7007077.ru
Категории
» » Лучшей Дрочки В Порно, Чем Мастурбация Огромными Сиськами Мачехи, Пасынку Никогда Не Приходилось Про

Найди партнёра для секса в своем городе!

Лучшей Дрочки В Порно, Чем Мастурбация Огромными Сиськами Мачехи, Пасынку Никогда Не Приходилось Про

Лучшей Дрочки В Порно, Чем Мастурбация Огромными Сиськами Мачехи, Пасынку Никогда Не Приходилось Про
Лучшей Дрочки В Порно, Чем Мастурбация Огромными Сиськами Мачехи, Пасынку Никогда Не Приходилось Про
Советуем
От: Douzil
Категория: Сиськи
Добавлено: 02.11.2019
Просмотров: 7230
Поделиться:
Лучшей Дрочки В Порно, Чем Мастурбация Огромными Сиськами Мачехи, Пасынку Никогда Не Приходилось Про

Черная мамаша с большой жопой

Лучшей Дрочки В Порно, Чем Мастурбация Огромными Сиськами Мачехи, Пасынку Никогда Не Приходилось Про

Постоянно, Когда Тэрри Трахалась Верхом На Хуйке, Её Массивные Толстые Сиськи Вертелись Быстро В Так

Дойки Голые Сиськи

Порно Попки Анал Смотреть Бесплатно

Мы вообще не едим людей. Не едим, и точка. В том смысле, что мы не откусываем от них куски. Мы лишаем их части запаса крови, и для этого необходимо укусить, или прокусить, или проколоть. Но, повторяю, мы ничего ни у кого не отъедаем. Мы ничего не отрываем резцами и не перемалываем коренными зубами. Не то чтобы я возражал против ощущения, с которым мои зубы смыкаются на этой сочной шейке, на глубине около дюйма… Особенно сейчас.

Но это должно быть добровольным актом. Чем-то таким, чем можно будет похвастаться. А не тем, что просто воспринимается как должное. Только так и никак иначе. По крайней мере, в приличном обществе. Есть наклейка на бампер, от которой меня тошнит: Настоящий вампир никогда не жует.

Цивилизованный вампир — кровосос, и это следует понимать буквально. Конечно, я не думаю, что эти тонкости имеют какое-то значение для маленького смертного, который сейчас стоит передо мной, дрожа с головы до ног.

Разница между тем, быть съеденным или высосанным досуха, в значительной степени является вопросом семантики, особенно если вы находитесь в списке меню. Так что, как я уже сказал, не будем цепляться к словам. Можно подумать, что кровь пьют ради того, чтобы насладиться вкусом! Я чувствую, что улыбаюсь, и позволяю себе улыбнуться.

Я так и не узнаю, что говорит ее мамочка — вернее, говорила. Я употребил бы прошедшее время. Я бы также предположил, что об ее мамочке теперь можно говорить исключительно в прошедшем времени: Дочурка, уже вышедшая из возраста, в котором сосут палец, но снова вернувшаяся к этой привычке. Она ревет, не выпуская его изо рта. Мама, мать, мадонна, madre. Обычно это первое слово, которое произносит ребенок.

Слово, рожденное из звука, который возникает во время кормления грудью. И в этом все: Мы — те, кто сосет. И мир навсегда разделен на тех, кто сосет, и тех, у кого сосут. И мы — я и мои друзья-вампиры — просто сделали это чуть более явным. Она смотрит на свои ножки. Большой палец, подобно ракете с тепловым наведением, устремляется в сторону рта. Я перехватываю ракету на середине траектории, моя большая холодная пятерня полностью обхватывает крошечную теплую ладошку.

Проходит минута, не заполненная ничем, кроме ровного несмолкающего шепота дождя, который проникает сквозь хвойные ветки.

Я все еще держу ее за руку, все еще могу чувствовать, как ее тепло проникает в мои пальцы, доползает почти до запястья и… стоп. В этот момент моя рука становится похожей на человеческую — по ощущению.

Моя рука начинает напоминать по ощущениям ее руку. И вот мой милый маленький сюрприз уже начинает смотреть на меня с чуть меньшим ужасом. Она повторяет это, точно заученный урок, и выдергивает руку из моей, а большой палец прячет в кулак. Ничего не могу с этим поделать: Даже продрогший до костей, с ног до головы заляпанный кровью, стоящий перед вампиром, который вдвое выше его ростом, он намерен вытерпеть столько всякой гадости… И имя, которое она имеет несчастье носить — во главе списка.

Конечно, это не была моя ночь. Я не смог правильно сформулировать запрос. Как раз в тот момент, когда я протянул руку, чтобы взъерошить ее спутанные окровавленные волосы. Маленькая мерзавка ударила меня не чем-нибудь, а двенадцатидюймовым хлебным ножом с ручкой из фальшивой слоновой кости — точно в солнечное сплетение. Понятия не имею, где она прятала этот нож. Где-нибудь, где я не видел. Возможно, следовало бы задаться более важным вопросом: Может быть, я вообразил, что у маленьких пчелок жал не бывает?

Господи помилуй, она — смертный человек в мире, полном вампиров. Будь я на ее месте, я вооружился бы всем, что только может подсказать пылкое воображение. Серебряные пули, чеснок, святая вода… продолжайте список. Не то, чтобы от этого был прок. Реально существующие вампиры не могут превращаться в летучих мышей или мух, однако мы не превращаемся и в кучу костей и пепла, если прикасаемся к распятию. Нет, если вы хотите убить кого-нибудь из нас, вам придется приложить некоторые усилия.

Отрезать вампиру голову, вырвать сердце или заманить в ловушку, чтобы он не мог укрыться, когда взойдет солнце. Но вернемся к Исузу и ее кухонному ножу. Вот куда он вошел и откуда вышел — чпок-фанк! Обычно так бьют, когда хотят одним ударом вскрыть зрелую дыню.

