур после окончания туристического сезона — собирать свои стада в пятизвездных отелях и поднимать корпоративный дух. Они сидели тихо, ели и пили организованно, хлопали в ладоши при выступлениях боссов и облизывали губы, предвкушая немудреный секс с коллегами. Он шутил, она смеялась, он представил себе, как у них будет, и вспомнил анекдот, когда ежик ползает по слонихе и кричит: Жил он тогда на территории бывшей советской республики, где успешно изымал из недр ископаемые и богател вместо национальных кадров.

Это не очень понравилось одному из местных фаворитов тамошнего царя. Назначено все это было в местном стрип-клубе, где мой друг любил после тяжелой недели напоить всех и одарить всех девушек зелеными деньгами.

Одна бабушка девушки из Элисты молилась на него, как на живого бога: В ту пятницу все было как всегда: Его встретил золотозубый кругломордый хозяин, пятясь толстой жопой в свои чертоги, и привел его в загон, украшенный звездами, вышитыми на диванах, с сомнительным количеством углов. Часть звезд были шестиконечными, и это всегда занимало моего товарища, он никак не мог понять эстетическую платформу этого дизайна в мусульманской стране.

Он однажды спросил хозяина, что это значит; хозяин, знавший о его семитских корнях, закатывал глаза и давал понять моему другу, что это значит для него многое.

Что он имел в виду, друг не понял, но тайна звезд между тем была, и только потом, после финала этой истории, он понял магический смысл этих знаков. Выпив сразу два больших стакана виски, он увидел двух новеньких, это были хохлушки из Полтавы, смешливые и вполне съедобные.

Особенно вкусной была одна, маленькая, с бемолями третьего размера, аккуратненькая, одетая не с местного китайского рынка, а чуть лучше: Она трещала без умолку, что она проездом, едет танцевать в Японию в клуб по контракту, здесь она отдыхает, но мой друг, назвав свою цену, сразу перевел ее в рабочее состояние, она с легкостью закончила свой выходной и начала работать своим ртом со скоростью устной речи. В это время с двух сторон уже расставили стрелков, мастеров по стрельбе в глаз белки и валивших тигра с одного выстрела.

Таких мастеров в то время был переизбыток, бизнесменов было меньше, чем тигров, поэтому их валили вместо них, так как Красную книгу для коммерсантов еще не написали, а зверей надо беречь, увеличивать их популяцию в дикой азиатской природе.

Мой товарищ тогда еще не знал об изменении своей популяции и пил свое пятничное виски с беспечной хохлушкой из Полтавы. Пожелав продолжения банкета, он повел ее в рабочие помещения клуба, где пожелал овладеть ею в полном объеме. В какой-то кладовке, где висели вяленые конские туши, он расположился с девушкой, бутылкой виски и двумя стаканами. Конина вяленая возбудила его круче кокаина, видимо, в каком-то своем перевоплощении он был конем в степях Центральной Азии. Он пошел к двери, чтобы запереть ее от греха поближе.

Он вернулся к девушке, взял стакан в руку, выпил его и потерял сознание. Проснулся он через несколько часов, ничего не понимая, с головой, которая трещала, как шаманский бубен. Он вышел из подсобки, прошел весь клуб, кругом не было ни души, вышел на улицу. Доехав на такси до своего коттеджа на территории Дома приемов местного царя, он вошел к себе в дом, где его встретил помощник с глазами, в которых был страх вселенский.

Он начал мычать, что приезжали уже все бандиты, пять раз спрашивали, где хозяин, он не знал, что и думать. Охрана уехала уже утром, из клуба все ушли, они предполагали, что он тихо свалил с телками в отель, как иногда бывало. Восстановив события, он понял, что клофелин из рук девушки из Полтавы спас его от пуль горных стрелков двух бригад, которым его заказали.

Как настоящий бизнесмен, он подсчитал дебет с кредитом. В минусе бумажник, три тысячи у. Звезды Давида в интерьере клуба и щедрая рука, насыпавшая клофелин, поломали планы его врага, который спустя много лет рассказал моему другу, как он это спланировал, где стояли стрелки и сколько ему это стоило. Он к этому времени стал очень большим человеком, с моим другом они уже помирились. Девушку, спасшую его, он больше никогда не видел, а так хотелось отблагодарить эту милую дрянь за чудесное спасение.

Это история женщины, которая уже двадцать лет бежит от войн и катастроф, но они настигают ее, как цунами, но она бежит снова, снова, потеряв разум, но не потеряв жажду жизни и человеческое достоинство. Она рассказала мне эту историю в старинном дворце сербского эмигранта, на берегу Адриатического моря липкой сентябрьской ночью при свете горящих факелов и под водку, которая лилась в меня вместе с ее исповедью не переставая.

Ночь оказалась длинной, исповедь — тоже. Рано утром, оба без сил и пьяные, мы разъехались по домам, и я, проснувшись, не поверил в реальность рассказанного и пересказываю это как сон, который был или не был. Киевская девчонка с малых лет ощущала себя особенной, отмеченной богом, оба ее родителя жили полнокровной советской жизнью, делали карьеру, времени детям не было, и ее воспитали дедушка с бабушкой и собака, живущая в доме членом семьи.

Обычные пионерские и комсомольские радости не коснулись ее, она была одна с младых ногтей, и все, что она сумела, было ее достижением. Маленькая женщина от рождения, когда ей было тринадцать, она, как Лолита, очаровала целое отделение районного КГБ, расположенное прямо против их квартиры в сталинском доме, полученной дедушкой у Советской власти за заслуги на ниве марксистско-ленинской философии в местном университете.

ОК ходила по дому, как и ее мать, голышом и совсем не стеснялась своей юношеской красоты. Оперативные работники теряли головы от нашей Лолиты, сходили с ума, некоторые, наиболее одаренные, звонили ей с намеками, остальные тупо дрочили, срывая сроки отчетов и плановых вербовок.

В классе ОК была звездой, она была смышленой, все успевала, с одноклассницами не водилась, но вела себя ровно; девочки завидовали ей, но, поняв, что она им не соперница в битве за сердца школьников, перестали ревновать ее и замечать.

Она сразу поняла, что ее ожидает в жизни, и начала готовиться к ней заранее: Дома для эффективной борьбы с вредной идеологией у него были книги, за которые кое-кому дали немалый срок. Она читала, усердно занималась, иногда гуляла с подругой из соседнего подъезда по Крещатику, где обжигающие взгляды мужчин волновали ее, и она знала, что и как с ними делать.

Первый опыт пришел в лице преподавателя пластики, заслуженного учителя страны, гордости педагогической мысли, а на самом деле закамуфлированного педофила с высшим образованием. Он с радостью поделился с ОК своим богатым опытом, дал, так сказать, путевку в жизнь молодому дарованию. Молодое дарование не подвело учителя, сексуальные упражнения вошли в обязательную программу, а иногда она сама выступала с произвольной программой, удивляя старших товарищей своей интуицией и смелостью в экспериментах.

Матери ее было некогда: Не чувствуя под собой ног, Мирон прошел через весь поселок, добрался до автобусной остановки. Через час появился автобус. Вечером парень был уже на железнодорожной станции. Ночью в общем вагоне покатил в родные края. Через двое суток, грязный, помятый, вонючий, он выходил на станции Добрин. Вот он и дома.

Пересечь дорогу, уходящую на Москву, пройти через несколько кварталов, добраться до родного двора, а там и ветхая трехэтажка — в ней живут его предки.

Они даже и не знают, что сынок их откинулся. Дверцы нараспашку, музыка орет, две красотки длинноногие в коротких юбках с сигаретами к багажнику притулились, ждут кого-то.

Рожу, хомяк, отъел, кирпича просит. Рядом с ним еще один мордоворот, сидит, в сторону смотрит. Мирон на пацанов ноль внимания, а вот на девок засмотрелся. Шутка ли, семь с половиной лет баб не драл.

А с этими телками он бы загулял, дня бы три без перерыва обеих харил бы. В штанах затвердело, напряглось. Только мыши вроде как заняты, с кобелями они. Да и видок у него, в натуре, голимый. На бомжа он беспонтового похож. Не, бабы на него не клюнут.