И звук получается очень похожий — если вы наносите вампиру удар чуть ниже пупка и чуть выше забавной штучки, которая есть у любого мужчины. Выше Исузу не достать: Максимально близко к сердцу. К счастью, там больше ничего нет. От пищеварительной системы попросту почти ничего не остается и в первую очередь это касается органов, расположенных ниже желудка. Кровь впитывается непосредственно в кровоток языка, мембраны рта и пищевода.

Так что вампир, пьющий кровь, больше похож не на того смертного, который пьет кофе, а на того, который нюхает кокаин. Это просто вопрос биологической эффективности — необходимо как можно быстрее смешать старую кровь с новой, не делая отверстий в собственных венах.

Не то, чтобы получить удар туда, куда получил его я — это не больно. По крайней мере, для меня. Может быть, благодаря слепой удаче, а может быть, благодаря обычному везению, Исузу умудрилась попасть аккурат в мой последний шрам, оставшийся от последней, почти смертельной раны.

Такой шрам есть у каждого из нас. Это одна из немногих точек, попав по которой вы не убьете вампира, но сделаете ему очень больно. У плоти собственная память, поэтому мы стараемся не распространяться о местонахождении наших последних шрамов, а если возникает необходимость, стараемся скрыть его под волосами или носим свитера с воротником под горло. Поэтому, когда я вздрагиваю, выдергивая из себя нож, это по-настоящему.

Это не игра — по крайней мере, игра состоит не в этом. Когда начинается настоящая игра, я действую не задумываясь и не планируя. Так или иначе… Мой маленький хэппи-мил ударил меня с твердым намерением нанести мне тяжкое телесное повреждение, и с этим приходится считаться.

И об этом я еще подумаю. Не сейчас, хотя мне так легко схватить ее и, помимо всего прочего, дотянуться до ее шейки. Как бы то ни было, придется произвести переоценку ситуации и возможности получить удовольствие немедленно. К тому же надпочечники этого ребенка, скорее всего, опустели. Смертная девочка лет пяти или шести, которой едва хватило роста, чтобы пырнуть меня ножом, всадила его в меня по самую рукоятку… да, хороший выброс адреналина. Но сейчас начался спад.

Я могу судить по облачкам пара, которые вырываются у нее изо рта, по той позе, в которой она стоит, по ее обмякшим мышцам — она напоминает марионетку на ниточках.

Терпеть не могу перегоревший адреналин. Этот вкус страха-после-страха совершенно омерзителен. Позже, когда она будет меньше всего этого ожидать. Позже, когда я могу напугать ее каким-нибудь иным способом. Когда это будет… забавнее. Вот что еще меня зацепило. Это давно меня угнетает. То, чего я лишился.

Кофе, шоколад, мочеиспускание, консервированные персики — все это существует для отвода глаз. Хотите по-настоящему понять психологию современного вампира?

Дикие кошки, которые вынуждены сидеть взаперти. Нам хочется поиграть с добычей, прежде чем ее убить, но мы не может. Мы живем в каменных джунглях, где решены все проблемы, но нет ни птиц, ни мышей, нет даже маленьких ящериц, на которых можно охотиться, которых можно ловить, с которыми можно поиграть, а потом убить.

Нам некого убивать, даже ради спасения собственной жизни. По крайней мере, в рамках закона. И все остальные, кто находится рядом со мной — знают они это или нет.

Мы сосем кровь из бутылочек, потягиваем ее из сифонов, осушаем до дна чашки, кружки, бокалы — и ни за одну кружку, ни за один сраный бокал не приходится бороться. Ни одна кружка, черт подери, не вызывает правильного ощущения. Конечно, кровь приправляют адреналином, но этот адреналин произведен в лаборатории, и против настоящего это все равно что консервированный сок против свежеотжатого.

А теперь взгляните на меня — мистера Счастливчика. Я только нашел настоящий свежий апельсин. Но я хочу сказать совсем другое. Я даже не собираюсь поминать кота в мешке. Вот что я говорю вместо этого:. Когда вы откладываете удовольствие на потом, вы откладываете его на потом.

И в этом состоит главная проблема. Проблема, связанная с невозможностью вкусить плодов своих усилий, заключается в следующем: Заботиться, оберегать, кормить и прятать от своих более недоброжелательных собратьев.

Этот кусок моей жизни может оказаться слишком большим — настолько, что мне будет не под силу его прожевать за раз. Но с другой стороны… Не так давно я был готов послать все это куда подальше. И не похоже, что я найду способ убить так много времени. У меня возникает ощущение, что отныне мне предстоит говорить это не раз. Что мне придется освоить новый лексикон — слова сожаления, огорчения, раскаяния. Я знаю, что совершу в своей жизни еще немало ошибок и промашек.

Но на сей раз я извиняюсь для того, чтобы остановить Исузу, которая явно вознамерилась сбежать. На момент этой попытки к бегству мы уже сидим у меня в машине. Мне казалось, что обогреватель, который работает в салоне, отбивает всякое желание оказаться снаружи, на холоде, под дождем. Не то чтобы холод и дождь беспокоили меня, но я полагал, что в тепле Исузу прекратит дергаться — или, если выражаться точнее, трястись. Что ее крошечные тупые зубки перестанут клацать — щелк-щелк, щелк-щелк.

Удивительно, как подобные вещи действуют на нервы. Таким образом, мы садимся в машину, и она снова принимается за свои обычные игры — изображает из себя тряпичную куклу, прижимаясь головой к пассажирскому окошку и заставляя его запотеть. Я подумываю о том, чтобы протянуть руку, приобнять эти чертовски хрупкие плечики — успокоить, утешить, внушить ложное ощущение безопасности. О своей безопасности я уже позаботился: На сей раз — никаких сюрпризов. Но я решаю воздержаться от заверений.

Без сюрпризов — значит без сюрпризов, а моя ледяная кожа… Да, вот что меня беспокоит. Я не хочу пугать ее. Я не хочу лишний раз напоминать ей о том, какие мы разные. О том, что мы занимаем разные места в пищевой цепочке. Таким образом, моя рука остается на прежнем месте, чтобы позаимствовать у окружающей среды немного тепла, прежде чем начать поступательное движение. Она видит, как моя рука приближается. И все равно вздрагивает.