Ничего, завтра он приоденется и, если бабки останутся, гульнет на полную катушку. Когда Мирона оскорбляли, он забывал про тормоза. И завелся с пол-оборота, хрен его сейчас остановишь. Мирон встретил его четко отработанным ударом в печень. И тут же добавил кулаком в нос. Кровянка брызнула фонтаном, забрызгала его и без того грязные шмотки.

Мирон взбесился еще больше. Закрывая морду руками, борзой пригнулся к земле. Град ударов ногами свалил его окончательно. Мирон бил сильно, жестоко. Он мог бы и до смерти забить своего врага, да вмешался второй мордоворот. Он подскочил, высоко прыгнул вверх и выбросил вперед ногу. В спину, козел, ударил. Мирон отлетел шага на три и растянулся на земле прямо под ногами у девок. Но тут же начал подниматься. Только противник был против этого. Он снова подобрался к нему и замахнулся для удара.

На этот раз Мирон поймал его ногу и схватил его пятерней за яйца. Он давил их и выкручивал до тех пор, пока мордоворот не отключился от боли. Оба козла валялись на земле. Лежат и не дергаются. Что ж, будут теперь знать, как связываться с Мироном. Пусть город знает, что Скорпион вернулся домой! Но ничо, завтра все в цвет будет, обновку на себя прикину, бабок на карман возьму, и мы с тобой в кабак, киска, закатимся. Мирон уже уходил, когда к машине подошла темноволосая красотка в коротком облегающем платье.

Смотрит на него и глазками хлоп-хлоп. Как будто привидение увидела. Ты меня и не помнишь. Мы с тобой из одного двора. Когда тебя менты забрали, я еще совсем мелкая была, тринадцать лет. Ксюха эта — девка, конечно, отпадная.

Но блондинка ему больше по кайфу. Так что не хрен перед ней мед языком разводить. Проснулся он в девять утра. Для кого-то поздно, но не для него, на зоне их в шесть утра поднимали.

Пропащим сыном его предки считают, но все одно, обрадовались его возвращению. Ему даже тратиться не пришлось. А вот сегодня бабки скинуть придется. Прикид себе надо клевый состряпать, а это на барахолку прошвырнуться надо. На это почти все бабки уйдут. Инфляция, мать ее так, все лавэ, которое он с собой привез, обесценила. На что с блондинкой он гулять будет? Вот этот вопрос и поднял его с кровати. У предков не разживешься, сами концы с концами еле сводят.

В нищете, можно сказать, живут. В Добрине есть рынок, городской. На одной половине харчами торгуют, на другой — шмотками всякими. На вторую половину Мирон и подался. У него бабки, у купца — товар. Только он не больно-то разбирался в том, что брать. Времена изменились, и мода тоже. Сейчас больше джинсы дутые носят: Ну и кроссовки или туфли на выбор. Собственно, в чем проблема? Что носят все, то и он на себя прикинет.

Чего из толпы-то выделяться? Мирон обернулся и увидел Юрку Лишая, кента своего давнего. Бритый чуть ли не наголо, майка-безрукавка на нем, штаны спортивные с лампасами. На шее массивная серебряная цепь болтается. И накачан, бык, до предела. Раньше таким он не был. Кто они, под каким соусом их едят. А потом они как тараканы из всех щелей полезли. Видал он этих качков на зоне, под Скорпионом кое-кто из них ходил. Многое про них знает. Я в армейке два года оттарабанил, в морпехе.

Потом здесь качаться стал. А тут Фараон объявился, команду свою сколотил, весь город под себя подмял. Ну и меня в свою команду взял. Короче, я щас тут с шефом своим перетру. Скажу, мол, корешка своего встретил. Он от дела меня отмажет. А потом к тебе. Сутки гудеть будем, в натуре. Торгаш, у которого Мирон обновку присмотрел, заелозил перед ним.

Видел, с каким почтением с ним Юрка разговаривал. А того тут явно знали и побаивались. Он справил ему черные фирменные джинсы, в каких ногам простор, рубаху и туфли. В кафе Мирон откинулся на пластмассовом кресле, достал сигарету, прикурил, жадно затянулся.