Всего лишь коротко вздрагивает и снова превращается в Тряпичную Энн. Я похлопываю ее по мягкому плечику. Я поглаживаю ее волосы, словно успокаиваю напуганного щенка. Ей как будто наплевать. Я продолжаю, пока это не начинает выглядеть глупым, а затем отвожу руку, сдерживаясь… сами знаете почему.

То, что я делаю после этого, на самом деле делать не стоило, но вечер выдался слишком напряженный. Все было так драматично. Столько всего отложено на потом. И если разобраться, это была такая мелочь. Только-то и всего — поднес пальцы к губам и быстро лизнул их.

Всего лишь почувствовал вкус. Хотите верьте, хотите нет. Черт, она была занята тем, что пялилась в окно, хотя там ничего не было видно, и изо всех сил притворялась, что на меня не глядит. Так почему бы и нет? Я уже говорил, что вампиры всегда отражаются. Это происходит даже в моменты уединения. Например, сейчас я отражался в незатуманенном уголке окна со стороны пассажирского кресла. Все это время Исузу наблюдала за мной, таращась на меня, на мое отражение.

Отслеживая каждое движение, каждый случайный жест. Она видела, как я слизываю кровь ее матери с кончиков пальцев. Ее лапка решительно, точно дротик, устремляется к дверной ручке и начинает ее теребить. Я щелкаю рычажком на подлокотнике своего кресла, и все замки разом блокируются. Тщетно ныне-и-присно-моя тряпичная куколка дергает ручку — одной рукой, обеими, потом задирает ножку и начинает пинать мою прекрасную кожаную обшивку.

Наверно, надо что-то сказать. В такой момент один из нас просто обязан что-то сказать, и похоже, что это буду я. Если я собираюсь отложить пир на потом, проблема заключается в следующем: Я забыл, какими бывают дети. Я забыл, что они могут вбить себе что-нибудь в голову и на этом зациклиться, причем намертво…. Вероятно, укусив ее и обратив. Стоит ли говорить, что это не самая лучшая идея? Кровь, которой обрызгана Исузу, уже подсыхает, по крайней мере, становится липкой.

Осталось немного… как бы это выразиться… клеточного материала… у нее в волосах. К тому времени, когда мы добираемся туда, где должна быть ее мама, там уже не остается ничего, что можно было бы спасти. Представьте, что вы — телевизионный мастер. К вам является ребенок, держащий в руке оплавленный шнур, и спрашивает: Предательский звук, который может выдать мои намерения. По крайней мере, будущие. Мысли идут под откос. Надо разрядить обстановку, сменить тему. Это вырывается у меня само собой.

Вырывается прежде, чем я успеваю подумать, и теперь мне приходится с головой погрузиться в размышления. Однако стоит об этом задуматься, и меня переклинивает. Но Исузу — моя новая любовь, спасенная для последующего пира — уже впала в детский транс и бормочет, точно мантру:. Ее крошечные пальчики сплетены так туго, что суставы бледнеют.

Она повторяет свою мольбу, и этот тугой узел начинает вздрагивать. Ее двухцветные глазки полны слез. Прозрачных, а не розовых, какие представители моего вида выжимают из себя. Когда мы добираемся туда, где ее матушка была замечена последний раз, я высаживаю Исузу из автомобиля и помещаю в багажник.

У нее это хорошо получается — подглядывать незаметно. Похоже, это лишь одна из многих вещей, в которых приходится поднатореть, если вы — смертный, живущий в мире, полном таких, как я. Либо вы этому научитесь, либо уйдете. По дороге мы условились об условном стуке — чтобы она поняла, что вернулся именно я. Но это, по крайней мере, уже кое-что. Небольшая подстраховка, на всякий случай. Не так уж много времени понадобится, чтобы найти маму или подтвердить свою догадку. Дождь понемногу прекратился, из-за редеющих облаков выплыла полная луна, и лес вокруг меня стал голым и неподвижным.

Это смесь вечнозеленых, вечно-не-зеленых и время-от-времени-зеленеющих растений, причем последние два типа в настоящее время не отличаются друг от друга, а их ветки напоминают тощие костистые лапы. До этого вечера Исузу и ее мама жили в норе, которая в моем представлении являлась даже не лачугой, даже не развалиной. Там есть два надувных матраца — один большой, другой маленький, выложенная кирпичами яма, полная обугленных прутиков, корзина, доверху набитая грязным бельем, и пятигаллонный кувшин — как выясняется, с кипяченой дождевой водой.

В стены врыты полки, на некоторых стоят жестяные светильники со свечками внутри, в то время как на других располагается маленькая коллекция книг, на иссохших корешках можно прочесть такие имена, как Стивен Кинг, Энн Райс, Клайв Бейкер. Если бы это было комедией положений, в этом месте я бы непременно сделал замедленную съемку. Неужели, имея возможность писать собственные байки из склепа с натуры, Дражайшая Мамочка моей Исузу не могла выбрать другое чтиво?

Надеюсь, вы не собираетесь мешать людям быть людьми, но всему есть предел. Остальная часть норы заполнена упаковками от кошачьего корма, сложенных в несколько пирамидок. Исузу и ее мама, очевидно, питались отбросами. Но прежде, чем бросаться осуждать их — остановитесь.

В настоящее время рацион смертных особым разнообразием не отличается. С одной стороны, у нас нет больше гастрономов — вернее, они есть, но в них нет ничего похожего на ту же бакалею. Но ни в одном из этих магазинов вы не сможете купить молока. И, конечно, вы сможете приобрести там пищу для своих любимцев: Вампиры любят своих домашних животных буквально до смерти, а иногда дело заходит еще дальше. Конечно, превращенные в вампиров коты не нуждаются в кошачьем корме: Но чуть чаще мы все-таки предпочитаем, чтобы наши домашние любимцы жили не так долго.