Ярко накрашенная официантка в юбке до пупа добавила ко всему этому еще и салат. Лишай похабно улыбнулся и шлепнул ее ладонью по пышной заднице. Она хихикнула и убежала.

На сегодня у него стрелка сразу с двумя. Девки придут, в этом он почему-то не сомневался. Вчера он зачуханный был, но не до такой степени, чтобы от него нос воротить. Семь лет назад девки его любили, симпатягой с большим штуцером называли. Скольких он перетрахал, не пересчитать.

И этих кобыл трахнет. Только проблема — бабок нет. Может, Лишая с собой взять? От него не убудет. Тут появился хозяин заведения. Среднего роста толстячок с впалыми глазами. Он заискивающе смотрел на Лишая. И бабки, между прочим, делал. Ну тачку там купил, на квартиру приличную коплю. Ну, как бы за моральный ущерб. Я бы и больше дал, но извини, брат, не могу. Ход мысли у Лишая правильный, Мирону даже понравился. В натуре, он за него, за Горюна и Мультика зону топтал, и ничего с этого не имеет.

Вообще-то Лишай и на хрен мог бы его послать, а не тысячу долларов предложить. Ведь он сейчас в силе, серьезная команда за ним. А кто такой Скорпион? Да никто, хрен с бугра. Но Юрка никогда гнилым не был. Не завонялся и сейчас.

Прямо за столом он вынул из кармана десять стодолларовых купюр, свернутых в жгут и перетянутых тонкой резинкой. И, конечно же, растрепался, что кореш с зоны откинулся.

Мол, за него, за Лишая, у хозяина гостил. Компенсация, дескать, ему за это причитается. А ведь это немалый плюс к его авторитету. Половина ей, половина Данилычу. Но я-то вдвое меньше отстегну. Уже пять лет как в бизнесе. Там купит, там продаст, потом на валюту конкретно сел и раскрутился, обормот. От армии отмазался, не то что я. Щас у него фирма своя в Москве. Крутой босс, на сраной козе к нему не подъедешь. На нефти он крепко сидит. И в самом деле интересно.

Особенно если учесть, что Мультик перед ним в долгу. Слушай, он ведь тоже совсем недавно откинулся. Ну так чуть ли не все анашу смолили. На иглу же из них четверых подсел только он. Мирон оставил Лишая за столом одного и двинулся в подсобку. Там его уже ждала Машенька. Мило так ему улыбается. Он начал без предисловий. Пусть цветы в противогазе другие нюхают. А ему вживую нужно.

Сифилис, трипак — все это херня. И СПИД, кстати, тоже. И вообще, он ничего в этой жизни не боится. Отодрал он официантку от всей души. Ну так и не удивительно — сколько ж лет бабу не имел. Вы ведь там только туда и пихаете. А скажи, когда мужик с мужиком, это хорошо? И так же беззлобно вкатал ей оплеуху. Девка свалилась с копыт и села задницей на холодный, в опилках пол.

Проститутки — люди низшего сорта. Как петухи на зонах. Он питал отвращение и к тем, и к тем. Хотя вовсе не прочь был воспользоваться их услугами. Каким был он рослым, таким и остался. Зато, чувствовалось, крепче стал. Ну это понятно, жизнь обкатала.

Зона — это вам не курорт пионерский, там особо не разнежишься. Да и уличную закалку никуда не спишешь. А пацаном Витек был не хилым, и за себя всегда постоит, и за кентов. Ну и полез сдуру в чью-то хату. Ломало жуть как, а потом оставило. А как откинулся, так по новой. Дурак я, не надо было начинать.

Мирона о чем-то спрашивали, он что-то отвечал. А сам думал, напряженно думал. Но надолго не хватит. Он хотел не просто жить, а жить кучеряво. И он уже знал, где этим разжиться.

Но для дела ему нужен хотя бы один напарник. И, похоже, Горюн подходил. Неплохо бы и Лишая на дело подписать. Но у кореша своя команда, и его, похоже, никаким калачом оттуда не выманишь. И все же виды на приятеля иметь надо. Витек сейчас почти на нулях. А гульнуть губа у него не дура. Тем более на халяву. Но халява всегда обманчива. Сегодня у всей честной компании выходной. Ленка и Катюха в Москву собираются. В кабак их пригласили.