Они умирают примерно в то время, когда начинают нам надоедать, и мы приобретаем кого-нибудь еще, выбирая наиболее экзотических представителей животного царства. Например, игуан, паукообразных обезьян, кошачьих лемуров. Я должен добавить, что в наше время весьма неплохо быть домашним животным — особенно тем, которое не стало вампиром. Благодаря всему, что осталось от прежних времен, когда смертные управляли миром. А именно, консервы, предназначенные для питания людей. После того, как мир изменился, мы переклеили на консервных банках этикетки и стали продавать их как пищу для своих питомцев.

Когда-нибудь нашим зверькам придется довольствоваться молотой кониной, но в настоящее время консервы для домашних любимцев — не самый скверный вариант, если вы человек, который находится в бегах и пытается сохранить жизнь себе и своей дочери. Что и приводит меня к самому печальному, что есть в этой норе — если не считать мертвой миссис Кэссиди, которая осталась снаружи. На одной из стен мать и дочь создали Алтарь Поклонения Шоколаду — другого слова не придумаешь.

Само собой, сами батончики не относятся к разряду пищи для домашних любимцев. Их невозможно купить или украсть в магазине. И это позволяет понять, откуда пришли Исузу и ее мама, где находились до того, как поселились в этой в буквальном смысле слова дыре, в пустынном, никому не известном месте, которое оказалось недостаточно пустым. Фермы, где конфеток вроде Исузу разводят для богатых, особо выдающихся вампиров, которым нравится кровь au naturel. Шоколад не входит в уравнение до самого последнего момента, до последней стадии подготовки товара перед поступлением на рынок.

Вся штука в том, что это придает крови какой-то особый, чуть сладковатый, привкус и уменьшает ржаво-соленое послевкусие. Относительно этого я не сомневаюсь. Единственная проблема заключается в том, что уровень глюкозы в крови упадет, едва ваш кровяной контейнер поймет, что ему предстоит умереть. Что до меня, то выброс адреналина — именно та вещь, ради которой я запер своего маленького донора в багажнике.

Но очевидно, люди побогаче не возражают против некоторой пассивности. Это было бы слишком, учитывая, что товар проходит предварительную обработку. Убивать выращенного на ферме ребенка, которого на протяжении недели кормили одним шоколадом — это все равно, что охотиться на животных, накачанных транквилизаторами. Или ловить рыбу в очень маленьком бочонке. Полагаю, что Исузу и ее мама, убегая, прихватили с собой столько шоколада, сколько могли унести, зная, что этого должно хватить на всю жизнь… нет, черт подери, на две жизни.

И, думаю, они придерживались этого плана не дольше, чем вампир, который зарекся пить кровь. Вот и все, что осталось от их плана — бренные останки, расклеенные на стенах их полуподземного жилища на манер старинных порнографических картинок.

Напоминание о сладости жизни — прожеванной, проглоченной, исчезнувшей навсегда. Это было первое, чем охотники могли выдать себя: Звук во мраке, где они видят, а их не видно.

До этого, думаю, они сидели в норе, в темноте, поджидая Исузу и ее маму, поджидали с обычным комплектом из скотча и непромокаемого брезента — те, кому приелась пища из термосов, выращенная в лабораториях. Они готовы ждать чертовски долго, пока в аду не похолодает.

Для них это не важно. У них есть только время и жажда крови, приправленной человеческим страхом. Они уже рассказали друг другу несколько историй о подобных убийствах, совершенных раньше, потом переглянулись… и тут она вползает в свое тайное убежище и обнаруживает их, поджидающих ее в темноте, где они видят ее, а она их нет.

Один из них говорит, что дело того стоит — оно почти всегда того стоит, а она переводит взгляд с одного на другого.

Можете считать, что они откладывают удовольствие на потом — хотя оно само явилось к ним, буквально свалилось им на голову и все еще не вполне осознает, что уже сегодня будет внесено в меню. Насколько то, что следует за этим, можно назвать кровопролитием? О да, немного крови брызнуло на Исузу — прежде, чем ей удалось сбежать. Еще была кровь, которая успела запятнать одежду ее матери — прежде, чем одежда была сорвана и развешена, почти аккуратно, на голых ветвях соседнего дерева… Да, вот и оно.

Они даже не позаботились удалиться на достаточное расстояние и поэтому не оставили синяков на ее теле, которое лежит здесь, связанное. А мы будем надеяться, что через годик получим неплохую добавку в кол-ве 10 - 15 рубликов к арплате.

Чтобы любой немец, от солдата до генерала, знал — их ВСЕХ ждет неминуемая мучительная смерть. Фашисты - они в Италии. А немцы - социалисты. Национал, правда, но тоже любили человечков в лагерях перевоспитывать. А мучительная смерть - это хорошо. Надо и всю родню вырезать до "двенадцатого колена" как учил товарища Сталина Карл Маркс Именно так и надо поступить с нынешней сворой А это одна из моих любимейших вещей.

Всего книг - томов Объем библиотеки - Гб. Всего авторов - Пользователей - В гостях у Посторонним В. Желтая птица 3 часов 9 минут назад Re: Van Levon 3 часов 55 минут назад Re: Женька погружала мои и свои пальчики в мое мокрое от соков лоно.

Сначала я ощущала нажим и потягивание моих пальцев по лону, а затем я затянула пальцы ее и свои к себе во влагалище. Трудно описать эти ощущения! Я ловила скользящие Женькины пальчики и надавливала ими, стремясь запустить их себе в лоно. Ее пальцы выскальзывали и сами стремились протиснуться к входу. То я, то она, проникали и выскальзывали пальцами из моего лона. Но вот я, наконец, схватила и грубо затолкала ее и свои пальцы прямо в лоно.

Женька, не убирай свою руку, останься!!! Но Женькины пальцы выскользнули и исчезли. Я открыла глаза и первое, что я смутно увидела над собой, это смеющееся лицо Женьки. Женька беззвучно тряслась от смеха.

Я, ничего не понимая, сменила позу и села. На меня с удивлением и восторгом смотрели Машкины глаза. Женька навалилась на меня, и уже не скрывая, громко рассмеялась. Я сидела полу — лежа перед Машкой с раздвинутыми ногами, с задранными полами халата и приспущенными трусами. Мало того, мои трусы в том самом месте были мокрыми.

А из-под распахнутого халатика бесстыдно выглядывала оголенная грудь с торчащим соском. Подняла голову и увидела смеющиеся глаза Машки и уже громкое хихиканье Женьки. Но затем не удержалась и засмеялась вместе с ними. Сквозь смех Женька говорила. Мы еще сильнее засмеялись и повалились со смехом на кровать к Машке. Потом мы, весело переговариваясь, принялись расправлять постель и приводить себя в порядок. Этот день закончился как-то радостно и празднично.

Мы накрыли ужин прямо на Машкиной постели. Я уже давно так поступала, ужинала вместе с Машкой. Для расположения еды на постели, я по случаю, купила низенький, с тонкой резьбой китайский столик на коротеньких ножках.

Поэтому мы наставили на него еду и зажгли свечи. Нам даже удалось пригубить по глоточку вина, остатки которого я долго припрятывала на кухне. Мы с Женькой болтали и я кормила Машку.

Мы все время говорили так, как будто Машка беседовала вместе с нами. Разговор шел на разные темы, но все время соскальзывал на тему секса. Расскажи, с чего ты начала? А потом начала говорить о себе. Женькины университеты Сколько себя помню, я всегда была в окружении людей, которые не были ханжами и любили искренно. Можно смело сказать, что я воспитывалась на подмостках сцены. Мама кормила меня и укладывала спать в перерывах между актами и выходами на сцену.

Я росла, как многие мои сверстницы, за сценой и спинами своих танцующих родителей. Я, между прочим, закончила ее очень хорошо. Одно время даже выступала в составе балетной труппы. Все было как у всех детей моего окружения из балетной семьи. Все о выступлениях, танцах, танцорах и, конечно же, о сексуальных отношениях.

Дело в том, что Мама рано осталась без родителей и рано вышла замуж. Можно сказать по залету. Отец был на много старше, но не бросил девочку и женился. Поэтому в семье сразу установилось правило, по которому отец гулял сам по себе и так как хотел, и надо сказать, не в чем мою мать не обижал и не упрекал. Меня он искренне любил и баловал.

А как гуляют танцоры? Женщины их сами домогаются. Часть женщин ходит на балет для того, чтобы лучше рассмотреть мужское достоинство, фигуру, попку. И конечно выбирают себе того, кого хотят, а если он не хочет, то его добиваются. Подарки дарят, ведут в ресторан. Ну, все для того, чтобы быстрей затащить танцора в постель.

Но и не только женщины любят танцоров, а и мужчины, то же. Отец мой не был аскетом и гулял то с женщинами, то с мужчинами.

Мама, была девочкой, без кола и двора, она полностью зависела от отца. А он имел вес, положение. Вокруг него поклонницы и поклонники. Маме все это приходилось терпеть, ведь я была маленькая, а специальности у нее кроме балета и танцев - никакой.

Поэтому я рано увидела такую сторону личной жизни, когда в семье не осуждают и не препятствуют флирту на стороне, не осуждают партнеров по сексу.

Ну а то, что секс был разный и многообразный, так это нормальное явление в любой балетной семье, труппе, театре. Я очень рано поняла, что все держится на сексе. Ну а как взрослеют девочки балеринки?

Они мечтают о принцах, а их еще маленькими эти самые принцы всюду лапают, тискают и пристают к ним. Особенно шокирует доступность и почти полная открытость женского тела. А затем привыкаешь и уже начинаешь не придавать этому никакого значение, то ли партнер ошибся, и рука его случайно легла на промежности, то ли он сделал это специально. Девочки начинают активно мастурбировать и флиртовать с малых лет. Некоторые девочки специально провоцируют прикосновения и сами их добиваются.

Поэтому многие девочки очень рано, чуть ли не с 10 лет уже имеют поклонников, а у некоторых из них очень рано появляются опытные любовники и вовсе не мальчики. К пятнадцати годам в трупе девственниц можно пересчитать по пальцам. Само действие в балете это эротика. Но мало кто знает обратную сторону балета. Ведь оркестр в балете не только задает ритм танцу, но и заглушает топот пуантов и шумное дыхание разгоряченных женских тел. Балерины потеют, как лошади и парфюм от них будь здоров. Поэтому мужчины и мальчики, в балете привыкшие к этому часто отдают предпочтение и привязанность своему же полу.

Впрочем, как и женщины. До какого-то времени я была в стороне от всего этого, но я росла в таком окружении, где и дома и в школе все разговоры начинались и заканчивались сексом. Я старалась не подключаться к этому, да и мама считала, что мне до этого еще очень рано. Девчонки, подружки даже стали посмеиваться надо мной.

Я оставалась среди них гадким утенком. Спать, отдыхать и слышать их бесконечные разговоры, все об одном. Хотела того я или нет, но невольно быстро просвещалась. Я вела себя так, что давала понять моему окружению, что это мне не нравится. Но в тайне, от всех, я признавалась себе, что наоборот, это все, что меня окружало, мне нравилось. Многое было пошло и не искренним, но это возбуждало мое любопытство.

Мама была для меня не просто заботливой, а самой настоящей подругой. Поэтому, когда я, подолгу стала засиживаться в туалете, она сразу поняла, что я там мастурбирую. Не ругая, меня она стала, мне объяснять, что это происходит с каждым человеком и это нормальное явление, поэтому не надо скрываться, прятаться, но и сильно показывать всем этого тоже не надо. Она откровенно рассказала мне, что тоже мастурбирует и даже рассказала как.