И Ксюше с ними хочется. Вчера она немного задержалась, не вовремя к месту сбора подошла. Пока ее ждали, случай один вышел. Мирон, сосед ее, из мест не столь отдаленных домой вернулся. И по пути Пашу с Климом зацепил. Грубостью на грубость ответил, и началось. Обоих отмутузил, да так крепко. Долго отходили, еле до столицы вчера доехали, с потугами клиентам ее с девчатами сдали.

Но это уже другой разговор. И Катюху с собой взять не прочь. А про Ксюшу разговора не было. Отчаянный пацан, прирожденный лидер. Все вокруг него крутилось.

Ксюша с открытым ртом на него смотрела, когда он мимо проходил. Высокий, худощавый, волосы черные как смоль, и глаза карие с хищным прищуром. Красавцем, правда, не назовешь. Черты лица у него неправильные.

Взгляд сильного, уверенного в себе мужчины. Жесткая, подчиняющая внутренняя сила в нем. Она волнами исходила от него, девчонки просто таяли. И она, несмышленая, влюбилась в него. Хотя что она, казалось бы, могла тогда соображать. Мирона посадили, Ксюша выросла, детская любовь потускнела. Но вспыхнула, когда вчера снова его увидела. Он стал еще выше, но такой же худой, как и раньше. И взгляд все тот же. Излучение волевое все так же разит наповал. Она смотрела на него и совсем не замечала его ужасающего внешнего вида.

Девчонки это заметили, но не придали этому особого значения. Они также поддались обаянию этого жестокого мужчины. Ему сейчас, наверное, двадцать пять. Ну почему он заинтересовался Ленкой, этой развратной потаскухой? Почему остался равнодушен к ней, Ксюше? Ведь она красивее Ленки. Такая же потаскуха, как и ее подружка. Но кто сейчас не грешен?

Обычно в выходной Ксюша никуда не ходила. Лежала себе в своей комнатке, телевизор смотрела или книгу читала. Большего ей и не хотелось. Гулять — так она и в рабочее время только и делает, что гуляет. Но сегодня ей не сиделось на месте. Подружки с Мироном будут, а она дома? Вот и заняла она сегодня после обеда место на скамейке у подъезда. Вроде как воздухом свежим подышать вышла. Так хотелось Мирона увидеть. Ведь он сосед, в одном с ней доме живет.

Его она увидела в пятом часу. Так и есть, прикид сменил, совсем неплохо обновка на нем смотрится. Прошел мимо, даже не взглянул. А она, дура, осталась ждать. Нельзя показывать, что увлечена им. Нужно оставить в себе загадку, заинтриговать его. Мужики любят, когда бабы им на шею вешаются, но воспринимают их при этом как дешевок.

Ксюша неторопливо встала с лавочки, не спеша зашагала к подъезду. И, уже войдя, со всех ног рванула вверх по лестнице. Она с подругами, с Ленкой и Катюхой. В тесноте и как будто не в обиде. Мирон всю дорогу молчал, к ним не оборачивался. И непонятно было, кому он отдает предпочтение, ей, Ксюше, или Ленке. За рулем сидел крепко накачанный парень.

Лишай у него кличка. А его хозяин, обитатель о-очень высокого кабинета, должен приять решение, от которого зависит судьба Команды. Не справятся, не выплывут - нах. Поднимутся из пепла - что ж, стране нужны кадры, боевые единицы высокого полёта. Ведь не за горами, да вот она, уже идёт, голубушка - третья нефтяная война В России, где очередь стала неотъемлемой частью национального, извините за выражение, самосознания, очередь к Нефти - самая многолюдная.

Правда, люди в ней слишком часто не слишком похожи на людей. Активный любовник имеет в жопу молодую подругу. Разучила несколько поз с новым любовником. Стройная блондинка наслаждается сексом с темнокожим любовником. Страстный любовник вставил на кухне грудастой красотке. Горячая женушка с любовником. Молодая русская жена кричит на хуе любовника при муже рогоносце. Муж с другом трахают жену по очереди. Жена поскакала на члене своего супруга узеньким влагалищем. Два члена и одна Кортни Тейлор от brazzers.