Девочки соперничали между собой на сцене и в жизни. Все время друг перед дружкой хвастались и безудержно врали. Особенно врали насчет своих подвигов в любви. То кто-то из них сочинял, что встречается с взрослыми парнями, а другие перебивали и врали, что они стали аж любовницами и им дарят взрослые мужчины подарки.

На самом деле никто не обращал на них никакого внимания, и они начинали флиртовать и заниматься любовью друг с другом. Как - то раз, я осталась одна в номере и не пошла с девчонками.

Мы были на гастролях и жили в каком-то старомодном доме отдыха. Девочки были полуобнажены и нежно обнявшись, целовались. Такое поведение девочек считалось в нашей среде верхом любви и нежности. Девочки старались выставить напоказ такие свои отношения. Я уже знала, что это такое, и много раз слышала от девчонок кто и с кем спит.

Они даже показывали мне на такие пары. Поэтому, я не особенно потряслась увиденным. Я отвела штору и вошла в комнату, спросила, взяла что-то у них и ушла в свою комнату. Но вечером, оставшись одна, я невольно вспоминала увиденное и меня это явно заинтересовало. Ночью я проснулась от стонов и страстных женских вздохов, которые не очень громко, но отчетливо доносились из-за стены.

Моя кровать стояла у стены соседнего номера, поэтому я эти звуки сразу услышала. Я проснулась и стала прислушиваться. Я не знаю почему, но мне захотелось слышать все, что там за стеной происходило. Я прижалась ухом к стене. Я не различала слов. Но интонация их мне была понятна. Один голос упрашивал, а другой голос настаивал. Потом голоса замерли, и я стала различать другие звуки.

Затем еще сильнее стали слышны постанывания, переходящие в негромкие возгласы и глубокие вздохи. Однако вскоре я стала терять внимание к этим звукам, так как они монотонно повторялись и мне стали не интересны.

Я отвернулась и попыталась уснуть, но возня за стеной мне все время мешала. Кроме того вскоре стоны и вздохи сменили тональность. Видно, поменялись местами, решила я. И опять тот же набор вздохов и стонов. Я уже не могла просто так лежать и представлять, что там происходит за стенкой. Я осторожно поднялась с постели, и приоткрыла свою дверь в коридор. В коридоре царил полумрак и тишина. Я осторожно, на цыпочках подошла к двери соседнего номера.

За дверьми я уже более отчетливо слышала все те же звуки. Я прислушалась и не услышала того, что кто-то вот прямо сейчас выйдет из-за поворота коридора. Я услышала шаги человека проходящего мимо. Я стояла в темноте, за шторами входной двери, боясь пошевелиться и выдать себя. В комнате стояла тишина, хотя я ощущала присутствие и дыхание девочек. Наконец я услышала шепот. Не напрягайся, лучше прижмись ко мне. Потом я услышала звуки поцелуев, шепот нежных слов более грубым голосом.

Я вся сгораю от нетерпения. Потом скрип кровати и вздохи. Сначала тихо и отрывисто, затем все громче, страстнее. Вот здесь еще раз. Затем стоны и всхлипы. Скрип кровати, шелест постели. Они под одеялом, подумала я и попробую незаметно выскочить. Я осторожно нащупала ручку двери и, пятясь, задом выскользнула, в коридор.

Все так же в полумраке. Трясущимися руками я осторожно прикрыла за собой дверь и на цыпочках заскочила к себе в комнату. Наконец за стеной я услышала те же вздохи и стоны. Осторожно и стараясь не скрипеть, я легла на кровать и накрылась с головой.

И только тогда я беззвучно рассмеялась, вспоминая свою проделку. На удивление, я быстро и сразу заснула. Они весело переговаривались, и на меня не обращал никакого внимания. А я же наоборот, отметила, что вот эта рыжая и стройная та, что с грубым голосом, а эта беленькая и вертлявая, с круглой попкой это та, которая с нежным голоском.

Довольная я ушла к себе с чувством превосходства. С этого дня я осторожно стала наблюдать за ними и если я раньше ничего не замечала, то теперь увидела многие жесты, взгляды, касания и даже быстрые поцелуи между ними.

Потом я заметила еще одну парочку, с теми же признаками влюбленности, которых я ранее не замечала. Я не только стала замечать, но и стала прислушиваться к разговорам, шуткам, недомолвкам этих пар. Я стала ловить всю информацию о мире женских взаимных привязанностей, и все время делала для себя все новые и новые открытия.

Во многом мне помогла разобраться Мама. С ней у нас всегда было все открыто и откровенно. Я рассказала ей о своих наблюдениях, и она объяснила мне, что это довольно частое явление в мире танца и балета. Она честно и очень деликатно подвела меня к теме о женской любви. Она не отмолчалась, не соврала, а честно ответила.

Да, и у нее были встречи и целовались, и обнимались, клялись в любви, и даже игрались руками. Но она не спала с женщинами подряд, как делали другие девчонки, а была влюблена только в одну балерину, с которой вместе работали в одной труппе. Эта балерина постоянно встречалась с женщинами и пользовалась необыкновенным успехом у женщин. Мама так же влюбилась в нее, и какое-то время даже встречалась с ней, а затем с балериной что-то случилось, и связь с ней прервалась.

Она знала и знает сейчас тех, кто это делает и кто только так живет. Но называть их не стала. Сказала, что я выросту и сама все узнаю. Главное, сказала она, будь искренней, не осуждай того, чего не знаешь и не понимаешь, принимай мир таким, какой он есть. Ну а если полюбишь кого, будь честной и искренней до конца перед этим человеком и собой. Она так и сказала, …полюбишь кого!

Я помню, долго не могла успокоиться, после нашего с ней разговора. Еще несколько раз просила ее пояснить, рассказать или объяснить эти стороны природы женской любви.

Время шло, я подрастала. Я уже стала влюбляться, привязываться то к мальчикам, то к девочкам. Я одинаково любовалась физическим совершенством тела обоих полов. Наконец я была приглашена на свидание одним мальчиком из старшего класса. Я долго вертелась перед зеркалом и даже немного подкрасилась.

На свидание я пришла первой и ждала мальчика целых пятнадцать минут. Он появился и мне как-то не понравился тем, что он был в обычной своей одежде и никаких признаков ухаживания я не отметила. Ни тебе цветов, не билетов. Мы довольно скучно пошлялись по улицам, и я уже замерзла. Мне хотелось писать, а кругом не было укромного места. Наконец я не выдержала и сказала, что мне срочно надо домой, а он, как назло, стал меня провожать.

Я пошла во двор какого-то дома, он за мной, я метнулась за сараи, он опять за мной. Я уже больше не могла терпеть, за сараем не оборачиваясь, я присела. Писать тихо не получилось, наоборот, из меня с шумом ударила струйка. Я никак не могла утихомирить это звук. Голову я пригнула и пыталась увидеть, куда из меня бьет эта струйка.

Когда я закончила и, выпрямляясь, подтягивала трусики, мой ухажер пригнул меня и стал тыкать мне в лицо и руки свой хвостик. Объятья сразу ослабли и я, оттолкнув его не оглядываясь, вылетела на улицу. Я с негодованием вспоминала этот эпизод и даже заплакала от обиды и его подлости.

На другой день, когда я пришла в студию я обратила внимание на то, что некоторые ребята и девчонки как-то ехидно и мерзко на меня поглядывают.

Не трудно было понять, что этот поганец им наговорил. Я поискала его, но не нашла. А когда я зашла в туалет, то одна из девчонок, что была заядлой курилкой, мне процедила в след. Пойдемте девочки, она опять будет свиребздеть. Меня как током ударило от этих обидных слов.. На занятия я больше не пошла.

Наконец пришла Мама, и она сразу увидела, что со мной что-то не то. Я в слезах, путано рассказала ей все и даже произнесла это мерзкое слово свиребз….. Мама выслушала меня, успокоила и объяснила, что не надо было на свиданье скрывать того, что девочке надо по маленькому, надо было об этом прямо сказать и все могло бы быть по-другому.

Но травля меня не утихала. Меня стали подначивать ребята. Я замкнулась, стала уходить с занятий, старалась не встречаться со сверстниками. Однако это мало мне помогало. Поганец, меня заклеймил, я становилась изгоем. Я искала с ним встречи, хотела услышать от него извинений, но он уклонялся и прятался.

Все время держался в классе, после занятий с компанией шел до самого подъезда своего дома. Само собой, меня тут же поволокли на разборки, но я сжалась, гордо держала голову и молчала. Меня отстранили от занятий и отправили домой. Наутро мы пошли на занятие с Мамой. Вот такое у меня получилось свидание.

За дело взялась Мама и ее подруги. Ей удалось добиться моего восстановления, при этом мой обидчик с треском вылетел из школы, а за ним и директор, который, оказывается, был в курсе и решил скрыть факт насилия. Само собой разумеется, что я стала героиней школы и первой леди. Все только и говорили о моем смелом поступке.

Девчонки наперебой стали предлагать мне свою дружбу, а некоторые и любовь. Мальчишки наоборот стали побаиваться иметь со мной дело.

Примерно через месяц я стала получать угрозы в свой адрес. Нетрудно было догадаться, от кого они поступали. Но я была наивной и переоценила себя и недооценила людскую подлость. Маме я ничего не сказала, считала, что сама справлюсь. О чем я потом горько пожалела. Как-то я возвращалась со школы и только рассталась с подругами, как ко мне подошли две довольно взрослые и развязанные девицы и попросили … закурить! После чего они потащили меня в подворотню, где меня уже поджидала целая компания подростков.

А дальше произошло то, что в таких случаях происходит. Двое парней схватили и стали держать меня за руки, а остальные принялись лапать, и лезть в трусы, больно сжимать и тискать мою малютку. Потом одна из девиц присела предо мной и попросту стянула с меня трусики. Я не стала терпеть и врезала ей между ног.

После того меня стали бить. По телу, по лицу. При этом один из подонков сказал, что это тебе привет от твоего бывшего мальчика. Я не кричала и не звала на помощь и это их еще больше разогревало.

Они бы прибили меня, если бы не вмешались взрослые. Шантрапа разбежалась и тут я заревела. Заревела от унижения и злости. Меня проводили до самого дома, и я быстренько стала приводить себя в порядок. Маме я ничего не сказала, притворилась спящей. А утром она заметила следы побоев на лице, и мне пришлось врать, сказать, что я упала и ударилась.

Пару дней я ходила с оглядкой, а потом успокоилась. Мне нравился один мальчик, и мы с ним встретились. Зашли в парк, сели на скамейку.

Стало вечереть, и я все ждала от него поцелуев. Надо было не дожидаться, а мчаться домой, как говорила мне Мама: Но я же, считала себя уже взрослой, мне ведь исполнилось 13 лет. Вот так началось в моей жизни самое страшное. На мою беду в парк зашли те же самые девицы и, увидав меня, сразу выскочили. Тут мне бы рвануть со всех ног, но я, же была гордая!

Я степенно встала, и мы пошли на выход, где нас уже поджидали. Вот тут я спохватилась и попыталась закричать, но мне так саданули в живот, что я вся обмякла и только замычала.

Чуть ли не бегом меня волокли все дальше и дальше в парк, и на все мои дерганья я получала удары, один сильнее другого. Меня затащили в какую-то будку и, не давая опомниться, заломили руки.

Я открыла рот, чтобы закричать, но тут, же мне в рот запихали какую-то грязную тряпку. Я дергалась, но меня не отпускали. Пока жены нет в палате у мужика к нему пришла его любовница и чтобы не вызывать подозрений она одела костюм медсестры и закрыв дверь жестко трахает его сверху лупя по лицу своими большими дойками.