Озабоченный любовник отодрал клиентку на столе. Приятный любовник вдул двум любовницам в кровати.

Смотрите как Домашнее порно видео - Щели мамочки с большими сиськами трещали по полной программе во время жесткой ебли с любовником . Домашнее порно видео - Щели мамочки с большими сиськами трещали по полной программе во время жесткой ебли с любовником Ева Каррера (Eva Karera) Смотрите как Домашнее порно видео - Щели мамочки с большими сиськами трещали.

Худенькую Блондинку С Маленькой Грудью Была Оттрахана Толстым Членом

Категория - домашнее порно. Знойная брюнетка! 14,00 Mb (8) Домашнее порно видео - Щели мамочки с большими сиськами трещали по полной программе во время жесткой ебли с любовником Ева. с полной самоотдачей! Двойной трах -двойное удовольствие! Анал и двойные проникновения.

Порно Ролики Анал За Деньги

Посмотреть Анальное Порно

Молодую девицу поц наказывал игрушками и мощным членом

Категория - домашнее порно

Смотреть Порно Женщин С Сиськами

Найдено 13 бесплатных порно видео роликов

На Веранде Парень Вдул В Анальную Дырку Возлюбленной

Порно Фильмы Мать Сыном Аналом

Скачать Анальное Порно В Хорошем Качестве

Онлайн Порно Модели Анал

Горяченькая Знаменитость Nikki Monroe И Ее Шаловливая Подружка Сосут Член Жеребцу

Порно Анал Оргазм Нарезки

Мощнейшая Анальная Порка Для Безотказной Молодой Бляди

Армянки Красивые Анал

Скачать Эро Видео Первый Анальный Секс

Порно Зрелые Ебутся С Неграми

Онлайн Видео Первый Анал Порно Актрисы

Kyla Fox – Кайла Фокс – жаркая брюнетка с голыми красивыми сиськами порно звезда

Жгучая Брюнетка И Чёрный Член - Порно Видео Онлайн Бесплатно Без Регистрации

Хуй Латинца Был Весь В Натуральном Кремике, Когда Антуан Завершал Мастурбацию На Полу Со Своим Члено

Проколотые Сиськи

Студент С Большим Членом Балует Зрелые Киски И Кормит Спермой Лезли Зен (Lezley Zen) И Райлин Энн (R

Порно Анал Бабушек Смотреть Онлайн Бесплатно

Трахает Толстушку С Очень Большими Сиськами

Русское Порно Анал Групповое

Смотрите порно видео Домашнее порно порно видео - на ProstoPorno

Толстая задница сосет черный член - смотреть порно онлайн

Порно Канал Т В

Кейт Стронгоулстоун Трогала Свою Стоячую Грудь, А Потом Она Присела На Большого Члена Своего Парня С

Скачать Фото Зрелых Женщин

Популярное на сайте:

Домашнее Порно Видео - Щели Мамочки С Большими Сиськами Трещали По Полной Программе Во Время Жесткой
Домашнее Порно Видео - Щели Мамочки С Большими Сиськами Трещали По Полной Программе Во Время Жесткой
Домашнее Порно Видео - Щели Мамочки С Большими Сиськами Трещали По Полной Программе Во Время Жесткой
Домашнее Порно Видео - Щели Мамочки С Большими Сиськами Трещали По Полной Программе Во Время Жесткой

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Zucage 19.08.2019
Скачать Женское Доменирование На Телефон
Grozilkree 14.01.2019
Девушка В Парке Мастурбирует
Yogal 24.10.2019
Порно Видео Курьером
Fejar 09.06.2019
Индия Саммерс Видео
Nejas 05.05.2019
Фото Голых Милф
Vuzuru 04.08.2019
С Большими Сиськами Ищет С Кем Потрахаться
Домашнее Порно Видео - Щели Мамочки С Большими Сиськами Трещали По Полной Программе Во Время Жесткой

7007077.ru