Весёлые подруги подослали к грудастой мамочке настоящего кавалера с цветком в руках и сучка не стала держать себя в руках раздела его и трахнулась во все отверстия и даже пошалила в попку. Бомическая милфа только переехала в новый город и только обустраивает свою квартиру а молодой парниша помогает ей с оформлением и именно его хуй будет её трахать в этом месте. Пока тёлка орала на рабочего за устроенный беспорядок она ещё умудрялась снимать с себя платье и чувак понял что рот ей заткнуть можно только хуем и после минета ебёт её жопу.

Большегрудая мама сказала будет молчать о том что брат выебал сестру только в том случае что и она отведает крепкий хуй своего сына. Милфа с большими дойками расплачивается своей пиздой в гараже с парнем и когда входит его жена она тоже хочет полакомиться его членом. Три развратные шалавы лесбиянки узнали что такое анальная акробатика и давай в свои жопы пихать резиновые мячики и толстые мастурбаторы. Титькастая разведенка с огромным декольте пофлиртовала в официантом и спросив что у них есть особого в меню удалилась в здание чтобы потрахаться в анус.

Лучший друг сына жестко факает разведенную мамашу в анальное отверстие и испытывает небывалое наслаждение от ебли. На свингерской вечеринке мужику попалась обворожительная дама в чулках и помяв её натуральные дойки он глубоко засадил ей в пизду. Сиськастая мамка в эротическом белье никогда не отказывает своему поклоннику даже когда он просит ебаться в попку. Когда дома поселился друг сына разведенная милфа одела своё сексуальное бельё и совратила парня на шикарный секс.

Парень подсматривал как мама с подругой смотрели камасутру и тёлочки решили что он поможет им снять сексуальное напряжение своим юным членом.

Ни для кого не секрет, что мужчины сходят с ума от большой груди. С этим ничего не поделаешь – это абсолютно нормальный инстинкт, который заложен природой. Не став отступать, молодой человек медленно вставил хрен в анал брюнетки, не спеша проталкивая его вперед все больше и больше, а дойдя до самого основания, задвигал им внутри быстрее прежнего, что быстро заставило спутницу кончить и влюбиться в смелого товарища.

Порно Чулки Зрелые

Порно и секс видео ролики mp4 в хорошем и HD качестве на компьютер, мобильные телефоны (Айфон, Андроид) и планшеты (Айпад). Блондинки в порно, Грудастая женщина с огромными сиськами красиво занимается грязным сексом с маленький дилдо на шикарной кровати. Девушка и мачеха, наслаждающаяся состоящим из трех лиц сексом на диване. у.

Порно Онлайн Анальный Секс Бесплатно

Свежее порно видео в качестве hd публикуется у нас каждый день, все видео разбито по категориям, чтобы ценителям качественной порнухи было легче ориентироваться - Супер Порно! Порно видео HD cмотреть порно онлайн бесплатно ГИГПОРНО переехал на 7007077.ru! Уже очень давно старейший порно сайт "GigPorno" отбирает новое видео закачивая свежее порно дней в году 24 часа в.

Порно Видео Русская Мамка С Большими

Порно Лесбиянки Торрент Бесплатно, Порно Фото С Клизмой, Порно Фильмы Про, Частное Порно С Проституткой Онлайн, Негр И Зрелая Порно Онлайн, Секс В Такси Скрытые Съемки, Порно Фильмы Онлайн Смотреть Лучшее, Молодая Девушка Порно. Не стоит сомневаться, что эта порция порно роликов удивит и возбудит вас, так как девушки ни при каких обстоятельствах не оставляют свои дела незавершенными.

Порно Огромные Члены В Худых Анал

Свежее порно

Порно С Пьяной Мамкой В Лесу

Секс фото дам с большими сиськами

Кончил В Анал Своей Бабе

Порно Фото Зрелых В Сапогах

Скачать Бесплатно Фото Порно С Сиськастыми Девчонками

Худые Худые С Большими Сиськами Порно

Молодую Блондиночку Долбят В Два Члена

Член Не Может Зайти Там Все Сухо

Большие Подтянутые Сиськи Порно Видео Hd

Eden Petty – Эден Петти – очаровательная русская порно звезда с упругими сиськами порно звезда

Парни всовывают большие члены в глубокую глотку Desire Moore перед фото камерами порно фото

Жесткий анальный кастинг

Смотреть Порно Спящие Мамаши

Матурка напала на член молодого человека

Порно Русских Зрелых Мам Бесплатно

Начальник Дает Твердый Волосатый Член В Рот Замужней Девушке Брюнетке

Порно Худые Or Сиськи Or Грудь

Порно С Мамой Анал Русский

Чернокожий Мужчина Порет Двух Сиськатых Шлюх

Ебут Девок С Большими Сиськами

Мультики Порно С Большими Членами

ГИГ порно в душе видео смотреть HD порно бесплатно онлайн

Учит Сосать Член Порно Онлайн

Мамкина Благодарность / Mellanie Monroe In My Friends Hot Mom (2019) Hd 720p

Студент Засунул Член В Волосатую Пизду Мамки

Смотреть Анальное Лесбийское Порно

Популярное на сайте:

Лучшей Дрочки В Порно, Чем Мастурбация Огромными Сиськами Мачехи, Пасынку Никогда Не Приходилось Про
Лучшей Дрочки В Порно, Чем Мастурбация Огромными Сиськами Мачехи, Пасынку Никогда Не Приходилось Про
Лучшей Дрочки В Порно, Чем Мастурбация Огромными Сиськами Мачехи, Пасынку Никогда Не Приходилось Про
Лучшей Дрочки В Порно, Чем Мастурбация Огромными Сиськами Мачехи, Пасынку Никогда Не Приходилось Про

Поделитесь впечатлениями

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Tazuru 13.04.2019
Секс Видео 80х
Meztigor 11.07.2019
Самая Крутая Порнуха Бесплатно
Vudorr 01.05.2019
Порно Пьяные В Деревне
Meshicage 14.03.2019
Порно Видео Бесплатно Изнасилование Невесты
Лучшей Дрочки В Порно, Чем Мастурбация Огромными Сиськами Мачехи, Пасынку Никогда Не Приходилось Про

7007077.ru